Вирус в коровьей шкуре

17 марта 2001 в 00:00, просмотров: 762

Видимо, не зря Шурик в “Кавказской пленнице” “прививал” от ящура Труса, Балбеса и Бывалого. В последние дни с экранов телевизоров только и слышно о симптомах этой болезни у человека. Сообщают даже, какая сыпь может появиться на пораженных участках кожи. Так можно заразиться этим вирусом через мясо и молоко больного животного или все-таки нет? Классические учебники по ветеринарии утверждают, что человек в принципе может страдать такой хворью. Правда, в многочисленных пособиях всегда фигурирует одна и та же фотография больного ящуром ребенка.

Сотрудники единственного в России Института защиты животных Минсельхоза, которым постоянно приходится работать с инфекционными вирусами ящура, а порой и с самыми экзотическими из них, не могли припомнить случай, чтобы у кого-то из специалистов облез язык, не наблюдалось у них и других клинических признаков проявления этого заболевания. “За двадцать лет борьбы с ящуром на всей территории России я не встречал ни одного случая, когда бы болезнь передалась от животного человеку”, — вторит коллегам доцент кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней Академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. Скрябина Анатолий Андреевич Глушков.

Итак, о коровьем бешенстве все уже позабыли. На слуху новое ползучее словечко — “ящур”. Европа в панике. Сжигали-сжигали больных ящуром коров, свиней и овец в Англии, а вирус возьми и перекинься на континент. Что же, удивляться здесь нечему: “крылатый микроб” может подниматься на высоту до 20 км и “планировать в свободном полете” бог знает сколько времени. Куда его дальше занесет ветром — не знает никто.

“Ящурное” мясо можно купить, съесть и не заметить “добавки”. По внешним признакам, цвету и запаху “больное” мясо не отличается от обычного. Кстати говоря, как выяснили репортеры “МК”, службы санитарного контроля на наших рынках не способны выявить возбудитель ящура. Это под силу лишь крупной лаборатории специализированного института.

— На срезанном с костей мясе вирус живет три дня, в костном мозге — до трех месяцев, — рассказывает доцент Глушков. — Но ящур — не коровье бешенство. Вирус моментально погибает при тепловой обработке. Даже если вы съедите бифштекс из мяса больного животного, что, конечно, маловероятно, поверьте, ничего страшного не произойдет. Молоко специалисты в “неблагополучной зоне” рекомендуют кипятить...

— Ящур опасен тем, что наносит большой экономический ущерб, — объясняет доктор ветеринарных наук, заместитель директора Института защиты животных по научной работе Валерий Михайлович Захаров. — Что до Британии, то там ситуация была прогнозируема. Англичане считают, что у них островная страна, а потому можно ограничиться строжайшими карантинными мероприятиями и не проводить вакцинацию.

Вирус ящура, как и вирус гриппа, весьма многолик. Существует семь типов ящура, в каждом из них еще множество подтипов... Англичане считают, что предохранить скот от всего этого многообразия невозможно. Поэтому основной метод профилактики в Англии, как и во всей Западной Европе, — убой скотины...

“Если бы мы в 60-е годы — в период массового заражения скота ящуром — пускали все поголовье под нож, — пожимает плечами Анатолий Глушков, — вообще бы остались без молока и мяса... Ящур не лечится. Животное либо переболевает и выздоравливает, либо погибает. Летальный исход — 2—3%”.

— Как же нам теперь удается избегать случаев массового заражения животных?

— Мы вакцинируем 6% крупного и около 18% мелкого рогатого скота, этого вполне достаточно, — говорит Валерий Захаров. — Специальные компьютерные программы помогают анализировать, какой из подвидов вируса ящура может быть занесен на нашу территорию. В этом году, например, мы прививаем животных против двух основных возбудителей.

В России за последние 10 лет было всего четыре вспышки. Последняя случилась в апреле прошлого года в Приморском крае. На элитной свиноферме пришлось уничтожить все поголовье породистых свиней. “Неблагополучной” зоной считается Северный Кавказ, тут сказывается близость Турции и Ирана, вся территория, прилегающая к границе с Китаем и Монголией, вплоть до Приморского края. Как выяснили репортеры “МК”, занести куда-то вирус ящура — проще пареной репы. На растениях, которые используются в качестве корма скоту, он может сохраняться до шести месяцев.

Пока европейцы трясутся от страха перед вирусом, репортеры “МК” решили полюбоваться на него своими глазами и отправились в Музей ящура. Не удивляйтесь, есть и такой, причем совсем недалеко от Москвы. Ценные экспонаты берегут здесь как зеницу ока. Холодильники, где хранятся различные подвиды ящура, подключены к пульту круглосуточного слежения за температурой — а то, не дай бог, согреются и погибнут. В больших морозильных камерах при минус семидесяти градусах в несколько рядов стоят маркированные емкости. Вскрываем пломбу с одной из них. Вставленная внутрь колба тщательно опечатана.

— Видишь, — показывает на матовую поверхность сопровождающий меня консультант, — на кусочках кожи в специальном растворе “сидит” вирус ящура.

Переходим от одного экспоната к другому.

— Этот — настоящий маньяк-убийца, не одну тысячу душ загубил в Поволжье, — показывает на опечатанный металлический контейнер мой собеседник. — А вон тот косил рогатых в Британии, здесь у нас сидит выходец из Латинской Америки, в России его никогда не было... В нашем музее собраны душегубы со всего мира.

Коллекция штаммов вируса ящура пополняется не один десяток лет. Разновидности вируса начали привозить со всего мира на территорию тогда еще засекреченного Института защиты животных в 1963 году. Можно сказать, что в существующем музее представлена сегодня вся эволюция коварного возбудителя. Бывает, что образцы определенного вируса извлекают из контейнеров для исследований. В институте в специальных зонах группы животных, дай бог им здоровья, проходят после вакцинации контрольное заражение.

Владимир—Москва.



Партнеры