ДВА СЛОВА О ДРУЖБЕ

19 марта 2001 в 00:00, просмотров: 276

  У меня есть друг. Немногие могут этим похвастаться.

     Не знаю, писал ли он когда-нибудь стихи (думаю, что писал), но давно он перешел к лучшей и, увы, меньшей части человечества — бескорыстных знатоков и ценителей поэзии.

     Я знаю, что, написав стихотворение, я могу прочитать прежде всего ему, и новые стихи мне самому становятся понятнее.

     Когда я загремел в Боткинскую, он каждый день навещал меня. И, может быть, благодаря его настроению я и выбрался оттуда в очередной раз.

     Наша дружба тянется с давних времен, но в последнее время носит характер заочности. Одно-единственное стихотворение, написанное ему ко дню рождения, я много раз уже приводил в своих колонках. Перечитывая свои старые стихи (и добавляя к ним новые), я понял, что они все имеют к нему отношение. Просто за долгое время они сложились сами собой. Как будто я ему их писал. Вот они.

     4 4 4

     Тебе лично

     Если б ты на этом свете

     Был один подвластен смерти,

     А другие, то есть мы,

     Жить все время оставались,

     Тут ни с чем не расставались,

     Избежав предвечной тьмы, —

    

     Как бы мы тебя любили!

     Что попросишь, раздобыли.

     Сострадая и скорбя,

     Начиная сразу с детства,

     Не могли б мы наглядеться,

     Наглядеться на тебя!

    

     ...Но ведь так и происходит:

     Человек один проходит,

     Мы, другие, — это род,

     Род ведет свою дорогу,

     И пока что, слава Богу,

     Он живет, живет, живет.

    

     Так что в полночи и в полдни

     Понимай, и знай, и помни:

     Ты у нас любимый гость.

     Все тебе — привет и ласка.

     Остальное — только маска:

     Равнодушье, скука, злость.

     4 4 4

     Последний день я прожил хорошо.

     Стройны его часы, как колоннада.

     Куда давно мечтал пойти, пошел

     И не пошел туда, куда не надо.

    

     Когда уже он прошумел на треть,

     Я спохватился, я расхохотался.

     Успел разок на небо посмотреть

     И кое-что доделать попытался.

    

     Не думал я, как стану умирать:

     Ведь все равно мы к этому готовы.

     Меня просили что-то там соврать —

     Я извинился: в этот день? Ну что вы.

    

     Тебя любить мне не мешала тень

     Ни суеты, ни ревности, ни сплетни.

     Я прожил хорошо последний день.

     Теперь бы мне еще один, последний.

    

     А это из новонаписанных.

     4 4 4

     Так говорят с собой самим,

     Или хоть с кем-нибудь другим.

     Под тикающими часами,

     Иль под стоящими часами.

     Приходится, как дураку,

     Лежать с открытыми глазами,

     Или с закрытыми глазами.

     Из слова складывать строку.

    

     Любое слово, скажем, “Здравствуй”

     Там произносит странный гость.

     При плотно сложенных пространствах,

     Пробитых временем насквозь.

    

     Если ему, как и всякому, иногда бывает грустно, то он считает делом особой чести никогда в этом не признаваться.

     4 4 4

     Не жалейте времени для сна.

     В каждой малости — своя система.

     Лишней не бывает эта тема.

     Как она становится ясна!

    

     Иногда нам снится, что мы спим.

     Но ведь это правда? Только снится?

     Побываем в дальних заграницах.

     В лагере — свобода нам приснится...

    

     Есть своя со скрипом половица —

     Но ведь мы ее не отдадим!

     Р.S. Все эти строки я пишу о своем друге Сергее Александровиче Ниточкине — блистательном публицисте родной газеты. Это ему (хоть и запоздалое), но поздравление с днем его рождения.



    Партнеры