МОСКВА СОРТИРОВОЧНАЯ

20 марта 2001 в 00:00, просмотров: 163

  В ЦДХ открылся Московский международный художественный салон. 5000 квадратных метров, 500 художников, около 20 экспозиций стран СНГ, Москвы, Питера и Академии художеств. 13 некоммерческих проектов. Цветной каталог и подробный путеводитель. Устраивает салон Международная конфедерация союзов художников (МКСХ).

     Искусство никогда не врет. По крайней мере фальшь в нем проявляется сразу. И четвертый по счету салон в ЦДХ тому пример. Как ни крути — провальная эта идея: производить сортировку творческих организаций по принадлежности к политическому союзу. Натянутость мероприятия чувствуешь сразу, как попадаешь в центральный зал номер 8. Ау! Люди! — огромное пустое пространство сбивает с толку. Картины-то где? А картины, оказывается, попрятались по углам, и так их мало на квадратный метр, и безликие они какие-то (не все, отмечаю особо). Вот и думаешь — ну зачем тянуть за уши то, что так трудно соединяется. Уже четвертый раз мы слышим одно и то же: таможня не дает добро. И получаем экспозицию из Киргизии в сиротском виде: три портрета старушек, один — лошади и несколько статуэток. Остальное застряло на родимой таможне. Грустные киргизы, еще более грустные зрители. А академия — та лучше бы вообще не участвовала. Открыли себе музей на Пречистенке, и замечательно. В ЦДХ представлены пейзажи одного художника — даже имя не буду называть. Более убогой экспозиции я не видела давно. Видимо, все-таки исчерпаемы академические кладовые.

     Коммерческий раздел, конечно, побогаче будет. Но на то они и частники, что навострились быстрее художественных союзов спонсоров искать. Хотя и здесь многие остались за бортом. Знакомые галеристы жаловались: “Ты знаешь, какие они, организаторы, заломили деньги? Сумасшедшие — 2 тыщи долларов за стенку!” А организаторы опять на пресс-конференции жаловались, что некоторых частных художников приходилось “бить по рукам” и проводить воспитательную работу. Одна художница повесила серию официозных портретов — Патриарха, мэра Москвы. А рядом поставила веселенькую скульптурку. Насилу уговорили убрать, а то сатира какая-то получается. Впрочем, портрету Лужкова это все равно не помогло. Нет, все хорошо, но почему нос-то с горбинкой?

     В общем, салон вышел какой-то противоречивый. В одном месте пустота, в другом — экспонаты друг на друге стоят или висят. Здесь почти убогость, там — роскошь, чаще купеческая. Для тех, у кого “жизнь удалась”. Лишь редкие произведения вызывали действительный интерес. Как, к примеру, новая весьма натуралистичная скульптура Дмитрия Тугаринова “Древо жизни, или Москва сортировочная” — название прямо в корень (по поводу всего салона). На обрубке ржавой канализационной трубы, как на дереве, расположилась обнаженная схема сортирного хозяйства многоэтажного дома. Как будто случилось землетрясение, рухнули стены, а там, в сортирах, люди — мечтают, читают и... что там еще делают-то? Сам скульптор был уподоблен своему произведению — играл роль сантехника. В сандалиях на босу ногу, в тельняшке и с авоськой в руках бородатый и лохматый Тугаринов чесал затылок и думал тяжкую думу — куда бы ему еще пришпандорить миниатюрную ванну из авоськи.

     И все же одна позитивная (если можно ее так назвать) штука случилась на салоне. Впервые в нем участвует творческий союз Эдуарда Дробицкого. А помнится — была у этого союза с конфедерацией чуть ли не поножовщина. ОМОН, помнится, вызывали, когда оба союза делили имущество. И ничего — теперь мир-дружба. Впрочем, как же можно отказать Эдуарду Дробицкому — ведь с некоторых пор он не просто академик, но еще и член президиума Академии художеств. Большая шишка.

     Художественный салон в ЦДХ закроется 25 марта.

    



Партнеры