Слепила из того, что было...

23 марта 2001 в 00:00, просмотров: 397

“Рожденный Пугачевой петь не может” - одна из последних недобрых шуток КВНщиков, вырезанная, говорят, из эфира (и совершенно, между прочим, зря, потому как вполне интеллектуально, изящно и смешно!) не только по соображениям политкорректного свойства, но и потому, мол, что нет никакой уже мочи выслушивать тысяча и первую вариацию все на ту же тему. Дескать, критическая масса зашкалила разумные пределы — семейство поминают через раз, как будто и пошутить больше не о чем, как будто жизнь сошлась, понимаешь, в этой точке клином и нет у нас других объектов, достойных столь же чувственного юмора, равно как и пристального внимания...

“Звуковую Дорожку” тоже, знаете ли, периодически подалбливают — с самых разных, причем, сторон, даже в Паутине — за чрезмерное якобы внимание к вышеназванным персонажам — к мадам, то бишь, Пугачевой, мужу ее Филиппу (за этого в особенности!) иже с ними.

“А что делать?!” — хочется иной раз всплеснуть ручонками. “ЗД”, что ли, или несчастные КВНщики, лишь препарирующие сугубую очевидность бытия, виноваты в том, что стародавняя чья-то прибаутка: “Как не остановить бегущего бизона, так не остановить поющего Кобзона” — сейчас гораздо более применима в отношении сиятельной поп-семьи. Причем если Иосиф Давыдович действительно только пел, то эти умудряются сопровождать творческие усилия обоймой светских аксессуаров и очень содержательных атрибутов, мимо чего, разумеется, просто так пройти, не заметить — не то что невозможно, а в высшей степени неправильно. Хоть тресни! И потом — все лучше, поди, чем каждый день глазеть на угрюмое президентское чело в ожидании анонса очередного мочилова в каком-нибудь сортире. По этому поводу даже никто не возмущается, хотя, право, куда ни плюнь, все Путин да Путин и немножко Зюганова. Вот где противно-то на самом деле...

Впрочем, весь этот плач Ярославны “ЗД” затеяла не специально. Просто немного накипело. А речь, собственно, о другом — о Кристине Орбакайте, извините. У нее случилась большая премьера на главной, разумеется, сцене эстрадного бомонда — в ГКЗ “Россия”. Народу собралось выше крыши. Настолько выше, что продюсер последнего Кристининого лейба “Nox Music” Иосиф Пригожин ошалело метался по переполненному залу, пытаясь распихать на случайные места гостей-безбилетников, и все время причитал: “Когда не продаешь зал — плохо, когда продаешь — тоже плохо”. Вечное, в общем, шоу-бизовское счастье...* * *Несмотря на КВНное предупреждение, рожденная Пугачевой Кристина Орбакайте все-таки смогла запеть. И, надо сказать, преуспела в этом начинании. В отличие от большинства наших певиц ее профессиональное певческое умение прогрессирует от раза к разу, причем в той самой степени, которая позволяет разглядеть прогресс даже невооруженным глазом и не очень натренированным слухом. Причина кроется, скорее всего, не в божественных талантах, дарованных небесами, а в колоссальной трудоспособности этой болезненно хрупкой, не в пример mamane, девушки. Чаще всего в последние годы, если и приходилось по случаю сталкиваться с г-жой Орбакайте, то она, как правило, либо торопилась на уроки вокала, либо возвращалась с них. Голос — ведь инструмент, который надо ставить и тренировать. Тогда и при хилых данных можно достичь весьма похвальных результатов. Данные у Кристины в этом смысле были крайне хилые, но усилия не пошли прахом, а честный труд воздался сторицей. Это вполне заслуживало аплодисментов, которые звучали под “российскими” сводами.

Собственно, а что Кристине оставалось делать? У 28 панфиловцев позади оставались Москва да отряд карательного СМЕРШа, потому отступать, даже при желании, было некуда. У Орбакайте Москвой и СМЕРШем, как “два в одном”, всю жизнь маячит за спиной монументальное изваяние собственной матери и понимание, обретшее статус семейного консенсуса, — уж коли назвался груздем, полезай в кузов да не облажайся. И не столько сам по себе. Ставка круче — честь Фамилии и ее матери-основательницы.

Хотя, к счастью и к несказанному облегчению “ЗД” (все-таки неровно дышащей на Примадонну), убийственный афоризм “Природа отдыхает на детях великих родителей” — в данном случае если и материализовался, то совсем чуть-чуть. В том смысле, что Кристина, конечно, никогда не потянет мамин воз, ибо самодостаточна и хороша по-своему. Она, к примеру, дока в эстрадной хореографии — плясала с детства и с охотой. Обаятельна, пластична, эротична, энергична. Держит себя, на зависть многим, в отменной форме, хотя давно не девочка и рожала дважды. Пожалуй, никто не органичен так с балетом, как Кристина, — это уже не подтанцовка на фоне поп-звезды, а единый и слаженный организм, что, конечно, очень красиво. Так делают Мадонна, Бритни Спирс, так делает Кристина... Там, где нет поводов сравнивать ее с великой родительницей, все просто замечательно. Продолжай она стойко в том же духе, было бы вообще супер. Но здесь вмешалась мама... * * *Пугачевой показалось мало того, что Киркоров с каждым прожитым днем все больше обретает ее лик — в манерах, ужимках, интонациях, даже в образе мышления и поведения. От окончательной катастрофы спасает разве что собственная Филова харизма и принадлежность его к другому все-таки полу. Теперь Пугачева вознамерилась слепить по собственному образу и подобию дочь.

“Кто, скажи, из наших певиц способен на такое шоу?” — впился в меня вишневыми своими очами гордый за достижения родственницы Филипп. Сразу обломаться ожидаемым ответом жутко не хотелось, поэтому пришлось лихорадочно перебрать в голове весь известный списочек и не очень уверенно промямлить что-то про Ветлицкую. Пока Фил раздумывал над приведенным примером, раздался голос Пугачевой (она была за дверью и все слышала). “Да, да и Понаровская вроде могла. Но они оказались слишком заняты собственным образом, а не образом песни”, — по-профессорски обстоятельно расставила акценты.

Поэтому на минувших концертах Кристина вовсю создавала песенные образы, конек, не только излюбленный Пугачевой, но изъезженный ею вдоль и поперек за четверть века суперзвездности. В этих образах Кристина, не имеющая ни материнской жизненной закалки, ни ее же матерости и жилистости, иногда досадно терялась. Зато результатом режиссерско-постановочных усилий мамы стала пляшущая, словно Бритни Спирс с Мадонной, сексапильная девица, которая пыталась петь, как Пугачева.

Спеть, как Пугачева, однако, может только сама Пугачева. С каждым номером программы (вместо того, чтобы наслаждаться, понимаешь, зрелищем, которое в общем-то вполне годилось для наслаждения) организм свербила обламывающая весь кайф заноза-мысль: “А ведь Алла это спела бы лучше, сильнее, чувственнее”. На “Бесприютной душе” (в который уж раз!) вообще порывалась заголосить диким вепрем: “Почто песню такую загубила, ё-мое”.

Если бы Кристя все-таки и пела, как Мадонна, или, на худой конец, как Бритни (кстати, смогла бы вполне), то никто бы и не узнал, что и как она загубила. Ее усадили не в те сани. Это (в смысле, весь текущий репертуар КО), простите, нафталин, не спетый мамой. Так пусть она и споет. Она даже из нафталина сварганит конфетку — не хуже чупы-чупса. Кристине — изысканной, европейской, аристократичной Кристине — сподручней творить что-то сообразно своему продвинутому амплуа стильной дамы XXI века. Тогда случится гармония формы и содержания, а не трещащий по швам тришкин кафтан...

P.S. Публике, впрочем, все понравилось. Кристину усыпали цветами. Были праздничный банкет и довольная Алла. Увидеть себя со стороны, да еще такую молодую и худую — разве не повод для именин сердца?



    Партнеры