Игра на троих

24 марта 2001 в 00:00, просмотров: 415

Президент Путин прилетел в Стокгольм всего на восемь часов. Впервые Президента России пригласили на саммит руководства Евросоюза. В этом году председателем ЕС стала Швеция. И премьер-министр Перссон приложил много усилий для того, чтобы именно в Стокгольме Путин оказался среди своих пятнадцати европейских коллег.

Как и всякий город, куда приезжает слишком много руководителей, Стокгольм оказался забит машинами с мигалками, которые сопровождают делегации в самые разные точки города. Поездка от гостиницы до центра, где происходит саммит, заняла приблизительно столько же времени, сколько полет из Москвы до Стокгольма. Страны разные — а проблемы одни и те же, жителям Кутузовского проспекта и Рублевского шоссе это должно быть особенно понятно.

Встреча началась на фоне того, что американцы официально объявили о высылке пяти российских дипломатов немедленно и 45 — в течение нескольких месяцев. Совершенно понятно, что объявление сделано именно в этот день не случайно. Как ни крути, у всех участников встречи в голове наверняка есть мысль о том, что американцы больше не хотят дружить с Россией. А для всего западного мира Америка — безусловный лидер. И как бы европейцы ни говорили о своей самостоятельности, сбрасывать со счетов факт ухудшения российско-американских отношений они не могут. Более того, наверняка своим резким демаршем именно в этот день американцы рассчитывают несколько подпортить возможные результаты встречи. Для них важно, чтобы Россия, дистанцировавшись от Америки, не сохранила при этом чрезвычайно близких отношений с Европой. “Не доставайся же ты никому”.

Кроме приезда в Стокгольм Путина, о котором шла речь несколько месяцев, важнейшим событием саммита стал визит президента Македонии Бориса Трайковского. Ситуация, когда албанцы начинают разрывать Македонию, обнажила полную неготовность Европы к хоть каким-нибудь действиям. Причем эта неготовность связана не с какими-то идеологическими мотивами — здесь за албанцев, там против, а с тем, что ни у Европейского Союза, ни у ОБСЕ, ни даже у НАТО нет никаких силовых механизмов для подавления подобного сепаратизма в Европе. Изначально НАТО не ставило никаких целей, главная задача альянса всегда была — сдерживать напор с Востока. И выяснилось, что теперь механизмы силового воздействия остались только у Соединенных Штатов. Но Вашингтон после смены администрации мировая ситуация не очень волнует. Буш, который всего два раза был за границей, очевидно, не захочет посылать американских солдат в какую-то неясную ему Македонию. А в этих условиях европейцы в лучшем случае могут оказать лишь моральную поддержку македонскому президенту.

Впрочем, именно на этом и может попытаться сыграть российская делегация. Москва с самого начала предсказывала возможность “чеченского варианта” развития югославских событий. И когда начал осуществляться именно такой вариант, наши получили моральную возможность говорить: “Мы же вас предупреждали”. Соответственно предложение Москвы по отношению к албанским сепаратистам максимально радикальное, вплоть до начала совместных боевых действий против них. Любое объединение усилий Европы и Москвы в этом направлении — а это практически неизбежно — Кремлю на руку. Особенно в условиях конфронтации с США.

Недаром президент Путин, который уже сегодня вечером должен вылететь в Иркутск для встречи с японским премьером, задержал свой отлет из Стокгольма ради встречи с македонским президентом. Чем закончится встреча Путина и Трайковского, станет известно уже после подписания номера. Очевидно, что вряд ли Россия в одиночку будет активно вмешиваться в конфликт. Но в то же время понятно, что максимальную помощь, в том числе и силовую, Македония скорее получит в России, чем в Европе. И зная страх Кремля перед мусульманским фундаментализмом и возможностью широкомасштабной войны в Средней Азии, можно предположить, что какие-то конкретные обещания, например, по поставкам оружия, могут быть сделаны уже в Стокгольме. В любом случае обострение ситуации в бывшей Югославии поможет России и на саммите, да и вообще противостоять политике отделения Европы от России.



Партнеры