Когда идут часы

26 марта 2001 в 00:00, просмотров: 877

  Если вы когда-нибудь видели, как цветет сакура, то представляете этот нежный до невероятности цвет. Каким-то японским ветром занесенная в Ванкувер, сакура запеленала город своей розовой пеленкой. Может, деревья, оказавшись рядом с канадским кленом, и тоскуют по исторической родине, но на канадской земле вымахали до невероятных размеров. Весенняя сила просто прет из крепкого туловища, украшенного розовыми лоскутками. Авитаминоз ему явно незнаком.

     Не страдают авитаминозом и американцы. В последней группе последнего соревнования чемпионата мира по фигурному катанию спортивная судьба свела трех русских девушек и трех американских. В итоге Мишель Кван оказалась впереди Ирины Слуцкой, Сара Хьюз — впереди Марины Бутырской, а Анжела Никодинова — Вики Волчковой.

     Что нам делать с американцами? Чем побеждать, если все наши спортсменки показали отличное катание и — проиграли? Следующий год — олимпийский. Хозяйка Олимпиады — Америка. Где найти нашим девчонкам силы, чтобы заранее не сдаться?

     — Я должна взять себя снова в руки и опять начать работать. Буду усложнять программу, буду думать над хореографией. Мишель Кван выиграла у меня по второй оценке. Значит, судьи меня так осудили, в смысле оценили.

     Слово “осудили” выскочило у Иры на подсознательном уровне. Она была очень тактична после выступления и не позволила себе сказать ничего нелицеприятного в адрес судейской бригады. Только повторяла, что сделала в Ванкувере все, что могла, и даже больше — выполнила сложный каскад, который не давался ей в течение сезона и который не делает ни одна фигуристка в мире. А этого оказалось мало.

     Нервно это все, болезненно. И все равно — прекрасно. Такова спортивная жизнь. Таковы ее жесткие правила. Такова ее изнуряющая и волшебная интрига. Три ступеньки пьедестала в форме кленовых листков могли вместить только троих. Нам бы очень хотелось, чтобы повторилась ситуация чемпионата Европы — три ступеньки, три российских флага и один гимн на всех. Но мир не Европа. И мы знаем, как умеют американки вырывать победу почти что из рук.

     Иногда просто хочется надавать им. Ирина почти осуществила общее желание на пресс-конференции и замахнулась на Мишель бутылкой с водой. Мишель, только что рассказывающая о том, что они встречаются так часто, как будто сестры, поделилась своими эмоциями, которые она испытывала во время выступления Слуцкой. “Я смотрела и думала только об одном: упади, упади, упади!” Вот тут Ира и замахнулась — конечно, в шутку. Серебряная призерка мира еще находила в себе силы для шуток. Но, выйдя отдельно к российским журналистам, трогательно сказала: “Ничего, если я буду хлюпать?”

     В этот вечер была неподражаемо прекрасна Маша Бутырская. Мы увидели почти что безошибочное катание. Воздушная, изящная, под музыку из “Семнадцати мгновений весны”. “Это музыка из фильма, в котором рассказывается о том, как русские воевали с немцами” — строчки из официального справочника чемпионата мира. Как объяснить этим иностранцам, что популярный фильм для нас — переплетение эпох, это ностальгия по дому, отражение “загадочной” русской души и... хороший детектив? Она, как героиня детектива, держала нас в напряжении весь сезон и “выстрелила” в конце.

     — Сколько можно провожать на пьедестал других? — сказал Илья Авербух, едва отдышавшись после выступления. — Мы устали желать другим удачи. И вот удача наконец повернулась к нам лицом.

     Ирина Лобачева и Илья Авербух “сохранили лицо Родины”, вернув Россию после годовалого отпуска на танцевальный пьедестал — так оценивает третье место нашей пары канадская пресса. Не совсем дружелюбный тон канадцев понять можно. Ребята боролись с канадской парой Шеш Ли Бурн — Виктор Краатц, которую с этого года тренирует Татьяна Тарасова. Татьяна Тарасова для соперников не подарок. Она — угроза и ураган. К тому же публика неистовствовала, и судьи могли вновь, как это было в парах, помочь стране-организатору. Но все же Ванкувер провожал на пьедестал Ирину с Ильей. Искренне провожал, заслуженно.

     В целом чемпионат мира сложился для нашей сборной не самым удачным образом. К “золоту” Евгения Плющенко мы могли добавить “золото” Ирины Слуцкой и Елены Бережной с Антоном Сихарулидзе. Но поражения, которые нельзя заметить невооруженным глазом — только судейским, заставят нас идти вперед ускоренными темпами. Если мечешься в лабиринте в поисках выхода, трудно не поддаться чувству паники. Но нам не стоит бегать с выпученными от страха глазами: надо просто искать выход, вернее, грамотный вход на пьедестал. У нас в сборной отчаянная внутренняя конкуренция, которая не дает останавливаться на достигнутом. А чемпионат мира доказал и оглушительную внешнюю конкуренцию. Но кто сказал, что, например, американцам не страшно?

     А Ванкувер уже живет другими заботами. Уэйн Гретцки назвал фамилии первых хоккеистов олимпийской сборной Канады. Впервые за время чемпионата мира газеты вышли не с огромными фотографиями фигуристов на первой полосе, а с элегантным Уэйном в окружении юных обладателей формы с кленовым листком. (Кстати, “одежда от Гретцки”, которая продается не в дешевых магазинах, отличается своим стилем. Интересно было бы узнать, что носит сам Гретцки.) Канадцы говорят, что Уэйна буквально бросило в жар, когда он объявлял, что Эрик Линдрос не заявлен пока в сборную. Это стало сюрпризом для всех. За год до игр в Канаде уже вовсю бушуют страсти: исходя из каких критериев надо формировать сборную и сколько энхаэловцев должно быть в команде? Вспоминают и чехов, которые в Нагано привлекли маститых по минимуму, и русских, которые, собрав звезд, не собрали команду. Олимпийские часы уже тикают. И тикают быстро.

    





Партнеры