МАРТ, АПРЕЛЬ И...

30 марта 2001 в 00:00, просмотров: 200

  Весна начинается не сразу, не вдруг, а исподволь. Все Снегурочки получают достаточно времени растаять.

     Александр Николаевич Островский — самый московский драматург — не столько сделал, сколько подслушал прелестную сказку. С лирикой, любовью, ревностью, со всеми делами.

     Наша задача состоит в том, чтобы подобрать к ней первый и еще робкий венок стихов-подснежников.

     Даже если вдруг нам померещится слякоть, мы не первый раз живем весной. И отлично умеем к ней подобрать рифму о слезах. Слякоть — плакать. Все-таки она время детское и в конце концов веселое. Только снег иногда перекрывает все допустимые нормы. К растерянности водителей, милиционеров, дворников и городского управления.

     * * *

     Цвета снега, цвета сна,

     Цвета слабого здоровья,

     Накреняется дорога,

     Начинается весна...

    

     Хоть на старенькой “Победе”

     Спит еще лохматый снег

     Цвета белого медведя,

     Дело все-таки к весне...

    

     От потока из-под дома

     Ног не в силах оторвать,

     Хочет предгорисполкома

     Все переименовать...

    

     И, неясная, не в счет,

     Где-то вертится надежда

     Цвета “может быть, конечно,

     Вроде, как-нибудь, еще”...

     * * *

     О март, апрель

     Какие слезы

     Какие грозы,

     Что за сны?

     И в мае могут быть морозы,

     Но все равно, то дни весны.

     * * *

     Когда снега ослабевают,

     Когда их жгут со всех сторон,

     И у дождя следы бывают

     Не хуже галок и ворон.

    

     Вода зовет себя в дорогу

     В другом обличии своем.

     Мы это видим понемногу

     И смутно что-то узнаем.

    

     Когда с земли самодовольно

     Ее мы гоним, не чинясь,

     Почем мы знаем — “ей не больно”?

     Вот так же знают и о нас.

    

     Часов и дней не сберегая,

     Роняя те, что есть в руках,

     Зима куда-то убегает

     В своих заплаканных снегах.

     * * *

     Отчего твой автобус быстрей не бежит,

     Если сердце твое нетерпеньем дрожит,

     Если за поворотом свиданье,

     Разве грех — сократить ожиданье?

     Что, не в силах шофер?

     Что, не тянет мотор?

     Что, поймает ГАИ — обругает?

    

    

     Все на свете доступно...

     И ты до сих пор

     Не поймешь, что причина другая.

    

    

     Здесь

     в автобусе едет

     и кто-то иной.

     Понимаешь, такая досада —

     У него расставанье стоит за спиной,

     Надо медленней,

     медленней надо!

     * * *

     Еще любить не миновать,

     И увлечение найдется,

     Вот разве только ревновать

     Мне вроде больше не придется.

    

    

     И, значит, я не заспешу,

     Не упаду, не охромею,

     Весенним воздухом дышу,

     Особой цели не имею.

    

    

     Апрельский день везде хорош.

     Спешить, мне кажется, не верно.

     Со мною спутница — ну что ж,

     Ей в ту же сторону, наверно.

    

    

     Я все внимательней гляжу

     И понимаю понемногу,

     Что понемногу выхожу

     Один

     на позднюю дорогу.

     Все когда-нибудь кончается. Март, апрель — пожалуй, май...

    

     ПРОЩАНИЕ С ВЕСНОЙ

    

     Весна сидит на верхней палубе,

     За третьим столиком, одна,

     А волны падают

     До дна...

    

     И к ней, как бы играя тростью,

     Своею робостью поддет,

     Покачиваясь, как над пропастью,

     Подходит Ваш корреспондент.

    

     Вокруг стучат и тросы вьют,

     Оркестр странствия настраивая.

     — Вы уезжаете в Австралию?

     Мне не дадите интервью?

    

     Жара, не правда ли? Столица

     Все больше газировки пьет...

     Вы не хотите поделиться

     Последним впечатленьем от...?

    

     Ну как нашли Вы наши озими?

     А старый парк? А новый сад?

     Что думаете Вы — об осени?

     Когда Вас можно ждать назад?

    

     ...Без багажа, без провожающих,

     Сидит посередине дня.

     И сигарету мнет о краешек

     Стола, и смотрит сквозь меня.

    



Партнеры