"Косарям" закон не писан

30 марта 2001 в 00:00, просмотров: 288

Есть одна категория людей, которым весна “не в кайф”. Им она приносит лишь проблемы: нужно бегать по врачам, давать взятки и делать липовые справки. Речь идет о призывниках. Первого апреля начинается очередной призыв на военную службу, и им вновь надо думать, как отмазаться от армии.

Тем, кто не желает провести юность с лысой головой, мог бы помочь Закон об альтернативной гражданской службе (АГС). Однако канитель с “альтернативкой” тянется вот уже семь лет — и до сих пор ничего путного так и не придумано.
ПризывникиНа сегодняшний момент в Думе “висят” два законопроекта об альтернативной службе. Один, более демократичный, разработан Комитетом по законодательству во главе с депутатами Воробьевым и Рыбаковым. Другой, пожестче, — детище Комитета по обороне. У его истоков стоят председатель комитета Андрей Николаев и депутат Безбородов. Давайте попробуем сравнить их с точки зрения призывника.

Отличие первое. Оба проекта исходят из того, что замена военной службы альтернативной возможна в случае, если гражданин не может принять присягу из-за своих убеждений или вероисповедания.

По проекту Воробьева, для этого достаточно лишь письменного заявления с обоснованным указанием причин, по которым не можешь служить. Версия типа “верю в Мумбу-Юмбу, а он запрещает мне носить оружие” в любом случае не прокатит.

В проекте Комитета по обороне вам придется документально доказывать, что вы закоренелый пацифист. Хотя это и противоречит Конституции, где четко записано, что никто не обязан доказывать свои убеждения.

Второе — сроки службы. По срокам службы разногласия в законопроектах существенные. Воробьев предлагает альтернативщикам служить 36 месяцев, а для лиц с высшим образованием — 18. Николаев же настаивает увеличить срок альтернативной службы ровно вдвое против уже существующего — 46 и 24 месяца соответственно.

Если исходить из того, что солдат служит 24 часа в сутки, а альтернативщик — 8, тогда “альтернативка” вообще должна быть шесть лет...

Кроме того, альтернативная служба должна быть именно альтернативой службе военной, а не курортом для не желающих служить. Поэтому сдерживающий фактор просто необходим, чтобы призывник, прежде чем подать заявление, десять раз все продумал и взвесил. Иначе в Вооруженных Силах через год не останется ни одного солдата: ведь полтора года ходить на работу, оставаясь при этом фактически гражданским человеком, лучше, чем провести год в армии...

Третье. Территориальность. По проекту Воробьева, АГС должна проходить исключительно дома, кроме случаев, когда для этого нет рабочих мест. Николаев предлагает экстерриториальный принцип. И в том и в другом случае сроки службы вдали от дома сокращаются.

С экономической точки зрения, проходить “альтернативку” дома для бюджета менее накладно — плюс Воробьеву. Зато николаевский вариант закона позволяет призывникам выбирать, где служить. Скажем, если вы студент юридического института, то решайте сами: юрист в Воронеже с проживанием в общаге и “скошенным” сроком службы; дворник в Москве, но живете дома, или служите по полной программе как просто солдат.

Впрочем, вопрос территориальности кроме экономического аспекта несет в себе еще один: как быть со студентами?

Тут мы подходим вплотную к четвертому пункту.

Четвертое. Николаев предлагает лишить альтернативщиков права на отсрочку или освобождение от армии. Но что тогда делать с аспирантами и прочими кандидатами наук?

Пятое. По предложению Николаева допускается прохождение АГС в структурах, подчиненных Минобороны. Скажем, в военных госпиталях. При этом срок АГС также сокращается, как и при отрыве от дома. По мнению разработчиков проекта, это позволит решить проблему дефицита рабочих рук.

Спору нет, рабочих рук в госпиталях не хватает. Однако очевидно, что “альтернативка” должна быть полностью независима от военных. Сталкивать солдата и альтернативщика нельзя. Если альтернативщики будут работать в госпитале, где лежат раненные в Чечне солдаты, это породит такую махровую дедовщину, какая в кошмарных снах не снилась Комитетам солдатских матерей...Министерство обороныШесть лет Министерство обороны всячески препятствовало принятию закона, заявляя свое категорическое “нет” альтернативной службе. Оно и понятно: военные боятся остаться без единого солдата. Однако в последнее время ситуация изменилась. Сейчас МО в принципе не против “альтернативки”. Говорят, маршалу Сергееву николаевский “продукт”, разработанный совместно с военным ведомством, в целом понравился, и он собирался всячески его поддерживать. Особенно военным импонируют положения о сроках альтернативной службы и возможности прохождения ее в структурах МО.ВоенкоматыВоенкоматы в принятии закона заинтересованы кровно. На сегодняшний момент 87 процентов (!) молодых людей освобождены или имеют отсрочку от армии. Через десять лет эта цифра достигнет 93%. Военкоматы вынуждены бороться за каждого призывника, в том числе и привлечением их к АГС. А уж где “молодой” будет проходить службу — в рядах Вооруженных Сил или на гражданке, — им совершенно безразлично, лишь бы выполнять план. Согласно социологическим опросам, с введением альтернативной службы число призывников возрастет на 30%.

Сегодня же военкоматы вынуждены либо предоставлять в качестве альтернативной службу в железнодорожных войсках или войсках МЧС, что не устраивает альтернативщиков, либо судиться с ними как с отказчиками. Что не устраивает военкоматы.Чечня     Это самое больное место обоих законопроектов. Учитывать или нет то, что происходит в Чечне? Как найти “альтернативу” войне, каким трудом можно заменить ежедневный риск и окопную жизнь? Ни в одном из предложенных вариантов четкого ответа нет.

Зато, по мнению депутатов, можно предоставить “альтернативку” чеченской молодежи. Ведь призвать их “под ружье” военные не в состоянии. И именно они, бездельно шатающиеся по Грозному молодые волки, ставят фугасы за деньги боевиков. Почему бы им в таком случае не платить за восстановление домов в республике? Военные — двумя руками за, но все опять упирается в отсутствие законодательной базы.Правозащитные организацииВ общем, как видно, закон нужен всем. Пожалуй, единственные, кому он не нужен или даже вреден, — всевозможные правозащитные организации, специализирующиеся на “отмазке” призывников от армии. Из сложившейся ситуации они научились извлекать свою выгоду.

На данный момент ситуация с “альтернативкой” — патовая. Конституция предоставляет право на замену военной службы альтернативной, но регулирующего этот процесс закона нет. Что из этого получается? А получается, что можно на совершенно законных основаниях вообще не служить.

Механизм разработан до мелочей. Вкратце схема выглядит следующим образом: призывник по повестке является в военкомат и приносит заявление с просьбой направить его на альтернативную службу. Призывная комиссия, естественно, отказывает. Это именно то, что нужно. “Ага!” — радостно кричит призывник и обращается в суд на неправомерные действия комиссии, нарушающей его конституционные права. Впрочем, как правило, суды становятся на сторону военкоматов. Но и это не беда: если суд не удовлетворит такое требование, следует обращаться в высшие инстанции. В конце концов право призывника будет подтверждено, и он может спокойно идти домой и ждать принятия закона, позволяющего ему это свое право осуществить. А поскольку законотворчество в России — процесс долгий, там, глядишь, и двадцать семь лет стукнет...

Чтобы эта схема лучше работала, организации предлагают вступать в их ряды. Для этого нужны сущие пустяки: разовый сбор — около 50 рублей и годовой взнос порядка 10—15$. А они за эти деньги предоставят своих консультантов, чтобы призывник являлся в суд наконсультированным по уши.ДепутатыЗа семь лет, прошедших с момента принятия Конституции, провозгласившей право на АГС, разработкой закона занимались все кому не лень. В свое время уже существовало четыре законопроекта, отличавшихся по степени демократичности. Но из-за возникших в Думе разногласий ни один из них так и не был принят.

Сегодня ситуация аналогичная. Вариант Николаева не устраивает правозащитников, против же “воробьевского” категорически выступает Минобороны.

Тем не менее ни тот, ни другой проект идеалом не являются. Проект Воробьева, обещающий райские кущи вместо кирзовых сапог, явно популистский. Читая его, создается ощущение, что альтернативщик — это ясноглазый убежденный пацифист-богослов, готовый не щадя живота от зари до зари помогать людям, но не брать в руки оружие. Тем не менее ясно, что, как только закон вступит в силу, им не преминут воспользоваться все “косари”. У них одно желание — не идти в армию, потому что там: а) дедовщина и б) Чечня. А ведь закон должен быть рассчитан прежде всего на то, чтобы их привлечь к призыву...

С другой стороны, в проекте Николаева слишком уж отчетливо просматривается позиция военных. И все же он лучше отвечает реалиям нашего времени. Между тем золотой середины можно достичь, слив законопроекты воедино.

Поэтому работа над ними будет продолжена, и когда Дума приступит к их рассмотрению, еще не ясно. По идее, если бы был разработан устраивающий всех закон, то он мог бы быть принят уже к этому призыву. К тому же с принятием закона торопит ПАСЕ, грозящаяся в очередной раз лишить Россию права голоса, если мы так и не разберемся со своими конституционными правами.

В любом случае, даже если закон будет принят в этом году, в силу он вступит не раньше января 2002 года. А до того времени придется призывникам “откашивать” по старинке...




Партнеры