НАКАНУНЕ

31 марта 2001 в 00:00, просмотров: 201

  Интервью Владимира Вишневского, торжественно данное им корреспондентке отдела культуры накануне первого апреля.

     Народного поэта России Владимира Вишневского мы застали на... Возможно, это была тренировка, возможно, репетиция... Мы обещали не говорить где... Главное — застали.

     — Прежде всего, Владимир Петрович, позвольте поздравить: вам, народному поэту России, одному из первых вручен почетный знак “Двадцать пять лет с “Московским комсомольцем”...

     — Да, стаж и радостный, и трудный...

     Я, кстати, рад, что знак — нагрудный.

     — Трогательно... Но, начав с поздравлений, хочу сразу предупредить: интервью не будет празднично-лицеприятным.

     Сегодняшние СМИ являют собой гремучую смесь недостоверного и правдоподобного, когда чудовищные домыслы подаются как правда, а непроверенные слухи — как факты... Практикуются недобросовестные утечки информации. Вот и про вас говорят и пишут всякое. Поэтому так и хочется, беседуя с вами, тот или иной вопрос начинать: “А правда ли, что...”, “А соответствует ли действительности...” Не стоит говорить обо всем, что вам приписывают, — от поступков до одностиший. О многом я даже и не успеваю спросить. О вашей борьбе за возвращение букве Ё полноценного статуса (в том числе и на компьютерной клавиатуре), о ваших усилиях по созданию и раскрутке универсального препарата ПРОЛОНГИН... Даже недоброжелатели называют вас генератором идей — причем, как правило, не связанных с высокой поэзией. А вот правду ли говорят, что это вы предложили сделать номера милицейских машин именно этого цвета...

     — Нет, неправду. Не я. Но сама идея хорошая — вернуть голубому цвету изначально правильный, мужественный смысл.

     — Своему следующему вопросу я предпошлю ваши же строки:

     Кто обнажается

     И где показ,

     Не разглашается

     (не раз, не раз!..)

     Правда ли, что именно вам принадлежит идея национальной премии “Стрелочник-2001”?..

     — Подтверждать или опровергать это было бы равно ошибочно. Да, можно сказать, что я не имею ко всему этому отношения. Если не считать, что идея действительно моя и по поручению Администрации — не имею права говорить Кого — я разработал слоган премии “КРАЙНЕГО НАШЛИ!” (Хотя многие более подходящим считают мое же “В готовности к облому — наша сила!”) Одного крайнего уже, можно сказать, нашли — эксклюзивно делюсь с “МК” закрытой информацией — я зам председателя оргкомитета (который сам, понятно, вне будущей критики). Номинации премии ясны, они подсказаны самой жизнью: “Газ”, “Свет”, “Уборка снега”, “Отопление”, “Экономическая доктрина”, “Правопорядок”... Конечно, важна соревновательность. А то некоторые кадровые перемещения автоматически означают победу... Поэтому, например, премия в номинации “Рыбное хозяйство” вручаться уже не будет. Бессмысленно утаивать время и место награждения — ясно, что 30 декабря, Кремлевский Дворец съездов. Понятно, что вести такую церемонию — удача, пик карьеры для любого шоумена. Поэтому к отбору кандидатур мы подошли со всей серьезностью. Сейчас в обстановке повышенной секретности полным ходом идет кастинг ведущих. К сожалению, утечка информации неизбежна: слишком большой круг посвященных. Многое становится известно из хорошо декольтированных источников. Круг претендентов стремительно сужается, ибо не все известные персоналии, даже небезуспешно пройдя кастинг, готовы пойти на дальнейшие жесткие условия, выдвигаемые оргкомитетом. Один, например, не готов сбрить свои знаковые усы, другой не в силах поступиться возможностью читать в радиоэфире народные шутки и чужие афоризмы... (я их в чем-то понимаю). Так что жажда жаждой, а имидж не такое уж ничто. Но уже ясно, что ведущий церемонии награждения национальной премией “Стрелочник-2001” — тоже крайний.

     А вообще, кастинг — штука хорошая. Сейчас, насколько я знаю, наверху подумывают, а не применять ли его шире и смелее (пусть даже без дефиле) и в кадровой политике, использовать при назначении, как говорят профессионалы-кадровики, “на должностЯ”, эффективен и успешно апробированный в казино “фэйс-контроль”...

     — А правда ли то, как написала газета “Правда”...

     — Нет, неправда. Это не я. А газеты нам и вправду нужны разные...

     — А вот одна далеко не желтая газета сообщила, что вы приняли участие в одной необычной акции в пользу своего коллеги, поэта, воспевшего отца и сына Иглесиасов, — вы согласились прийти и выступить вместе перед большим количеством его знакомых и друзей, с тем чтобы он поимел сравнительно больший успех, вы специально подставились — это что, благотворительность, оказание почестей, новая разновидность дружеского пиара?..

     — Это не пиар никакой, это дружба. Успехом надо делиться. А поэтов должно поддерживать. Ради чего и подставиться не грех. Это было моим подарком к его первому компактному юбилею, сравнимому с первым футбольным таймом, который мы тоже, впрочем, уже отыграли.

     — В вашей недописанной поэме “Вертикаль Страсти” (рабочее назв. “Акватория Греха”) есть строки:

     Саженками подплыл я бодро к ней,

     чьи стати в стиле Брасс, который — Тинто,

     задницевед крупнейший наших дней...

     И выглядел заплыв наш аппетитно...

     Так вот, правда ли, что, как написано в одном месте, вы и знаменитый кинорежиссер Тинто Брасс, имеющий весьма специфическую известность, бурно сдружились как поэты женского тела (причем наиболее экстремальной, животрепещущей его части) и даже что-то вместе затеваете?..

     — Не буду опровергать того, что все-таки стало известно. Вновь эксклюзивно для “МК” скажу о нашем совместном проекте: в рамках ежегодного “Кинотавра” мы готовим необычный фестиваль, посвященный тому, что только и может быть освящено (и прикрыто) этим сочным именем — ТИНТО БРАСС. Точное его название пока не разглашается. В тайне держат и фестивальный девиз, могу привести только вторую его часть, тем более эта строка принадлежит другому поэту (и он не против): “... БЕЗ КОТОРОЙ НАМ НЕ ЖИТЬ”. Но фестивалю — быть, он включен в программу “Кинотавра”, Рудинштейн уже принял решение — и, поверьте, оно было не простым. Место проведения — знаковое: не просто Сочи, “Жемчужина” у моря, а сама акватория и пляж (который, по сути, всегда был главным просмотровым залом фестиваля).

     Разработана новаторская форма кинопросмотров с элементами дефиле, это такие комбинированные просмотры-заплывы, принципиально новое слово в кинофестивальном движении, но авторитеты-киноведы не против — Разлогов, Павлючик, Шилова, Колотовкин, Фридлянд... Сейчас вовсю идет кастинг участниц, который патронирует лично сеньор Тинто. Не только Брасс — все стили в гости к нам, но КРОМЕ. Наш фестиваль — ответ натуралов. Кстати, чуть не забыл, один из спецпризов уже можно обнародовать — “СИГАРА ТИНТО БРАССА”.

     — Неужели не вдохновились всем этим, не написали ПО ПОВОДУ...

     — Ну разве что почти программное:

     Наш-то путь из кризиса, товарищи,

     Ясен: из Глубокой — к Впечатляющей.

     А сам Тинто разучил и декламирует другое мое двустишие:

     Торчу я от твоей фигуры:

     Какие властные структуры!..

     Ну а поэму скоро допишет сама Жизнь.

     Кстати, мало кто знает, синьор Тинто Брасс недавно почти инкогнито приезжал к нам, и мы с ним объездили российскую глубинку в поисках н а т у р ы — исполнительницы и места съемок его будущего фильма “СИДЯЩАЯ ПРИ ВСЕХ”. Нашли и то и другое, что пока просто не разглашается по просьбе администрации Саратовской области и Анастасии Г-ц.

     Рад, что одну эпизАдическую (попрошу без каламбуров!) роль синьор Тинто предложил и мне — без слов, правда, но с жестами. А пока мы переписываемся, гоняем друг дружке по е-мейлу картинки, содержание которых неразглашаемо. А жаль.

     — Поэт в России... боже, где поэт? Как насчет древнейшей, прямого то бишь дела, где новые книги?..

     — Книга “Басни о Родине” живет и работает, поскольку обнаружила в себе четыре скромных пророчества — даже не в смысле “Да, я пророк, но я же Сострадамус...” — пусть их найдут читатели. Сдал в производство томик избранного. Хотя не все волен избрать сам автор... Одно крупное издательство — пока не для разглашения — решило выпустить в свет отдельной книгой все кроссворды, недорешенные мной с 1989 по 1999 год. Я был против — ну кому это интересно?.. У них на этот счет иное мнение: все продадим, говорят, просто улетит! Хорошо хоть тираж определили скромный, несопоставимый с триллерами — всего 75 тысяч...

     — А правда ли, что вы попали в Книгу рекордов Гиннесса как автор самого короткого в мире стихотворения?

     — Пока рекорд не зарегистрирован официально, принимать поздравления было бы преждевременно...

     — Известна ваша любовь к силовым видам спорта... А правда ли...

     — Упреждаю ваш вопрос двустишием:

     А я дзюдо

     Любил и ДО.

     — Среди ваших “ноу-хамств” есть одно такое, изящное: “Да вам пора работать с молодежью!..” Что бы вы сказали здесь и сейчас молодым?..

     — ЧЕМ БОЛЬШЕ ЛИЧНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ,

     ТЕМ МЕНЬШЕ ГНУСНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ.

     Хотя и среди них, чего уж там, бывают весьма лестные, которые незачем разглашать. Но и мне, надеюсь, не поздно работать н а д собой, над кем же еще:

     Нет, в следующей жизни я обязан

     исправиться, прозреть, дойти до сути...

     Чтоб я еще хоть раз стал камикадзе!..

     Чтоб я еще доверился Иуде!..

     Беседу ВЕЛА...

     ОТ РЕДАКЦИИ. В этой жизни, в павильоне “МК”, что у метро “Улица 1905 года”, есть книги Вишневского, в особенности новая — “Басни о Родине”...

    



    Партнеры