Бородин ушел с "подбитым глазом"

17 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 202

Освобождение Бородина под залог вызвало у самих швейцарцев сарказм. Пресса пишет, что российский чиновник “ушел всего лишь с подбитым глазом”. А газета “Neue Zuericher Zeitung”, в частности, подтверждает, что своему выходу на свободу бывший “комендант” Кремля обязан “российскому правительству, которое через свое консульство в Женеве, без промедлений, в тот же день, перевело требуемую сумму выкупа”.

Известный и уважаемый в Швейцарии профессор уголовного права Марк Пит, которого газета “Sonntags Zeitung” попросила прокомментировать освобождение Бородина, на вопрос, не стыдно ли женевской прокуратуре принять от Бородина пять миллионов франков, иронично ответил: “Государство не может принимать грязные деньги. Оно должно их арестовывать и конфисковывать”.

А если серьезно, если Бородин пойдет по протоптанной бывшим украинским премьером Петром Лазаренко стезе и не явится хотя бы на один из допросов, то профессор Пит не видит в этом катастрофы: “После этого пять миллионов швейцарских франков (российских налогоплательщиков! — А.П.) перейдут во владение кантона Женевы. И не исключено, что Бородин будет осужден заочно”.

А вот генпрокурору Женевы Бернару Бертосса абсолютно наплевать, чьи эти деньги, он об этом так и заявил газете “Tages-Anzeiger”: “Кто платит — не моя проблема! Если народ России позволяет разгуливать на свободе тем, кто лезет ему в карман и тащит оттуда все, что ему попадается под руку, то что я могу с этим поделать? Этот (российский) народ сам должен протестовать!”

Бытует мнение, что хороший ученик должен в какой-то момент превзойти по мастерству своего учителя. Однако Бертосса этого пока не удалось. Ирония судьбы — он изучал право у профессора Доминика Понсе, адвоката Пал Палыча. И в свое время Понсе говорил, что Бертосса был его лучшим учеником. В свою очередь, Бертосса также очень уважает Понсе, хотя, по словам прокурора, его мнения по поводу тех или иных правовых закавык частенько не совпадали с мнением мэтра.

Когда-то Понсе даже назвал Бертосса миссионером: мол, тот страдает манией “крестовых походов” (намек на то, что Бертосса вырос в католической семье и очень набожен: “Уголовное право — в определенном роде моральный кодекс общества. Оно переносит десять заповедей христовых на “мирское полотно!”).

На что Бертосса отвечает, что это не так: “Я, проснувшись одним прекрасным утром, не говорю себе: “Что мы сегодня будем делать? Допросим господина Бородина?” Я Бородина лично не знал, а от российской прокуратуры поступил сигнал, что высокопоставленный чиновник с таким именем и такие-то лица в целях личного обогащения злоупотребили служебным положением, их подкупили швейцарские фирмы и перевели деньги в Швейцарию. Это сегодня юстиция в Москве ослепла. А мы же, в свою очередь, нарыли столько всего, что уже не могли повернуть назад. А по женевскому законодательству, по факту накопления достаточного количества улик должно быть выдвинуто обвинение. И с крестовым походом это ничего общего не имеет”.

Бертосса напомнили, чем кончил его непримиримый коллега из России — Скуратов, который попался под объектив камеры в обществе проституток. Не боится ли женевский прокурор, что и у него могут найти слабое место и ударить. “Мне скоро шестьдесят, и я живу вполне скромно”, — отмел даже намек прокурор, однако выразил обеспокоенность, что его более молодые коллеги могли бы поддаться искушению.

Бертосса также заявил, что то, что с Пал Палыча сняли обвинения в участии в преступной группировке, еще не значит, что его не обвиняют по полной программе в отмывании денег — по швейцарским законам за это светит до пяти лет тюрьмы по статье 305 УК Швейцарии.



Партнеры