Россию пустили в отход

19 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 332

Говорят, деньги — не пахнут. Зато иногда они — светятся. Как любые радиоактивные отходы. С благословения правительства и Государственной Думы, при поддержке Администрации Президента Россия может превратиться в мировую ядерную помойку. Во втором, решающем чтении депутаты приняли вчера пакет законов, позволяющих ввозить на временное хранение и (или) переработку облученное ядерное топливо.

Работникам Минатома можно накрывать столы, выпивать и закусывать: работой и деньгами предприятия и организации этой сверхзакрытой отрасли себя обеспечили надолго. По крайней мере на несколько десятков лет. Какой ценой — вопрос остается открытым.

После ударного принятия законов в первом чтении (больше 300 голосов “за”) общественность немного встрепенулась. Поднятый экологами и немногочисленными противниками законов из числа депутатов шум вынуждал лоббистов минатомовских идей два раза переносить их обсуждение. Этот же шум ускорил отставку прежнего главы Минатома, Евгения Адамова. Новый министр — Александр Румянцев — поставил на кон то, чего не было у его предшественника: свою безупречную репутацию.

В последние дни по Думе толпами ходили академики из ядерных центров (ведь депутаты очень уважают академиков) и представители профсоюзов предприятий Минатома. Они в один голос говорили сомневающимся: это очень выгодное дело, всего лишь ввезем немного чужого отработанного ядерного топлива, “похраним” его два-три десятка лет, а потом переработаем и получим очень ценные радиоактивные материалы. Зато, говорили они, на вырученные деньги можно заняться оздоровлением уже загаженных своей, отечественной радиацией территорий. К тому же, продолжали лоббисты, играя на своеобразном чувстве национальной гордости, “если Россия не займется переработкой ОЯТ, то этим займутся другие страны, и прости-прощай наш приоритет в области передовых технологий”. Специально для пораженных антиамериканскими настроениями в Думе распространялись слухи о том, что “США оплачивают кампанию против принятия этих законов, потому что не хотят конкуренции со стороны России”. В фойе Государственной Думы был установлен огромный стенд, на котором стрелочками было показано, как все будет ввозиться, перерабатываться, храниться и кто получит от этого деньги.

Чтобы было совсем не страшно и общественность зря не нервничала, в текстах законопроектов слова “отработанное ядерное топливо” были заменены на “облученные тепловыделяющие сборки” — сразу и не поймешь, о чем речь. Депутаты созрели ко вчерашнему дню...

Некоторые депутаты пытались хоть чуть-чуть облагородить законы уже в зале заседаний. Они предлагали, если уж все-таки ввозить ОЯТ, то хотя бы под жесточайшим контролем: все сделки утверждать специальными законами и обязательно оговорить, что то, что сюда будет ввезено, вернется затем в страну-“производитель”. Но ни одна из поправок такого рода не прошла. А министр атомной энергии просто не ответил на просьбу депутатов — сказать четко, что ОЯТ будут ввозиться именно на временное хранение. Из чего некоторые сделали вывод, что все, что ввезут, у нас и останется на веки вечные. К тому же, как пояснил депутат Роберт Нигматулин, вывозить назад ввезенное один раз уже нельзя — это противоречит договору о нераспространении ядерных технологий.

Единственный механизм контроля за использованием полученных от сверхвыгодных для Минатома сделок, на который согласилось правительство, — ежегодное распределение части полученных средств между регионами, загрязненными радиацией, и различными экологическими программами. На эти цели пойдет 30 процентов доходов от сделок. Но всем известно, что такое бюджет: во-первых, минатомовская его часть практически полностью закрыта, а во-вторых, экологические программы в последние годы хронически недофинансируются правительством.

Против законопроектов о ввозе в Россию отработанного ядерного топлива на неопределенный срок голосовали фракции “СПС” и “Яблоко”, часть коммунистов, ОВР и аграрии. А также семеро депутатов из фракции “Единство”, шестеро из группы “Народный депутат” и восемь человек из группы “Российские регионы”. Но их голоса роли не сыграли.



    Партнеры