Некуда бежать

19 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 229

В ближайшее до майских праздников время гонимым НТВшникам, возможно, предстоит пережить еще одно крушение и на собственной шкуре убедиться в дьявольских талантах Бориса Березовского. Уже сегодня с большой долей вероятности можно утверждать, что Борис Абрамович продаст ТВ-6 “Лукойлу”. А что тут удивительного? Березовский всегда обманывал — это стиль его жизни. Обманывал государство, партнеров. И журналистов — тоже. В последний раз, когда обещал передать акции ОРТ в управление творческой интеллигенции.

В принципе мало кто сомневается, что вслед за рухнувшим “Мостом” на дно должна пойти медиаимперия Березовского. Оба олигарха “равноудалены” от власти, и ситуация, когда один “отключен”, а другой продолжает влиять на умы избирателей, просто невероятна. ТВ-6 и ряд мелких печатных изданий Березовского (“Новые Известия”, “Коммерсант”, “Независимая газета”, “Огонек”), по этой логике, кто-то в ближайшее время должен был купить. Вопрос только — кто и когда. Теперь вроде бы все ясно. Непонятно только, на что рассчитывали журналисты, которые в пылу борьбы “за свободу слова” пошли за Киселевым — к Березовскому?

Пикантная подробность планируемой сделки, впрочем, заключается в том, что контрольный пакет Березовского на ТВ-6 оценивается в 40 млн. долларов. Этого Березовскому мало. Он хочет продать дороже. И тут — такое везение: когда на ТВ-6 пришли НТВшники во главе с Киселевым, цена канала сразу выросла до заоблачных высот — минимум в три раза. Точнее — до 150 млн. долларов. Именно эту цену, по слухам, запросил Березовский. И уже непонятно, чем торгует экс-олигарх: телеканалом ТВ-6 или журналистами НТВ?!

Впрочем, переговоры ведутся уже давно, и это косвенно подтверждается неприятностями, которые как по заказу случаются с людьми Березовского. Странная история с попыткой побега Глушкова лишний раз подтверждает правило: власти каждый раз активизируют дело “Аэрофлота”, когда требуется оказать на Березовского какое-либо давление. В данном случае на него, может быть, давят, чтобы он снизил цену ТВ-6. Тем более что это — планово-убыточная компания, которая до сих пор и мечтать не могла, что за нее кто-то выложит такие деньги. Березовский в этой игре будет блефовать до конца, насилуя свободу слова, и нам предстоит в полной мере насладиться его игрой на наши российские нефтедоллары. Которые, как всегда, утекают не в экономику, не в инвестиции, а в карман экс-олигарха.

Если сделка удастся как апофеоз последней информационной войны, власть получит все. В том числе — контроль за опальными журналистами НТВ. Им больше некуда будет бечь... Эксперты утверждают, что в сделке принимает участие и сам Киселев — возможно, он даже получит свой процент. Напоследок...

А потом на российском телевидении наступит мир. Передел собственности, который мы прогнозировали еще прошлой весной, на этом будет завершен. Кох и Йордан выполнят отведенную им роль чистильщиков. Американский гражданин в течение месяца исчезнет с арены НТВ, получив за свои услуги скромный гонорар, по некоторым данным, в миллион долларов. Акции НТВ, находящиеся в залоге, в июле перейдут к “Газпрому”. Гусинский станет незначительным акционером. Вслед за НТВ “Газпром” подомнет и “дочернюю структуру” — ТНТ.

НТВ для “Газпрома” — неплохое приобретение. Если не учитывать старые долги, то канал сейчас дает в месяц — 7—8 млн. долларов прибыли по рекламе (в отличие от убыточного ТВ-6 — 2 млн. долларов). “Пропавшие” миллионы Гусинского будут искать по всему миру (говорят, что он позаимствовал 1,5 миллиарда долларов, из них половину все же потратил на НТВ, половину положил на свои счета), и если даже они существуют, он не сможет ими воспользоваться и вложить куда бы то ни было — они “грязные”. Хотя легко подсчитать: с тех капиталов, которые приписывают Гусинскому, он может иметь на одних только банковских процентах 4 миллиона долларов в месяц!

К сожалению, во всех этих загадочных телеисториях последнего времени крайними остаются журналисты. Вполне порядочные люди, настоящие профессионалы, по наивности воспринимающие происходящее с ними как наезд государства на свободу слова, вряд ли догадывались, что стали частью хорошо продуманной бизнес-схемы. Менеджмент и хозяева каналов ведут свою игру, а журналисты пьют валидол, поливают коллег грязью, теряют авторитет, мечутся по каналам и пресс-конференциям. Времена изменились: свобода слова больше не романтическое понятие — у нее очень сильный зеленый оттенок, и отныне на ней будет печать власти.



Партнеры