Быль и NEBL

24 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 301

За что мы любим баскетбол? Например за то, что бывает после финальной сирены. Нет, если твоя команда проиграла, то, конечно, ничего хорошего не будет. А вот в случае победы все — от рядового фаната до главного тренера — не имеют ничего против того, чтобы оторваться по полной программе.

Так, собственно, и получилось в воскресенье в Перми. Победу “Урал-Грейта” в Финале четырех Северной лиги отмечали всем городом. Ну а руководство NEBL во главе с олимпийским чемпионом Сеула-88 Шарунасом Марчюленисом, весь цвет Российской федерации баскетбола с президентом Валерием Кузиным, новоявленные “северные” чемпионы плюс баскетболисты остальных трех команд (“Жальгирис”, “Летувос Ритас”, ЦСКА) собрались на закрытой вечеринке в одном пафосном ночном клубе.

За что, скажем, девушки любят баскетбол? Свободно можно было потанцевать, например, с министром спорта Литвы Римасом Куртинайтисом. Уверяю, еще один олимпийский чемпион и знаменитый игрок каунасского “Жальгириса” зажигал на танцполе так же вдохновенно, как и в свое время играл.

А мне было, признаться, не до танцулек. Не мог я, оказавшись за одним столом с баскетболистами ЦСКА, упустить возможность поближе познакомиться с двумя заокеанскими легионерами — центровым Роем Роджерсом и защитником Расти Лару. Тем более что оба успели поиграть в НБА!

Не исключено, что скоро за Роджерсом закрепится милое прозвище Киса. Другой центровой армейцев — Николай Алексеев — просветил американца, сказав, что назвать девушку поласковее можно так: “Киса моя”. Рою это безумно понравилось: “Я свою будущую жену буду так называть! — улыбнулся штатник. — Скажу, что так у вас принято!..”

Правда, свою нареченную, в которую влюбился с первого взгляда еще пять лет назад, Роджерс увидит не раньше, чем окончится сезон. А пока невеста дожидается жениха в Нью-Йорке и нянчится с двухмесячной дочкой Жасмин.

Да, пока не забыл: отдельное спасибо белорусу Алексееву, как и латышу Юрису Умбрашко, за помощь в переводе...

Тем временем разыгрывающий Расти Лару с интересом наблюдал по телевизору нарезку лучших моментов из игр НБА. И оживился, когда на экране появились баскетболисты с быком на майках: его бывшие одноклубники по “Чикаго Буллз” во главе с лидером той звездной команды “Его Воздушеством” Майклом Джорданом. Кто не знает, Лару посчастливилось провести четырнадцать игр регулярного чемпионата НБА. Еще, правда, его внесли в заявочный список на плей-офф — и Расти смог украсить свою руку чемпионским перстнем.

— Вообще-то, когда закончил университет, не мог представить, что окажусь в одной команде со своим кумиром — Джорданом, — признался Расти. — Ведь я даже на драфте не стоял! Летом приехал в тренировочный лагерь — и так удачно получилось, что именно “быки” на меня обратили внимание. Хотя тогда у меня цель была простая — попасть в НБА. В какую команду — не принципиально.

Сыграть полтора десятка матчей за основной состав звездной команды — не такое уж великое достижение. Но ведь Лару выходил на площадку одновременно с Майклом Джорданом, Деннисом Родманом, Скотти Пиппеном...

— Кажется, в первом же своем матче в НБА одну результативную передачу Джордану я выдал... — продолжает Расти. — Могу сказать, что более счастливого человека я не встречал: Майкл ведь очень редко проигрывал. Родман? В раздевалке Деннис был тише воды, ниже травы — и не скажешь, что известный скандалист. На площадке, конечно, Родман любил повздорить с арбитрами. Иногда и за ее пределами что-то откалывал. Наверное, в тот момент рядом с ним не было Кармен Электры — тогдашней его подружки. Весьма привлекательная, надо сказать, девушка.

— А я церемонию драфта смотрел вместе с мамой, — рассказал Роджерс. — Мы хотели, чтобы меня выбрал какой-нибудь клуб, который недалеко от родной Алабамы. Объявляют: “Рой Роджерс — игрок “Ванкувер Гризлиз...” Переглянулись мы с ней: неохота тащиться в Канаду. Первый матч я проводил против “Юты”. Тренер меня, новичка, выпустил играть против суперзвезды Карла Мэлоуна! Знаешь, я вроде тогда справился: сделал блок-шот и еще... заехал ему локтем по губе. А в игре с “Портлендом” мне достался Арвидас Сабонис. Все, кто видел матч, говорили, что меня вообще не было видно за литовским центровым. Он ведь больше самого Шакила О’Нила!..

— Переиграть Сабониса так же сложно, как выиграть в рулетку!

— А вот в казино мне, кстати, везет. Как-то у вас в России умудрился выиграть 2500 долларов... Правда, если отец узнает, что я играю в рулетку и блэк-джек, он снимет ремень и отшлепает меня, как пятилетнего мальчишку. И если я сделаю себе татуировку или проколю ухо — на глаза ему также лучше не попадаться...

Но все же, по каким бы моральным нормам ни воспитывались американцы, они одинаковы вот в чем — в представлениях о России: снега, голод, много нищих, медведи на улицах...

— Меня ведь в Пермь приглашали, — говорит Роджерс. — Но я отказался. Для американцев Россия — это только два города: Москва и Санкт-Петербург... Хотя на тот момент мне негде было играть. В начале сезона я был в “Сакраменто Кингз”, но разорвал контракт — они не могли нормальные деньги платить. Поиграл месяц в Континентальной баскетбольной ассоциации. Но там мизерные суммы контрактов, и к тому же чемпионат заканчивается уже в марте. Поэтому поехать в Москву согласился сразу.

И не зря. Оказывается, что в Европе гонять мяч гораздо выгоднее, чем в низших американских лигах.

— Например, я перелетел через океан только по финансовой причине, — поясняет Лару. — У меня, как-никак, трое сыновей. У нас в Штатах обычное дело, когда в семье трое детей. У меня вот есть брат и сестра...

— И у меня тоже, — вступает Рой. — А у отца и вовсе пять братьев и пять сестер... Мы, наверное, с моей подружкой, когда поженимся, подумаем, чтобы завести еще двух детей.

Интересно: а каково близким баскетболистов знать, что их родственники выступают в России, где достаточно неспокойно? Например, Рой Роджерс впервые в жизни увидел автомат в Минеральных Водах — у гостиничных милиционеров.

— Тогда я крепко испугался... — белеет на глазах Рой. — А зал какой? Я спрашиваю у ребят: здесь мы будем тренироваться? Нет, говорят, играть. Сейчас я пообвыкся у вас, и мне ничего не страшно. Боюсь только одного — если ЦСКА не станет чемпионом России.

Такие, между прочим, перемены взглядов связаны с тем, что Рой живет в “высотке” на площади Восстания. Ехал в американское посольство, увидел здание и сказал: хочу жить здесь! Его пытались убедить в том, что в этом престижном доме нет свободных квартир. Но он настоял на своем. И когда ему звонят друзья из Америки, говорит, что в России все замечательно. Ему, правда, почему-то никто не верит — все норовят обозвать сумасшедшим.

А Расти Лару хвалебные отклики о своей игре отправляет родителям и жене по электронной почте: в каждую поездку берет ноутбук. Одно время, помню, он даже разрабатывал графическое оформление своего сайта, где есть информация о нем и о летнем тренировочном лагере, в котором он вместе с братом, сестрой и студентами близлежащего колледжа обучает детишек баскетболу.

И вообще, пожалуй, Расти можно назвать самым любознательным баскетболистом. Помнится, прогуливался я по Праге вместе с начальником команды ЦСКА Хасаном Исмаиловым. Так в центре города, аккурат возле Карлова моста, мы встретили Лару, который уже осмотрел и отщелкал одноразовым фотоаппаратом все достопримечательности чешской столицы...

К слову, в двух матчах (оба ЦСКА разгромно проиграл) в Финале четырех Северной лиги Рой Роджерс и Расти Лару набирали больше всего очков. Как, впрочем, и подобает более опытным баскетболистам.





Партнеры