Голливудская улыбка смертников

25 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 699

Благотворительность в наши дни стала хорошим способом отмывания денег. За некоторыми фондами и общественными организациями давно и прочно закрепилась дурная слава. Тем не менее они продолжают процветать.

15 лет назад произошла страшнейшая катастрофа на Чернобыльской АЭС. Тогда пострадали тысячи людей. И продолжают страдать — не только от лучевой болезни.

На их лечение правительство выделяет большие средства, а ликвидаторы умирают один за другим. Почему? Оказывается, до инвалидов-чернобыльцев эти деньги просто не доходят.

Мы провели собственное расследование и попытались выяснить: кто наживается на человеческом горе и почему воры остаются безнаказанными?
История одной семьиМосквич Александр Пинчук, высококлассный пилот, отец двоих детей, оказался в Чернобыле в числе первых. Он руководил отрядом вертолетчиков, которые обследовали местность в районе катастрофы, проводили так называемую радиационную разведку. Брали пробы грунта, исследовали воду. Нетрудно догадаться, что даже после одного такого вылета пилоты становились ходячими источниками радиации. Когда они возвращались с задания в безопасную зону, к ним, до того как они “отмоются”, коллеги приближались только в защитных комбинезонах.

— Они же ничего не знали об уровне радиации, потому что были первыми — сами же ее и измеряли, — говорит жена пилота Марина Пинчук. — Летали в “зону” в одних рубашках, совершенно незащищенные. А радиация... ее не видно.

Александр пробыл в Чернобыле почти месяц. Потом вернулся домой, в Москву. Первое время все вроде бы было нормально, ведь у него всегда было отменное здоровье. Это и понятно, иначе его не взяли бы в летчики. Лучевая болезнь “скосила” Пинчука лишь в 1994 году. Он стал инвалидом I группы с полной потерей трудоспособности.

— К этому времени умерли уже многие пилоты из его чернобыльского отряда, — продолжает Марина. — В 1995 году мужу поставили диагноз “лимфосаркома” — это один из видов лучевой болезни. Он наблюдался в Гематологическом центре, где нам сказали, что для лечения требуется очень дорогое лекарство — флюдарабин. Оно одно могло эффективно помочь.

Александру назначили 6 курсов лечения с применением этого препарата. Иначе, сказали, смерть. Стоимость одного курса — 1500 долларов. Значит, всего требовалось 9 тысяч “зеленых”.

— Для нас это были сумасшедшие деньги, — машет руками Марина Пинчук. — Мы решили пройти хотя бы 3 курса. Это 4,5 тыс. долл., которых у нас тоже не было. Тогда нам посоветовали обратиться с просьбой о помощи в организацию инвалидов-чернобыльцев “Заслон Чернобыля”.

Общественные “чернобыльские” организации, которые как грибы расплодились в Москве в начале 90-х, в общем-то и создавались для того, чтобы помогать инвалидам-чернобыльцам. Особенно по части медицины. Поэтому ничего необычного в просьбе супругов Пинчук оказать материальную поддержку для покупки лекарств не было.

— Мы просили даже не всю сумму, а хоть какую-то, пусть небольшую, часть, — говорит Марина. — Но нам отказали... Я не могла смотреть, как умирает мой муж. Мы залезли в жуткие долги, собрали нужную сумму и купили это лекарство. Причем в Москве его тогда не было — через знакомых нам его достали в Швеции. Но расплачиваться-то с долгами как? Привезли чеки в “Заслон”, показали, на что мы потратили деньги. Опять отказ! Кое-как перебились... И с тех пор Саша никогда не ходил туда ничего просить. Хотя ему, инвалиду I группы, и машина была положена, и квартира. А мы как жили с двумя детьми в коммуналке, так и живем...

Марина говорит о своем муже в прошедшем времени, потому что Александр Пинчук умер. В январе прошлого года. Ему было всего 48 лет.Мертвые душиБлаготворительная общественная организация “Заслон Чернобыля” появилась в Москве в начале 1993 г. Ее руководителем тогда был избран Вадим Корастилев. Персона, к слову сказать, выдающаяся. Благодаря его стараниям “Заслон” очень быстро приобрел популярность в столице и, несмотря на “отдельные финансовые недостатки”, которые систематически обнаруживали в его деятельности ревизоры, устойчиво держался на плаву. Корастилев умел улаживать проблемы и договариваться с “нужными” людьми. Причем сразу поставил дело на широкую ногу.

Например, в своем офисе сделал шикарный евроремонт со всеми новомодными прибамбасами. Закупил для организации (читай, для себя и своего окружения) дорогие автомобили. Построил для них прекрасные гаражи. Начислил себе (а заодно дочери и зятю, которых по случаю взял на работу) пристойные оклады. Периодически устраивал громкие “представительские” застолья — одним словом, денег на дело не жалел. Затраты на все эти покупки и мероприятия исчислялись сотнями тысяч долларов.

Сам Корастилев, кстати, тоже числится в ликвидаторах. Правда, в Чернобыле он был только один раз и то спустя год после катастрофы, когда самая опасная работа уже была выполнена. Между тем как настоящий инвалид-чернобылец (о чем и справка имеется) Корастилев без проволочек получил все положенные льготы: машину, земельный участок в Подмосковье и т.д. по списку.

Впрочем, иногда г-н президент (как Корастилев сам себя величал) занимался и своими прямыми обязанностями: заботился о людях. Например, в 1995 г. он заключил договор о сотрудничестве со стоматологической фирмой “Дента-Люкс”. Фирма обещала лечить чернобыльцев, а Корастилев — оплачивать счета. С тех пор отчеты о проделанной стоматологической работе представлялись в “Заслон” ежемесячно.

Копии этих отчетов я держу сейчас в руках. С виду — все благопристойно: аккуратные записи, кто когда пришел, кто что лечил. И стоимость каждой услуги подсчитана до рубля.

Вот, например, Бибиков А.И., место прописки, номер удостоверения, посещение — в январе 1996 г., вид услуг — ортопедия, стоимость — 5 млн. “старых” рублей (примерно 1000 долл.).

Далее, Алешкин А.А. В декабре 1995 г. побывал у того же ортопеда. Уплачено 16,5 млн. руб. (3500 долл.).

Цены, надо сказать, нешуточные. Даже в самых “продвинутых” стоматологических поликлиниках такие цены в то время надо было еще поискать.

Смотрим дальше. Журавский Е.М. — в августе 1996 г. “наортопедировал” на 18,3 млн. руб. (3900 долл.).

Пинчук А.Г. Стоп! Тот самый Александр Пинчук? Тот самый... Итак, май 1996 г., протезирование, стоимость услуг — 24,5 млн. руб. Больше 5 тыс. долларов! А ведь как раз такая сумма позарез нужна была Пинчуку на жизненно важное лекарство. С чего это он вдруг, получив отказ, тут же отправился вставлять себе зубы?

— Саша никогда не лечился в этой поликлинике, — с горькой усмешкой говорит Марина Пинчук. — Все его внутренние органы были поражены, а вот зубы остались в полном порядке. Он и пломбы-то ставить ходил всего несколько раз в жизни. Какое уж тут протезирование...

Каким же образом в отчет “Дента-Люкс” попал Пинчук?

Видимо, точно так же, как и Бибиков А.И., который тоже никогда не был в этой клинике. Как и Журавский Е.М., который в августе 1996 г. (время посещения врача, отмеченное в журнале) был уже 4 месяца как мертв. И Алешкин А.А. тоже не мог прийти в “Дента-Люкс” в декабре 1995 г., поскольку скончался за 3 месяца до этого, еще в августе...Зубная быль— В отчетах фирмы “Дента-Люкс” было более 70% ложных записей, — говорит инвалид-чернобылец, бывший член организации “Заслон Чернобыля”, а ныне сотрудник МВД РФ Владимир Харько. — Размеры приписок просто поражают. Например, из 39 инвалидов, проходящих только в отчете за декабрь 1995 г. и лично мною опрошенных по поручению совета организации, факт оказания услуг подтвердили 10 человек. А всего я выявил 45 инвалидов, которые никогда не лечились в “Дента-Люкс”, но были включены в отчеты. Среди них оказались и давно умершие люди, и лежачие больные, которые при всем желании не могли пойти в поликлинику. По документам же за якобы оказанные им услуги “Заслон Чернобыля” заплатил аж 520 млн. руб.

В фиктивности документов нет никаких сомнений. “Дента-Люкс” вела двойную бухгалтерию. Помимо копий официальных отчетов у меня есть также их “двойники” за октябрь, ноябрь и декабрь 1995 г. Например, в “белой” бумаге за октябрь 1995 г. утверждается, что “Дента-Люкс” наоказывала услуг на 72.288.840 руб., а в “черной”, за тот же октябрь, — что на 690.450.715 руб. То есть почти в 10 раз больше! Получается, что “Заслон Чернобыля” грел руки не только на “мертвых душах”, но и нехилую разницу в стоимости медуслуг клал себе в карман.

То же самое прослеживается и в ноябре, и в декабре. Причем в отчете-двойнике за ноябрь 1995 г. (на сумму 662.435.428 руб.) фамилии пациентов идут в алфавитном порядке, как будто зубы болели у них строго по алфавиту!

Как же выкрутился г-н Корастилев, который оплачивал “липовые” счета стоматологов?

— Когда мы доложили Корастилеву о фиктивных записях и наглом обмане в стоимости лечения, — продолжает Владимир Харько, — он сказал, что ничего об этом не знает. Стоматологическая фирма продолжала работать как раньше, хотя именно глава “Заслона” должен был предъявить ей иск о возмещении ущерба. А вместо этого Корастилев уволил несколько особо дотошных сотрудников. Другие после этого уволились сами, в том числе и я. Ведь все мы понимали, что без пособничества руководства организации инвалидов подобное мошенничество невозможно. Без предварительного сговора руководитель “Дента-Люкс” Молочников не посмел бы так нахально составлять “липовые” отчеты, рискуя потерять выгодный подряд. Более того, в “Заслон” для оплаты был представлен список инвалидов, якобы прошедших в “Дента-Люкс” диспансеризацию. Там значилось 956 человек(!), в том числе и я. За это стоматологической фирме было выплачено 6 млрд. 591 млн. руб. Так вот, заявляю твердо — никакой диспансеризации не проводилось!

Мне удалось поговорить еще с одним чернобыльцем, ставшим жертвой “зубного” обмана, чья фамилия уже упоминалась в “скорбном” списке.

Алексей Иванович Бибиков вместе с женой и детьми жили в Припяти (ныне мертвом городе) вплоть до самой катастрофы. 7 лет он обслуживал Чернобыльскую АЭС, работал начальником смены и 26 апреля 1986 г., когда произошла авария, одним из первых оказался в зоне бедствия. Взамен получил лучевую болезнь, да и только.

— Мне сделали операцию, — рассказывает Алексей Иванович, — но неудачно. Понадобились лекарства. А я был “прикреплен” к “Заслону Чернобыля”. Попросил у них на медикаменты 150 долларов. Себе и жене — она тоже тяжело болела. Не дали. Вот теперь жена умерла. У меня нарушение костной ткани, вместо кальция — стронций. Денег по-прежнему не хватает. Но в “Заслон Чернобыля”, на поклон к жуликам, ни за что не пойду...

На Бибикова А.И., как вы помните, в “Дента-Люкс” было списано около 1000 долл.Что у инвалидов во рту?По итогам 1995 года ревизия выявила, что в “Заслоне” не известно на что было истрачено более 8 млн. долл.! На что? Именно этот вопрос наиболее остро стоял на отчетном собрании фонда в начале 1996 г. Председательствовал г-н Корастилев.

— После этого собрания, — продолжает Владимир Харько, — 7 инвалидов из 11 членов инициативной группы ушли из организации в знак протеста против творимых Корастилевым безобразий.

Шумиха, поднятая вокруг “Дента-Люкс”, не нравилась и самому Корастилеву. Но он не подал на фирму в суд, как того требовали его коллеги, а просто расторг договор со стоматологами — якобы из-за низкого качества их работы.

Не прошло и года, как появилась другая стоматологическая клиника, вызвавшаяся лечить зубы чернобыльцам, — “Медстар”. Таких наглых приписок, как в прошлый раз, здесь не было. Но цены на услуги оказались еще более завышены. Настолько, что других приписок в принципе и не требовалось.

— Что нужно было делать с зубами инвалида, чтобы налечить их ему на 10 тысяч долларов? — возмущается Владимир Харько, передавая мне отчет “Медстара” о “проделанной работе”. — Да за эти деньги можно было всех покрыть фарфором в Швейцарии да еще дать людям недельку отдохнуть на горном курорте. Стоимость завышена в 10 раз по сравнению с районными, ведомственными и даже коммерческими поликлиниками...

Документально, как выяснилось, завышалась не только стоимость лечения зубов. Из разговоров с разными людьми я выяснила, что завышались стоимость путевок в подмосковные санатории и на крымские курорты, а также оплата лечения за границей.

Например, санаторию-профилакторию “Ратмино” почему-то выплачивалось по 330 тыс. руб. (в старом исчислении) в день за одного чернобыльца при реальной стоимости койко-места в 100 тыс. руб. Тогда Корастилев объяснил это тем, что для инвалидов предусмотрено усиленное питание. Но не в три же горла!

Совсем уж вопиющий случай произошел в 1996 г., когда “Заслон Чернобыля” отправил 7 инвалидов на лечение в Израиль. Им должны были сделать дорогостоящие операции. При этом пятеро из семи “счастливчиков” едва не скончались по возвращении. Вот что рассказал мне один из них, Валентин Винник:

— За лечение в Израиле за нас заплатили столько денег, что мне, наверное, хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Так что вы думаете! Вместо обещанной клиники нас привезли в какой-то барак. Ни о какой суперсовременной аппаратуре не было и речи. Врачи настолько низкоквалифицированные, что после операции мы едва остались живы. Пробыли в Израиле меньше, чем было положено по договору. Вернулись в Россию, и потом я с осложнениями 7 месяцев пролежал в больнице. Перенес еще три операции...

Почему же никто из чернобыльцев не решился подать в суд на “Заслон Чернобыля”?

— Люди просто боялись, — говорит одна из бывших сотрудниц этой организации. — Так они хоть что-то иногда получали. А если бы начали жаловаться, лишились бы всего. Да и здоровья у них маловато, чтобы по судам бегать.Уголовная волокита1999 год для Вадима Павловича Корастилева начался из рук вон плохо. Городская прокуратура возбудила уголовное дело о мошенничестве в отношении сотрудников ООО “Дента-Люкс”. Для расследования дело передали в УВД Южного округа (по месту нахождения фирмы). Но очень скоро все затихло. Как признался следователь, который вел это дело, его у него попросту отобрали. Передали в УВД Юго-Западного округа (по месту нахождения “Заслона Чернобыля”), потом затребовали на Петровку. Видимо, ввиду особой важности...

В июле 1999 г. оно вдруг оказалось в УВД Северного округа, который вообще никакого территориального отношения ни к “Дента-Люкс”, ни к “Заслону” не имеет.

— Дело просто заволокитили, — уверен Владимир Харько. — Дважды его приостанавливали и столько же раз возобновляли. Последний ответ из Генпрокуратуры РФ я получил в декабре прошлого года.

Вот что написала Генпрокуратура:

“В связи с допущенной по делу волокитой внесено представление руководству УВД САО о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц. В связи с тем, что другие приведенные Вами доводы по поводу неправомерных действий Корастилева В.П. ранее не проверялись, прокурору г. Москвы дано поручение организовать их тщательную проверку с принятием соответствующих мер. За результатами установлен контроль”.

Казалось бы, теперь-то уж справедливость восторжествует. На днях я поинтересовалась ходом следствия в Следственном управлении УВД САО. И узнала... что дело вновь приостановлено.НепотопляемыйТак Корастилева называют все, с кем мне довелось познакомиться в процессе подготовки этого материала. В чем же секрет его непотопляемости?

— У него хорошие связи с московскими чиновниками и депутатами, — считает Владимир Харько. — Об этом говорят все, кто работал с Корастилевым. Он умеет наладить контакты. Не исключено, что некоторые из депутатов в курсе его махинаций и, более того, завязаны с ним в одной упряжке. Так что никому не выгодно выносить сор из избы. А если раскрутить фирму “Дента-Люкс” и реально посадить кого-то из ее руководства, могут всплыть очень громкие имена.

Недаром говорят: чем больше человек украл — тем меньше у него вероятность попасть за решетку.

Передо мной лежит газета “Заслон Чернобыля”, датированная декабрем 2000 г. Ее шеф-редактор — г-н Корастилев. На первой полосе — предновогоднее обращение к читателям. Не могу частично его не процитировать.

“Отстаивая наши законные права, приходится прибегать к различным формам протеста, взывать к общественности, обивать пороги судов, тратить силы и остатки здоровья, чтобы добиться законного решения. Не потому ли еще растет печальный список ушедших товарищей — вот и в этом номере есть их портреты... (Это удивительное исключение. Обычно все страницы этой газеты украшены портретами самого Корастилева. В одном из номеров я насчитала аж 10 фотографий его, любимого, в различных позах. — М. Г.)

...Ведь что греха таить, некоторые депутаты не до конца понимают проблемы чернобыльцев... Ведь чернобыльцы — это золотой фонд страны. Патриотизм, беззаветное служение отечеству и народу, чувство долга, самопожертвования — эти качества у молодых граждан современной России уже, к сожалению, отсутствуют. Все затмил доллар...

Хочу пожелать счастья и здоровья всем ликвидаторам. Я как Президент МСООИЧ “приказываю” не терять надежды, верить, что жизнь в конце концов станет лучше, что станет меньше трудных неразрешимых проблем...”

У вдовы Александра Пинчука как раз есть “трудная неразрешимая проблема”. Она до сих пор с двумя детьми проживает в коммунальной квартире, хотя по закону ей давным-давно положена отдельная. Она уже устала судиться за свои права. Может, поможете, Вадим Павлович, пока вы еще в силе?



Партнеры