Счастливая "десятка" Валентина Бубукина

26 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 207

Он — выдающийся нападающий и незаурядный тренер. Плюс первокласснейший тамада: в запасе — всегда десятка три свежих анекдотов. Это про него великий тренер Гавриил Дмитриевич Качалин говорил: “Если бы даже Бубукин играл в футбол средне, его обязательно нужно было бы брать в сборную: он необходим команде по своим человеческим качествам...”

О футболе, иногда кажется, он может говорить сутками. И в первую очередь — о “Локомотиве”. О команде, в которой отыграл ни много ни мало двенадцать лет.

-Как я оказался в этом клубе? Началось все с того, что после поражения от югославов на Олимпиаде-52 был расформирован ЦДКА, затем та же участь постигла команды армейских округов — у купцов из разных клубов был прекрасный выбор. Помню, как забрали в “Спартак” Исаева. Ну а меня пригласил начальник “Локомотива” Николай Сергеевич Разумовский...

Попал в опалу и Борис Андреевич Аркадьев: с него сняли почетное звание, запретили работать с командами мастеров и использовать его книги по тактике футбола. А у нас был шеф — практически всесильный министр путей сообщения Борис Павлович Бещев. Если у маршала Жукова было семь орденов Ленина, то у Бещева — шесть: ведь во время войны поезда с войсками и военной техникой даже на минуту не опаздывали!.. Нам рассказывали, что Бещев вместе с Кагановичем пошел к Сталину: “Если первой армией являются вооруженные силы, то второй — железнодорожные, в которых трудятся более пяти миллионов человек. Наши железнодорожники берут Аркадьева на перевоспитание...” Вот таким образом Аркадьев и стал старшим тренером “Локомотива”.* * *— Я счастлив, что попал тогда к футбольному гению. К тренеру, который опередил время. Это не итальянец Эррера придумал позицию “чистильщика”, это не бразилец Феола начал играть в “четыре форварда”... Первым был Аркадьев! Именно его, как теперь говорят, ноу-хау — сдвоенный центр нападения: Федотов—Бобров...* * *— 1953 год. Решающий матч за право остаться в высшей лиге состоялся в Харькове. Эту игру запомнил навсегда. Мне удалось забить решающий гол: прострел слева, бросаюсь на мяч, получаю удар кулаком в лицо, но до мяча добираюсь! За победу все футболисты получили презенты. Мне лично достался чайный сервиз на 12 персон — черный, с цветочками. В те годы это был царский подарок!* * *— Помню, в команду пришел Владимир Ворошилов. Уже будучи заслуженным мастером спорта. И вот он предлагает: “Мне дали майку с десятым номером, а я в Куйбышеве играл под “восьмеркой” — давай меняться!” Я ему: “Думай, что говоришь: я — ведущий игрок “Локомотива”, а ты только в команду пришел. Почему я тебе должен свой номер отдавать?!” А он отвечает: “Я, между прочим, хорошо подумал. Сам посуди: на позиции восьмого номера в сборной кто играет? Исаев, Валентин Иванов, Генрих Федосов... Ты их переиграешь? Вряд ли. А под “десяткой” — или Дементьев, или Сальников. Оба — на сходе. Ну, теперь сообразил?..”

Что ж — поменялись футболками. И что вы думаете: проходит совсем немного времени — и действительно попадаю в сборную!* * *— Абсолютно убежден: в знании тонкостей футбола никто не сравнится с Якушиным. Играем со сборной Венгрии. Мне предстоит бороться с Божиком — лучшим на тот момент футболистом Европы. Вызывает Якушин: “Божик тебя превосходит в технике, опыте, мастерстве...” “Зачем же ставите, — говорю, — раз я уже проиграл?!” “Подожди... Если ты его затаскаешь рывками по всему полю — метров на сорок-пятьдесят, — он не выдержит. И ты будешь диктовать ему свои условия!” Носился я — как черт. И смотрю: минут через 20-25 Божик уже еле дышит...* * *— 1961 год. В ЦСКА приходит Всеволод Михайлович Бобров. Этот тренер слепил из меня игрока еще в ВВС. Вот он мне и говорит: “Валентин, я принимаю команду. Приглашаю Понедельника, Ковалева и тебя. Мы обязательно выиграем первенство Союза — об этом вся армия мечтает!”

А до этого состоялся разговор между Хрущевым и Гречко. Никита Сергеевич спросил: “Андрей, что же получается: у нас с тобой — самая сильная и мощная армия в мире, а футбольная команда — так себе! Был вот на матче: плохо играют...” На что Гречко ответил: “А нам из других команд никого не разрешают брать!” И последовала резолюция Хрущева: “Берите кого пожелаете. Но только если человек сам хочет играть за ЦСКА — чтобы не против воли”. Так я и ушел из “Локомотива” в ЦСКА. Правда, через три дня ГлавПУР снял Боброва с работы — но меня уже оформили сержантом сверхсрочной службы...* * *— Боброва сменил Бесков. Я тем временем играю за сборную СССР — и неплохо, как мне кажется. Возвращаюсь в команду, а Бесков меня — в глубокий запас. “Почему, — недоумеваю, — я же капитан сборной, забил в последнем матче норвегам два мяча, а в клубе запасной...” “Я наигрываю другой состав”, — отвечает Константин Иванович.

Что делать? Добился приема у Гречко. Причем принимал он меня... в бассейне, где каждое утро плавал. Говорю ему: “Я шел в ЦСКА играть, мне все-таки 29 лет, а я в запасе сижу. А Гречко отвечает: “Я уже говорил Бескову, чтобы ставил тебя. Но он стоит на своем”. Тогда попросил демобилизовать. Вернулся в “Локомотив”, где главным тренером был Николай Петрович Морозов, заиграл в сборной.* * *Последние два года “Локомотив” завоевывает серебряные медали. Но на торжества по этому поводу меня отчего-то не приглашают. Обидно...

23 апреля Валентину Борисовичу Бубукину исполнилось 68 лет. Поздравления от “МК”! * * *Беседуют два тренера.

— Знаешь, мы в этом году сильно укрепили состав.

— Что, прикупили хороших футболистов?

— Нет, отчислили двух центральных защитников.



Партнеры