В ДОМЕ КИНО ПОСЕЛИЛСЯ АГРЕССОР?

4 мая 2001 в 00:00, просмотров: 167

  В минувшую субботу в Доме кино состоялась очередная церемония вручения наград Российской академии кинематографических искусств “Ника”. Напомним, что лучшим фильмом года стала картина Алексея Учителя “Дневник его жены”. Лучшим режиссером оказался Бахтиер Худойназаров, снявший картину “Лунный папа”. Лучшая мужская роль у Андрея Смирнова (“Дневник его жены”), а первой в номинации “Лучшая женская роль” стала Зинаида Шарко.

     Очередная “Ника” интересна не только распределением наград, но и тем, что на ней общественности впервые был представлен ее новый генеральный директор. Им стал Игорь Шабдурасулов — человек не с кинематографическим, а с чиновничьим прошлым. Однако по большей части именно ему теперь придется определять политику самой престижной российской кинопремии. Кстати, с приходом Шабдурасулова лагерь кинематографистов практически разделился на две половины. Одни называют его “агрессором” и считают, что его нельзя допускать в “главнейшее из искусств”, а другие, напротив, считают Шабдурасулова чуть ли не папой родным и уверены, что более удачного “жениха” для “Ники” просто не сыскать.

     О том, чем новый гендиректор может грозить “Нике”, в эксклюзивном интервью “МК” рассказал сам Игорь Шабдурасулов.

     — Игорь Владимирович, вы удивились, когда вам предложили стать гендиректором “Ники”?

     — Нет, совсем не удивился. Я не первый год знаком с Юлием Гусманом, а поэтому посещаю практически каждую церемонию и очень хорошо знаком не только с системой ее организации, но и с большинством ее фигурантов, скажем так. Кроме того, Гусман мне не сразу предложил стать именно гендиректором. Просто ему была нужна помощь в поиске спонсоров. Дело в том, что ни государство, ни Союз кинематографистов никогда не давали на “Нику” ни копейки. Если до печально известного всем дефолта эту проблему еще как-то можно было решить, то в последнее время стало совсем плохо.

     — Стало быть, верно говорят, что самая большая проблема “Ники” — в деньгах?

     — Это только одна из проблем. По-моему, еще следует реорганизовать процесс отбора конкурсантов и изменить систему голосования. Сейчас у нас уже создана рабочая группа, в которую вошли представители Минкульта и Союза кинематографистов. Буквально через пару недель мы соберемся и будем думать, как нам жить дальше.

     — Система подсчета голосов всегда вызывала упреки в свой адрес. Как вы ее хотите изменить?

     — Возможно, система голосования станет электронной. К тому же это будет удобно для тех академиков, кто постоянно не проживает в Москве или в Санкт-Петербурге. Но самая главная наша задача заключается в создании такой системы, чтобы нам доверяли сами конкурсанты. Вот почему, например, свои картины с “Ники” снимают Михалков или Сокуров? Причины самые разные могут быть, но постараемся сгладить все углы...

     Кстати, система голосования — это не самая большая наша проблема. Меня больше волнует вопрос о льготном налогообложении в кино. Если не ошибаюсь, с января будущего года все льготы для кинематографистов будут отменены. А это означает, что вкладывать в кино деньги будет невыгодно, и то небольшое деревце, на котором только появились первые плоды, будет срублено на корню.

     — А деньги “Нику” не испортят? Музыку заказывает тот, кто платит, — это же общеизвестно...

     — Мне кажется, что вопрос объективности будет подниматься всегда — с этим придется смириться. Хотя и спорить тоже не буду. Если посмотреть на результаты последней церемонии, то могу признаться — я бы голосовал совсем не так, как наши киноакадемики. При этом подтасовок как таковых не было. На “Нике” работали две очень крупные юридические конторы. Перед ними стояла задача не допустить, чтобы кто-нибудь из лауреатов стал известен до конца церемонии. Даже Гусман, объявляя номинацию, не знал, кто именно выйдет на сцену за наградой.

     — В этом году каждый лауреат “Ники” получил по новеньким “Жигулям” пятой модели. Почему вы выбрали в качестве подарка именно эту машину?

     — Да очень просто! По качеству “пятерка” не уступает “девятке” или “десятке”, а стоит на порядок дешевле. Конечно, было бы неплохо каждому лауреату по “Фольксвагену” подарить, но тогда бы у “Ники” был совсем другой бюджет. А только за эти автомобили мы уже заплатили порядка 60 тысяч долларов.

     — Не проще ли было дать деньгами?

     — Возможно, проще. Мы, кстати, Вячеславу Тихонову, который получил награду в номинации “Честь и достоинство”, предложили самому выбрать, что он хочет — автомобиль или деньги. Но я говорил со многими лауреатами, и большая их часть мне призналась, что автомобиль для них важнее денег. Кстати, совсем не обязательно, что в будущем году мы опять всем подарим автомобили. Рассматриваются и другие варианты подарков.

     — Сколько на сегодня составляет бюджет “Ники”?

     — По-моему, не совсем этично об этом говорить. Не потому, что я от вас что-то скрываю, а потому, что наши спонсоры специально просят не придавать огласке названия своих организаций.

     — Правда, что в будущем году вручение “Ники” состоится не в Доме кино, а в кинотеатре “Пушкинский”?

     — Да, мы этот вариант рассматривали, но окончательное решение пока не принято. Дело в том, что Большой зал Дома кино в этом году может закрыться на ремонт и к очередной церемонии его просто не успеют открыть. А потом, церемония — это не просто раздача наград, а еще и некое эстрадное шоу. Сцена Дома кино к этому не совсем подготовлена. Может получиться, что мы не в “Пушкинском” в будущем году соберемся, а в ГЦКЗ “Россия” — это позволит пригласить больше гостей. А с моей точки зрения, можно и другую площадку выбрать. Почему бы и нет?

     — Как вы относитесь к тому, что часть кинематографистов стала называть вас агрессором?

     — Ну какой из меня агрессор? Если бы, допустим, “Нику” проводили на взносы с кинематографистов, то, может быть, еще можно было бы меня в чем-то упрекнуть. А так для меня в “Нике” нет большого интереса — я не режиссер, не сценарист, не актер и не прокатчик. Победа той или иной картины мне лично ничего не даст.

     — Вы же ко всему прочему и гендиректор премии “Триумф”. На ваш взгляд, это нормально, когда в руках одного человека появляется много власти?

     — Я еще и гендиректор благотворительного фонда хоккейного клуба “Спартак”. А что касается власти, то давайте разгоним Министерство культуры. Да и не просился я на “Нику” — это меня позвали. Так что я пока не вижу повода для упреков...

     — Игорь Владимирович, так зачем же вам “Ника”, если вы не имеете практически никакой выгоды?

     — Мне это интересно...

    



Партнеры