ПИСЬМА О ВОЙНЕ

7 мая 2001 в 00:00, просмотров: 542

  СО СЛЕЗАМИ

     НА ГЛАЗАХ

    

     Моя сестра добровольно пошла служить на фронт радисткой. Ей было всего 19 лет. В 1944 году ее тяжело ранило: она потеряла глаз и серьезно травмировала ногу. Победу встретила в Москве. Вот как она писала об этом в письме:

     “Меня разбудили в третьем часу ночи крики наших ребят: “Победа! Наступила Победа!” Я моментально проснулась и подошла поближе к репродуктору, где Левитан действительно сообщал об окончании войны. Сразу начали накрывать стол, чтобы выпить за столь счастливое событие. Утром в 6 утра пошли гулять. По улицам ходят разодетые толпы людей, поют, пляшут, выпивают за Победу, обнимаются, причем совсем незнакомые люди. В 8 часов вечера мы поехали на Красную площадь, которая была вся заполнена людьми. Манеж и прилегающие улицы тоже были битком набиты желающими поучаствовать в празднике. В 22.00 прогремел красивейший салют, самолеты сбрасывали разноцветные ракеты, ночное небо освещали прожектора. Люди в порыве радости подбрасывали в воздух кепки, деньги. Такого счастливого дня в моей жизни еще не было и не знаю, будет ли”.

     Н.В.ЧУГОРИН,

     г. Москва.

    

     КАК СОЛДАТ

     ИВАН САПОГИ

     У БРОЗ ТИТО

     ОДОЛЖИЛ

    

    

     Эту историю рассказал мне лейтенант роты, стоявшей в ту победную весну под Белградом. Они охраняли резиденцию главы нового правительства Иосипа Броз Тито. Во внутренних “покоях” дежурили сами югославы.

     Рядовой Иван, большой проказник и выдумщик, в тот вечер был свободен от дежурства и любопытства ради решил проникнуть в резиденцию Тито, чтобы посмотреть своими глазами, как живет первый югославский президент (Тито был в отъезде). Хитрец подошел к югославскому охраннику и стал слезно умолять позволить хоть одним глазком взглянуть на хоромы главы государства. Надо сказать, отношение к нашим бойцам у югославов было очень дружеским, и часовой разрешил.

     Иван походил по богато обставленным комнатам, полюбовался на картины и скульптуры и уже направился к выходу, как вдруг заметил отличные хромовые сапоги. Повертел в руках, повздыхал: “Эх, мне бы такие...” А потом взял да и примерил. Подошли! Недолго думая, Иван стащил свои истрепанные кирзачи и натянул хромовые сапожки. Вразвалочку вышел из правительственного дома, охранника-югослава похлопал по плечу: спасибо, мол, братец.

     На следующий день в резиденции поднялся настоящий переполох: возвратившийся Броз Тито не нашел собственных сапог! Правда, вор взамен оставил кирзовые... Начались поиски. Иван аж в лице переменился, когда узнал, что позаимствовал сапоги у самого президента Югославии.

     К вечеру сапоги Тито “нашлись”. Как Ивану удалось их подкинуть, лейтенант не рассказал. Наверное, не без помощи югославов.

     А.Ф.ВОЛКОВ,

     г. Алапаевск

     Свердловской обл.

    

     ПРОТИВНИК

     ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК

    

   &n 18 марта 1944 года, когда мы бомбили железнодорожную станцию Оболь, на которой находились два эшелона с немецкой пехотой. Партизаны сообщили нам результаты налета: около трехсот убитых фашистов, много поврежденной техники. Также пострадали конные повозки, на которых немцев подвозили к эшелону на погрузку.

     С того дня прошло много лет, а я все вспоминаю о тех, кто погиб во время этого боя. И мне почему-то хочется извиниться перед родственниками противника за то, что в тот день они лишились своих близких. Ведь не все немцы хотели принимать участие в той войне — они просто были солдатами и исполняли свой долг.

     О.В.ЛАЗАРЕВ, г. Подольск.

    

     БУХАНКУ

     ДЕЛИЛИ НА РАВНЫЕ ЧАСТИ

    

    

     Меня и мою подругу Фросю Бохан, медсестер, направили на помощь блокадному Ленинграду. Вместе с другими девушками добирались на грузовиках по Ладожскому озеру. Многие так и не доехали: сильно немцы бомбили, и наши машины проваливались в воронки вместе с людьми. Мы с Фросей попали на “Скорую помощь”. Сутки на “скорой” спасали людей после обстрела и бомбежек, следующие сутки работали на перевозке дистрофиков в стационар. Всего страшнее — голод, голод без конца. И как мы еще носилки по этажам таскали?.. Перевозили в больницу одну женщину, и она нам дала буханку хлеба. От радости мы целовали ей руки. А потом задумались: давать ли хлеб шоферу? Решили все-таки разделить буханку на три части. От радости шофер просто ошалел. Он начал целовать нас, и мы все смеялись — это был мой первый смех с начала войны.

     А когда везли очередного раненого, попали под артобстрел, и нашему шоферу оторвало снарядом голову. Фросю выбросило из кабины, а я сидела в кузове и осталась цела, только получила сильное сотрясение мозга. Кое-как мы вытащили труп шофера на обочину. А нам орут: “Уберите машину из-под обстрела!” Фрося решительно села за руль. Как мы с нашими ранеными остались живы — просто чудо!

     Фрося погибла под бомбежкой на железнодорожной станции, светлая ей память. А у меня 3 дочери, 3 зятя, 5 внуков, только вот уже 10 лет совсем не могу ходить.

    



    Партнеры