ВОЗВРАЩЕНИЕ РУССКОГО БАРКЛИ

8 мая 2001 в 00:00, просмотров: 187

  -Не ожидал, что меня раньше времени “амнистируют”, — удивленно заметил баскетболист Руслан Авлеев. — Уже и не верил в то, что смогу в этом сезоне выйти на паркет...

     Впрочем, после того что Руслан сотворил 7 ноября (в День согласия и примирения) прошлого года в матче Кубка Сапорты между казанским УНИКСом и турецким “Бешикташем”, в его скорое возвращение на площадку мало кто вообще верил. Крайне неласково обошелся Авлеев с югославским арбитром Миливое Йовчичем, который в той игре, по мнению нашего игрока, свистнул не так. Русский Баркли (так называют Руслана в честь Чарльза Баркли — известного скандалиста и одного из лучших форвардов НБА) для начала со всей дури запустил в судью мячом, кулаком выбил зуб и пару раз ударил ногами упавшего на паркет югослава.

     За такую выходку Международная федерация баскетбола (ФИБА), а вслед за ней и российская РФБ дисквалифицировали Авлеева на два года. Однако через полгода РФБ скостила этот срок. Так что с восьмого мая Руслан может снова выходить на площадку.

     — Честно тебе скажу, сейчас об этом даже вспоминать страшно, — говорит Руслан, на кисти которого красуется шрам — память о том инциденте. — Тогда я элементарно не выдержал и сорвался. Слава Богу, что Йовчич после всего, что я учудил, нормально ко мне отнесся. Не то чтобы простил, но не стал портить мне жизнь. Другой на его месте сгноил бы...

     — А он, к счастью, принял твои извинения...

     — Я приехал к нему в гостиницу после того, как съездил в больницу, где мне прооперировали руку. Руководство предложило сходить — я и пошел. Правильно, считаю, сделал...

     — Этот случай отразился как-либо на твоей жизни вне площадки?

     — Почти сразу от меня ушла жена. В клубе многие стали смотреть на меня как на дикого зверя. Некоторые “друзья” исчезли на долгое время из поля зрения — зато научился лучше разбираться в людях. Спасибо, что хоть руководство команды не разорвало со мной контракт — в принципе было за что. Но, думаю, они поступили по-своему верно.

     — Доверие надо будет на площадке отрабатывать. Как думаешь, сил хватит?

     — Сейчас я готов процентов на пятьдесят своих возможностей. Месяц тренировался самостоятельно, а затем присоединился к дублерам. В общем, все это время просто держал себя в тонусе. И когда пару недель назад Станислав Георгиевич предложил тренироваться вместе с основным составом, я просто не видел в этом смысла. Зачем надрываться-то?

     — УНИКС проводит лучший сезон в своей короткой истории. Не обидно, что без тебя?

     — Конечно, обидно. Если команда выиграет “золото” или будет в призерах, не стану утверждать, что в этом есть и моя заслуга. Все-таки сезон у меня начался не лучшим образом. Осенью от меня не ахти какая польза была.

     — Когда решалось, “помиловать” тебя или нет, президент УНИКСА Евгений Богачев в качестве одного из аргументов “за” сказал, что в вашей команде ты — единственный татарин.

     — Фанатам УНИКСа хочется видеть в героях прежде всего земляков, а не легионеров. Типа — наш, сами вырастили.

     — Руслан, в России тебя простили, поговаривают, что и в Европе тоже готовы помиловать. Только при одном условии — ты останешься в казанской команде.

     — Пока ФИБА не приняла окончательного решения, я не готов обсуждать эту тему. Одно скажу — после всех этих передряг в Казани не очень хочется оставаться.

     — И ты думаешь, что тебя везде ждут с распростертыми объятиями?

     — На данный момент этот вопрос меня не очень волнует. Разумеется, на златые горы рассчитывать не приходится. Но и за копейки мяч гонять тоже не собираюсь.

    



Партнеры