СУДЬБУ СОКУРОВА РЕШАТ ЛИВ УЛЬМАН И ДЖУЛИЯ ОРМОНД

8 мая 2001 в 00:00, просмотров: 156

  Даже те, кто смотрит полфильма в год, знают про кинофестиваль №1 — чемпионат мира по кино во французском Канне. Завтра он стартует в 54-й раз. В конкурсной программе двадцать две картины, и что ни режиссер — то мэтр. Жюри предстоит оценить новейшие фильмы американцев Дэвида Линча и братьев Коэнов, французов Жана Люка Годара и Жака Риветта, итальянца Нанни Моретти, иранца Мохсена Махмальбафа, японца Сёхэя Имамуры — некоторые из этих киногуру уже были обладателями “Золотой пальмовой ветви” Канна, а Имамура — даже дважды. За призы Канна второй раз в своей карьере поборется и наш собственный классик Александр Сокуров. Его “Молох” получил там два года назад приз за сценарий. Теперь очередь “Тельца” — фильма о заживо разлагающемся Ленине.

     Многие убеждены, что фестиваль в Канне (в среде знатоков говорят именно Канн, а не Канны) — самый буржуазный на свете: этакое супершоу, всемирная ярмарка тщеславия. Внешне так и есть. Там мужчин не пускают на вечерние просмотры без смокинга и бабочки. Там на ночных пляжных “приемах по случаю” рекой льется тысячедолларовое шампанское (оттесняемые охранниками полчища зевак только что не бросаются вниз через парапет набережной).

     Но именно этот смокинговый фестиваль держит марку самого смелого и радикального. Канн и его президент Жиль Жакоб поощряют только кино непродажное, неголливудское, в культурном смысле “левое”. Американцы последний раз выигрывали в Канне аж в 1994 году — это был тот самый случай, когда “Криминальное чтиво” Квентина Тарантино обошло на крутом вираже “Утомленных солнцем” Никиты Михалкова. Но Тарантино, даже если его не любить, голливудским режиссером тоже никак не назовешь.

     Чтобы не было политических сбоев, на пост председателя жюри Канн зовет только людей проверенных. В этот раз жюри обещала возглавить Джоди Фостер — хоть и голливудка, но со славой интеллектуалки. Однако затем отказалась — из-за съемок в триллере Дэвида Финчера “Комната страха” (занятно, что Фостер заменила у Финчера Николь Кидман, которая покинула фильм из-за обострившихся травм, полученных на съемках “Мулен Ружа”. Именно “Мулен Ружем” и откроется в этот раз Каннский фестиваль). В итоге главой жюри стала другая знаменитая актриса и кинорежиссер Лив Ульман (в жюри также войдут режиссер Терри Гиллиам, актриса Джулия Ормонд и др.). Для Сокурова это, пожалуй, лучше. Все-таки европейка, к тому же муза и последователь Ингмара Бергмана. Можно сказать, почти своя.

     Шансы Сокурова вообще выглядят неплохими. Интрига этого года обусловлена тем, что в прошлый раз в Канне наконец-то победил Ларс фон Триер — разумеется, с фильмом “Танцующая в темноте”. Кинематограф фон Триера — это и есть политическая линия Канна. Именно Канн убедил публику в том, что ничего радикальнее фильмов фон Триера в современном кино нет, создал безумную моду на фон Триера. Но в результате возникла опасность, что любое новое решение каннского жюри после награждения “Танцующей” может быть воспринято киномиром как негромкое и даже вторичное. Кого из признанных мэтров в этом году ни награди, хоть во второй раз Линча или братьев Коэнов, все выйдет словно бы за выслугу лет, словно бы фестиваль перестал открывать новые имена и топчется на месте. А в Канне таких штучек не любят.

     Тут-то, пожалуйста, и Сокуров со своим “Тельцом”. А что? Режиссер известный. Характеризуя программу, хозяин Канна Жиль Жакоб назвал его в числе “великих авторов” (Дэвида Линча в узкий круг “великих” Жакоб, кстати, не включил). В то же время Сокуров — имя не слишком раскрученное, никаких больших призов он не завоевывал, а для Канна это важно. Опять же тело Ленина — тема крутая и актуальная. То-то будет сюрприз, если выиграет Сокуров.

     Рискну предположить, что основными конкурентами Сокурова станут японцы и прежде всего новомодный Синджи Аояма (автор прошлогодней каннской сенсации “Эврики”), чей новый фильм назван “Пустынная луна”. Японское кино сейчас в большой силе, в кинокругах даже возник термин new beat from Japan — “новый удар из Японии”, но официального признания, как и Сокуров, сей “удар” тоже пока не получил.

    

     P.S. С фильмом Артура Аристакисяна “Место на земле” (см. “МК” от 28 апреля), который включен в престижную каннскую программу “Двухнедельник режиссеров”, до сих пор ничего не ясно. На “Мосфильме” печатается копия, но доедет ли она до Канна, неизвестно: продюсер по-прежнему против.

    



Партнеры