Великолепная халява

11 мая 2001 в 00:00, просмотров: 430

“Самое интеллектуальное пиршество на планете” — так называют торжественный банкет после ежегодной церемонии вручения Нобелевских премий. И с этим определением вряд ли поспоришь. “Самое интеллектуальное” обычно проходит в столице Швеции Стокгольме. Оно не только самое интеллектуальное, что вполне объяснимо, но и, пожалуй, самое экстравагантное и самое строгое по протоколу. Гармония на нем поверяется алгеброй, как в музыке Сальери, если верить Пушкину.

На каждую персону, включая даже короля и королеву Швеции, приходится 21,6 дюйма “столовой площади”. Так что не разгуляешься. Но это как раз тот случай, когда можно сказать: “В тесноте, да не в обиде”. Первый нобелевский банкет состоялся в стокгольмском “Гранд-отеле” в 1901 году. На нем присутствовало 118 гостей, и все — мужчины. На последнем банкете гостей было 1373 человека, включая представительниц прекрасного пола.

Виной “гостевой инфляции” являются сами нобелевские лауреаты. По протоколу каждый из них имеет право приглашать гостей на банкет. И большинство из них этим правом злоупотребляет. В этом смысле рекордсменом оказался лауреат прошлого года по медицине Гюнтер Блобель, пригласивший аж 49 человек! “Хореографы” банкета посадили за стол лишь 17 блобелевских гостей, а остальных потчевали ужином в близлежащем ресторане. Платил за них сам Блобель. Правда, на бал после банкета были приглашены все блобелевцы.

Учтя инцидент с Блобелем, Нобелевский комитет ввел гостевую квоту — 12 гостей на банкет и еще семь — на бал. В прошлом году нобелевских лауреатов набралась чертова дюжина — 13 человек, разделивших шесть премий в 900000 долларов каждая. Обычно король Карл-Густав XVI сидит рядом с супругой лауреата-физика. (Традиционное низкопоклонство перед этой наукой, вызывающее все нарастающие протесты со стороны служителей иных наук, которые сейчас явно обходят физику.) Поскольку в том году премию по физике разделили трое ученых, было решено посадить рядом с Его Величеством ту жену, которая старше по возрасту. Гладко по этикету, но не по-джентльменски. Ведь возраст женщины — табу!

Кому не хотелось бы принять участие в величайшем интеллектуальном чревоугодии? Многие, не знающие нобелевского ритуала, обивают пороги “хореографов” с пошленькой просьбой: “Нет ли лишнего билетика?”. Они готовы заплатить за него любую сумму, иногда даже превышающую размеры самой Нобелевской премии. Но это голоса вопиющих в пустыне. Билеты на “самое интеллектуальное” в открытую продажу не поступают. Ни за какие деньги. И перекупщиков здесь не бывает. Тем, кому положено, платят за банкет сами. Таких около 60 процентов гостей — представителей высшего научного света и организаций, финансирующих Нобелевские премии. Правда, плата божеская — всего 87 долларов (875 шведских крон) с рыла, то бишь за куверт. Гости, сидящие за “Столом почета” — человек 90, — за банкет не платят. В числе “халявщиков” новоиспеченные лауреаты, их благоверные, коронованные особы (не только шведские) и главы корпораций-спонсоров, например, “Вольво” или САС; хотя последних нельзя зачислять в химически чистых халявщиков, поскольку они платят за все.

По этикету пить не разрешается, пока на это не даст команду председатель Нобелевского комитета. Пока он произносит тост, все стоят, держа свои бокалы двумя пальцами за ножку на уровне не выше самой верхней пуговицы мужской манишки, а женщины — не ниже второй пуговицы сверху. После первого глотка гости садятся, но немедленно снова вскакивают, и весь ритуал повторяется, пока спич произносит на сей раз король. Чокающиеся обязаны смотреть в глаза друг другу — даже тогда, когда они пригубят бокалы. Эта традиция повелась со времен викингов, которые не доверяли друг другу и опасались, что чокающийся может убить гостя, если сведет с него глаз. В те далекие времена все посудное серебро состояло из одних ножей.

Сейчас, конечно, сервировка много разнообразнее. Нобелевцы — не викинги. Сервиз для банкетов был заказан за 1,6 миллиона долларов к 90-летию Нобелевских премий в 1991 году. Он состоит из 6750 бокалов, 9450 ножей и вилок, 9550 тарелок и... одной чайной чашки. Последня — для принцессы Лилианы, которой сейчас 80 лет и которая не пьет кофе. Чашка хранится в специальной красивой коробке из дерева с монограммой принцессы. Но вот блюдце от нее кто-то похитил.

Главное блюдо подают на тарелках, обрамленных золотой каймой, стоимостью в 40 долларов каждая. Серебро, естественно, из серебра, за исключением позолоченных ножей для рыбы, имеющих форму рыбы с зелеными камнями вместо глаз. Воруют посуду на сувениры умеренно. С прошлого года пришлось докупить сто кофейных ложечек, что, по словам хозяев, “вполне терпимо”.

Меню банкета держится в строжайшем секрете, как миграция американских подводных лодок в шведских фьордах. Все попытки масс-медиа разнюхать секреты нобелевской кухни, как правило, оканчиваются ничем. В прошлом году меню выглядело следующим образом: артишоковый крем с нарезанными яблоками, лобстеры и икра на закуску. Второе — филе из ягненка, обернутое в белую капусту. Десерт — ванильное мороженое с ананасами, ягодами и ложкой сахара.

Но даже последний нобелевский банкет будет выглядеть примитивным завтраком на траве по сравнению с тем, что произойдет в Стокгольме в 2001 году, когда будет отмечаться 100-летний юбилей Нобелевских премий. На банкет съедутся около 200 лауреатов Нобелевской премии. Вот это и впрямь будет самым интеллектуальным пиршеством на Земле; а поскольку мыслящие существа в космосе пока не обнаружены — то и во всей Вселенной.

P.S. Факты и статистика для этого пира, на котором у меня мед даже по усам не тек, взяты мной из газеты “Уолл-стрит джорнэл”. Она хотя и орган деловых кругов, но и науку не забывает. В наше время бизнесу без науки и ни туды и ни сюды.



    Партнеры