“Стреляли? платите!”

12 мая 2001 в 00:00, просмотров: 171

Беспрецедентный судебный процесс проходит в Басманном суде столицы. Бывший житель Чечни, а ныне москвич, заслуженный юрист России Абдулла Хамзаев предъявил иск государству о возмещении нанесенного ему бомбардировкой ущерба.

Заседания откладывались дважды, а вчера наконец “процесс пошел”...

Хамзаев поставил российское правосудие в крайне сложное положение. Признать, что он прав, — значит спровоцировать поток аналогичных исков. Ведь от двух чеченских кампаний пострадали тысячи мирных жителей.

Отказать — для этого суду придется поискать веские доводы. Дом Хамзаева в Урус-Мартане действительно разрушен 19 октября 1999 года в результате ракетно-бомбового удара российской авиации. Минобороны сначала по привычке открестилось от всяких ударов: мол, никуда не летали, никого не бомбили. Но Хамзаев тут же подкрепил свое заявление справкой из прокуратуры Чечни, которая еще в июле 2000 года возбудила уголовное дело по факту гибели людей и имущественного урона от той бомбежки. Как раз по этому делу Хамзаев официально признан потерпевшим.

И вот теперь он требует, чтобы ответчики (а это Правительство РФ, Министерство обороны и Министерство финансов) выплатили ему материальную компенсацию за потерянный дом и за переживания: 56 тыс. долл. за дом площадью 184 кв. м (из расчета средней цены 1 кв. м жилья в России — 300 долл.) и 5 млн. руб. морального ущерба.

На этот раз представители всех ответчиков в суд пришли. Пришел и представитель Главной военной прокуратуры (и одновременно Генпрокуратуры) Владимир Тен. По его мнению, нынешнее гражданское дело нельзя рассматривать до завершения первого, уголовного, расследуемого в Чечне.

Абдулла Хамзаев, полтора года упорно собиравший доказательства, убеждал перед заседанием многочисленных журналистов, что суд изберет тактику затягивания процесса — очень распространенный в юриспруденции прием. Но похоже, что такую тактику решил избрать сам юрист-потерпевший. Он предложил представителям ответчика обширный список... из 50 с лишним вопросов. Судья Евгения Карпушкина методично снимала вопросы один за другим как не относящиеся к делу, а Хамзаев так же методично задавал следующие.

— Клоунада... — поморщился сидящий рядом со мной представитель Минобороны.

— Базар закончен, задавайте вопросы по существу! — не выдержала судья.

Правда, некоторые вопросы Хамзаева били, что называется, не в бровь, а в глаз.

— Во время обстрела погибла моя соседка, 87-летняя Аминат Абубакарова, и еще 5 человек. Есть ли у вас доказательства их участия в незаконных вооруженных формированиях?

— Нету...

— Разрушено 40 домов — целый квартал. Разве там размещались узлы связи, штабы, техника боевиков?

— У нас таких данных нет...

— Пять генералов говорят, что мой дом не бомбили, а глава местной администрации утверждает, что бомбили. Кто из них лжет?..

Представители ответчиков медленно накалялись. Представитель Генпрокуратуры Владимир Тен поспешил внести ясность: факт бомбардировки жилого квартала в Урус-Мартане все-таки подтвержден. Осталось выяснить маленькую деталь: чьей авиацией — Военно-Воздушных Сил, фронтовой или внутренних войск — нанесен удар 19 октября? Уголовное дело по этому факту сейчас приостановлено, хотя оперативно-розыскные действия проводятся до сих пор.

Как признают все эксперты, перспективы гражданского иска Хамзаева очень туманны. Но следует напомнить, что Абдулла Хамзаев уже зарекомендовал себя как упорный и грамотный адвокат. Именно он сейчас защищает интересы семьи погибшей Эльзы Кунгаевой в Ростове-на-Дону на процессе полковника Буданова...



Партнеры