ДЕЛО ОТРАВИТЕЛЕЙ

14 мая 2001 в 00:00, просмотров: 345

  Дом №7/1, что на улице Фрунзе в Серпухове, виден прямо с городского вокзала — на его крыше красуется мощный лик Ильича. Под тяжестью вождя прохудилась крыша — и это единственная неприятность, которая коснулась жителей дома за 25 лет его существования. Но 8 января 2001 года жильцы первого подъезда получили “рождественский подарочек от какого-нибудь чеченского Санта-Клауса” — огромное пятно ртути (площадью О,5 м на метр), аккуратно разлитой прямо на подъездном крыльце.

     — Я сначала подумала, что кто-то разлил краску-серебрянку. СТОЛЬКО ртути даже вообразить невозможно, — рассказывает пенсионерка Валентина Петровна Антонова.

     Но старшая по подъезду оказалась более проницательной. Позвонила в милицию (кстати, она так и не приехала), ГО ЧС, СЭС, жилищный комитет... Четыре дня вышеперечисленные службы решали, кому же из них выполнять демеркуризационные работы.

     — Да, это ртуть, — ответили работники СЭС, которые прибыли на место только на пятый день. И молча испарились на неопределенный срок.

     Потом, вспоминают жильцы, пришла пьяная уборщица из жилкома и развела на крыльце грязь мыльно-содовым раствором. Часть ртутных “шариков” смела под крыльцо, часть — на снег, который бульдозер тут же свалил возле школьного двора. Спустя еще какое-то время в целях нейтрализации паров ртути жилищники уделали подъезд хлорным железом. А сам очаг заражения, т.е. крыльцо возле двери, трогать не стали. Концентрация паров ртути в лифте превышала на тот момент допустимую норму в 170 раз, в подъезде — в 150, а в квартирах — в 15. Лифт за четыре месяца обработали один раз, и то не в шахте, как положено, а изнутри.

     В СЭСе людей как могли успокоили: мол, до весны можно потерпеть, ведь испарений ртути при минусовой температуре быть не должно. Звоните, когда потеплеет. Позвонили аж 6 апреля. Замеры показали превышение ПДК на пороге в четыре раза, а в квартирах — в два раза.

     — Моей малышке полгода, — жалуется молодая мама Надя, — ей ползать надо, а полы забрызганы хлорным железом. Девчушка не спит по ночам, орет как сумасшедшая. Боимся за нее, разве она вырастет здоровой! Хотели квартиру менять, но кто же к нам переедет — только самоубийцы. Врачи из СЭС посоветовали сделать капитальный ремонт и желательно сменить мебель. Семья с третьего этажа, что побогаче, выбросила кухню и стенки, купила все новое. А мы такой роскоши позволить себе не можем. Правда, от ковра все-таки пришлось избавиться...

     — Недавно сдала анализ крови — низкое содержание лейкоцитов, — рассказывает молодая девушка, — раньше у меня никогда такого не было.

     По-хорошему всем бы жителям не мешало пройти обследование, только где и на какие шиши?

     — Да вы во всем сами виноваты, — считает глава ГО ЧС Серпухова тов. Столяров, — ноги надо лучше мыть, а не разносить ртуть по квартирам да по подъездам! Вам бы все на халяву получить, а за замеры в квартирах вообще-то платить надо.

     Кстати, “сильные мира сего” долго спорили, чрезвычайная это ситуация или нет. До сих пор так и не решили. Мэр города г-н Жданов тоже оказался очень чутким к людскому несчастью — довел до слез девочку с местного телевидения, которая сделала сюжет об этом: “Зачем раздувать эту историю? Ведь и дураку понятно: ртуть — это очень вредно. А ее разлили, чтобы высосать больше денег из горбюджета...”

     Последние замеры СЭС под нажимом несчастных жильцов провела 3 мая. Результат оказался еще страшнее, чем в апреле: превышение ПДК ртути в подъезде составило 13,3 раза, а в квартирах — 17.

     — У нас создается впечатление, что совершенно нереально нейтрализовать ртуть, — вздыхают обитатели дома. — Врачи приедут, замерят, пошумят и уедут. Все делают как бы из-под палки, нехотя — “ну нате вам замеры”. В областном ГО ЧС говорят, что ничем помочь не могут, пока не получат письменной просьбы от главы города и начальника МЧС. Мы написали письмо Громову, мэру и в прокуратуру. Прокурор возбудил уголовное дело, но вскоре приостановил его — в связи с неустановкой виновных.

     Жители уверены, что, судя по количеству разлитой ртути, это тщательно спланированная акция. И это не первая диверсия в Серпухове. Совсем недавно ртуть обнаружили в подъезде кооперативного дома и в здании школы. Откуда ее берут? На заводе нетканых материалов или на “Ротепе”, где, если верить серпуховичам, она используется в производстве и нет никакого учета ртути. А это ведь все равно что бомба замедленного действия. Период ее распада — 350 лет. Пары тяжелого металла не выводятся из организма, оседают на каком-либо органе, и со временем развивается рак.

     — Если начальник МЧС не знает, что такое ртуть, то о чем вообще можно говорить! — возмущаются жильцы. — Он думал, что мы все должны сразу умереть, как от радиации. Мы объясняли ему, что не так скоро. Нас надо выселять отсюда! Посоветуйте, что делать? На даче жить? А если дачи нет? Одна семья не позволила обрабатывать квартиру хлорным железом, говорят, хотим умереть молодыми. А мы не хотим умирать — ни молодыми, ни старыми. Оптом купили палатки — скоро весь подъезд будет жить под брезентом.

     Здоровье не купишь, им можно только расплачиваться...

     Юлия ЩЕДРОВА,

     г. Серпухов.

     P.S. Почти каждый день в редакцию “МК” звонят из Серпухова и Подольска: помогите, у нас разлили ртуть! Т.е. случай с домом по улице Фрунзе — совсем не досадное недоразумение на юге Подмосковья. Мы созвонились с прокуратурой Серпухова и спросили: какие принимаются меры по борьбе с ртутными террористами?

     — Наша задача — возбуждать и приостанавливать уголовные дела, — ответил прокурор Сергей Абросимов. — Все остальное должны делать ГО ЧС и милиция. Мы только раздаем задания.

     Вот и получается, что все службы перекладывают ответственность друг на друга. А в результате... Да никаких результатов нет! Люди один на один со своими проблемами. Ведь помощь утопающим — дело рук самих утопающих.

    



Партнеры