Белая ворона по имени Илья

14 мая 2001 в 00:00, просмотров: 416

Как ни комично прозвучит, но позавчера вечером надежда и гордость отечественной музыки, модно продвинутый “Мумий Тролль”, сроднился кое в чем с попсово-царственным мегасемейством. Он почти повторил шумный “успех” г-жи Пугачевой и г-на Киркорова на конкурсах “Евровидение”, со свистом пролетев на нем аки кусок фанеры над городом Парижем (в данном случае — над Копенгагеном).

Почти все это (благодаря прямой трансляции Первого канала) мы видели, но не все и не всё поняли в должной мере. То, что Лагутенко будет на этом конкурсе запрограммированной европейской безликости и политкорректности безусловной белой вороной — подразумевалось с самого начала. Цели побеждать на “домохозяечном смотре самодеятельной песни” (как величают “Евровидение”, скажем, в городе проживания Лагутенко, Лондоне) не ставилось и в помине. На удивленный вопрос друзей-коллег-рокеров: “На хрена вам это болото сдалось-то?” — Илья отвечал уклончиво: родину сказочника Андерсена хотим на шару посмотреть! Менеджмент же “МТ” отвечал конкретнее: надо, мол, и все... И вот теперь, после субботних переживаний и обидных ощущений от этого бесславного 12-го места, можно приоткрыть карты. “Мумий Тролль” в данный момент находится в заключительной стадии подписания огромного контракта с западным рекорд-мейджором (звукозаписывающей корпорацией). И участие в невнятном европейском теледействе с трансляцией на сто миллионов зрителей — один из обязательных пунктов начала западной промо-кампании по этому контракту. Лагутенко вышел на копенгагенскую сцену лишь на три минуты, озарил стадион своей фирменной улыбкой, озадачил кошачьими интонациями и обаятельным акцентом... И запомнился несомненно. Особенно тем, кому и надо было запоминаться: европейским музыкальным масс-медиа, продюсерам, профессионалам. Не зря ведь каждый вечер в течение предконкурсной недели “тролли” без устали наяривали свои попурри на аппаратуре, установленной в данс-холле отеля. На эти ни к чему вроде бы не обязывающие концерты собирались “нужные люди”, разговоры о “странной группе из России” нарастали как снежный ком. Хотя, понятное дело, все на “Евровидении-2001” было отчасти распределено заранее: песни всех участников уже несколько месяцев находились на Интернет-сайте, и за них велось предварительное голосование. По его итогам и закулисным слухам тройка победителей в субботний вечер должна была выглядеть так: первое место — Наташа из Франции, вторые — дуэт “Антик” из Греции, третье — мускулистая девушка Мишель из Германии. А вот “Мумий Тролль” в этом списке просматривался на 6—8-м месте. Но, видимо, вмешались сложные транснациональные интересы: Эстонии же со дня на день вступать в Евросоюз. Да и в целом у неожиданно победившего эстонского дуэта Танала Падара — Дэйва Бэнтона сочетание очень политкорректное: пожилой мулат с юным прибалтом ненавязчиво поют позитивную песню. Правда — ни о чем. Но это тоже — вполне политкорректно.

...А “Мумий Тролль” на “Евровидении-2001” все равно был лучше всех (даже его лютые ненавистники соглашаются с этим). Поскольку был он слишком запомнившейся белой рок-вороной среди усредненной европейской попс-серости.



    Партнеры