"Курск" в ребро - седина в голову?

19 мая 2001 в 00:00, просмотров: 380

У вице-премьера Ильи Клебанова за минувший год изрядно прибавилось седины на висках. “Брошенному” на атомную подлодку Илье Иосифовичу было в пору не то что поседеть — с ума сойти. Еще бы: вначале приходилось озвучивать официальную версию по спасательной операции, потом выкручиваться с причинами трагедии, а в последнее время лавировать с вариантами подъема лодки. Недавнее его заявление по срокам проведения операции вообще выглядело как-то загадочно — Клебанов назвал срок окончания подъема и затраченное на него время, но зашифровал дату начала операции. Последнее сообщение о разрыве контракта с международным консорциумом по подъему “Курска” окончательно запутало все карты. Тут поседеешь...

Лежащая на дне Баренцева моря на глубине 103 метров подлодка “Курск” давно уже перестала быть осязаемым объектом — искореженная субмарина превратилась в предмет политических и финансовых интриг. Похоже, что забыта и первопричина произошедшего — после 12 августа прошлого года рвущая сердце боль за жизни 118 подводников как-то незаметно отошла на второй план. Сегодня копья ломаются совсем по другому поводу. Подъем лодки больше напоминает шоу с участием весьма далеких от трагедии “артистов”.

Начнем по порядку. Почему, например, штаб-квартира международного фонда “Курск” оказалась в Брюсселе? С одной стороны, это вроде как объяснимо — у России нет средств на самостоятельное проведение операции по подъему лодки. А с другой... Во время недавнего визита в Грузию Илья Клебанов заявляет, что Россия готова взять на себя все финансовое бремя проведения работ, а деньги из-за рубежа будет воспринимать лишь как своеобразную компенсацию. То есть лодку мы поднимаем сами и издали любуемся на флаг международного фонда?

Вторая “непонятка” — участие в подъеме международного консорциума. Его техническое обеспечение: норвежско-американская компания Halliburton и две голландские, Smit Tak и Heerema, вполне профессиональны и готовы провести все работы. Разумеется, не задаром. С ними вроде как уже была достигнута предварительная договоренность, но... Помимо подъема конкретной атомной подлодки от нас потребовали согласия на утилизацию всех ядерных отходов в северо-западном регионе. Теперь консорциуму вообще дали от ворот поворот. Не сошлись в цене? Или в секретности?

Вчера был подписан новый контракт на проведение операции по подъему АПЛ “Курск”. С российской стороны автографы в нем оставили генконструктор и начальник ЦКБ “Рубин” Игорь Спасский, который выступил в ранге заказчика, и замглавкома ВМФ Михаил Барсков — как государственный заказчик. Названия иностранных фирм держали в секрете до последнего, хотя это и было секретом Полишинеля. Нидерландская (голландская) компания “Маммут” (Mammoet) не скрывала, что получила от России предложение, подкупающее своей новизной, — подъем затонувшей атомной подлодки для фирмы равнозначен подарку судьбы: тут тебе и деньги, и слава.

Зачем все это нужно самой России? Президент Владимир Путин сейчас настаивает на соблюдении безопасности при операции, подчеркивает, что после подъема необходимо выяснить истинные причины аварии. Для этого все интриги с операцией по подъему? Ой ли. По мнению экспертов, упущено девять месяцев драгоценного времени для нормальной организации работы. К чему тогда сейчас аврал? Может, несколько наивно прозвучит, но создается впечатление, что подъем “Курска” в очередной раз оттягивают, а нынешняя шумиха вокруг лодки лишь повод, чтобы найти весомые причины для перенесения операции.



    Партнеры