"Камера", которую хотят

21 мая 2001 в 00:00, просмотров: 681

Подмосковье еще не очухалось от последствий пожара на Останкинской телебашне, как разгорается уже другой пожар: вокруг телерадиокомпании “Московия”. В этом скандале все как в хорошем вестерне: судебные заседания, приставы и ночные штурмы кабинетов с привлечением милиции.

Областной телеканал “Московия” (о существовании которого знают даже не все в Подмосковье) стал вдруг на вес золота — и у властных структур, и у сомнительных коммерческих фирм.

Напомним предысторию событий. Цепочка перепродаж 51% акций телекомпании (принадлежавшие КБ “Уникомбанк”) началась еще при прежнем губернаторе. И долго ли, коротко, они каким-то чудесным образом перекочевали в собственность телевизионного технического центра — ТТЦ. У областной администрации как было, так и осталось 44% акций. А у ТТЦ их стало сразу 56%: 5% центр имел еще раньше.

Поначалу такой баланс сил тревог на Старой площади не вызывал. Ведь ТТЦ — не частная лавочка, а федеральное унитарное предприятие. Значит, сама “камера” находилась в надежных руках — и у области, и у государства одновременно.

Однако в начале нынешнего года центр продал 51% ценных бумаг некоей ЗАО “Остэм”, находящейся под патронажем КБ “Межпромбанка”. В реестр акционеров (как положено) ЗАО почему-то не было вписано, и о сделке никто ничего не знал. Когда тайное стало явным и возник резонный вопрос — какое же отношение Межпромбанк имеет к областному телевидению?! — Старая площадь обратилась в суд.

В апреле Московский областной арбитражный суд признал продажу 51% акций Уникомбанка незаконной и наложил на них арест. По логике вещей эти самые ценные бумаги ЗАО “Остэм” (Межпромбанк) тоже являются незаконными — ведь они получены от ТТЦ. А центр, по определению суда, ими не владеет.

Но тут-то и начали разворачиваться события. 26 апреля “Остэм” по своей инициативе и втайне от областной администрации (имеющей, подчеркиваем, 44% акций “Московии”) провела собрание акционеров. И выбрала генеральным директором “Московии” Владимира Желонкина. Активизировала свою деятельность и областная администрация.

Сейчас на телеканале не один, а целых три генеральных директора. Уже известный нам Владимир Желонкин — ставленник Межпромбанка. Валерий Томилов назначен и.о. гендиректора “Подмосковья” и представляет интересы областной администрации. Ну и “третье лицо” этого конфликта — Александр Крутов: в начале мая Останкинский межмуниципальный суд Москвы восстановил его в должности генерального директора. С этого поста его уволили в начале нынешнего года.

У семи (т.е. у трех) “нянек” дитя без глазу. Журналистский коллектив получает мизерную зарплату, да и ту выдают с большой задержкой. Правда, сама “Московия” регулярно выходит в эфир — 22 часа в неделю, как и предусмотрено расписанием.

Новая власть (при наличии трех гендиректоров правит телеканалом Владимир Желонкин) уже сняла с эфира часть программ. И вынашивает планы превратить скромную и тихую “Московию” в телеканал федерального масштаба. И переименовать его в “Политику”. Песня эта, конечно, длинная. Но подмосковные власти уже сегодня интересует вопрос: если телеканал “уплывет” со Старой площади — то чем он будет “забивать” эфир, пока не достигнет сияющих федеральных вершин?

Тут существуют три версии. Первая — он так и останется на сегодняшнем уровне профессионализма, мало чем отличающегося от “советских стандартов”. Информация с посевной, возрождение подмосковного производства — и пр., и пр., и прочая. Но такое развитие событий маловероятно. Зачем затевать борьбу, привлекать огромные финансовые средства — чтобы оставить потом все как есть?

Второй вариант — организовать “Московию” таким образом, чтобы встать в оппозицию к Лужкову. И не допустить на декабрьских выборах в городскую Думу его сторонников. Поговаривают, что возглавить этот “крестовый поход” может даже Сергей Доренко.

Ну и расклад третий (и последний) — за всеми этими событиями стоит не кто иной, как Пал Палыч Бородин. Он не может простить Юрию Лужкову своего фиаско на выборах мэра. И начинает подготовку к очередным выборам московского градоначальника загодя, причем с областного телеканала. К столь печальному выводу приводят те обстоятельства, что якобы г-н Желонкин был у Пал Палыча начальником избирательного штаба в декабре 2000 г. Стало быть, и пляшет “под его дудку”.

Однако сам Бородин категорически отметает такие слухи. И заверяет, что никакого Желонкина знать не знает. В своем недавнем заявлении по этому поводу госсекретарь Союзного государства однозначно сказал: если клеветническая кампания против него не закончится, то он обратится в “соответствующие инстанции с требованием судебной защиты”.

Генерал Громов не сидит сложа руки. Ведь передел “Московии” ничего хорошего региону не сулит. Владимир Желонкин прямым текстом заявляет, что в политике телеканала он ничего не решает. Значит, кто-то решает за него? Но кто? И как этот таинственный “кто” поведет себя в дальнейшем?

По непроверенной информации, губернатор Громов уже проинформировал о проблемах “Московии” президента Путина. И якобы президент признался губернатору, что:

а) впервые слышит о такой телекомпании,

б) обязательно поможет губернии не поступиться своими СМИ.

Якобы этим вопросом сейчас занимается Сергей Ястржембский. Который полон решимости вернуть “Московию” в лоно областной собственности.

28 мая состоится арбитражный суд по иску администрации Московской области. Он должен рассмотреть правовые аспекты последней сделки — купли-продажи пакета акций ЗАО “Остэм”. С юридической точки зрения она совершенно незаконная, и Старая площадь должна отвоевать “Московию”.

Но, учитывая нюансы этого дела, финансовые подкрепления... В общем, прогноз — дело неблагодарное.




Партнеры