"Болезнь красных глаз"

25 мая 2001 в 00:00, просмотров: 713

Я как-то писал о том, что нашу московскую власть порой поражает “болезнь красных глаз”. Так нынешние китайские реформаторы называют рецидивы коммунистических подходов.

Планируемое в Москве повышение почти вдвое жилищно-коммунальных платежей и намерение начать его с богатых — иначе как “болезнью красных глаз” назвать нельзя.

Еще при выборе вариантов приватизации жилья демократическое большинство Моссовета отвергло как “красные” предложения заставить горожан оплачивать при приватизации избыток жилплощади, так и попытки городских чиновников нажиться на приватизации. И хотя потом бюрократия Москвы сумела многое отвоевать — установила повышенную плату за “второе” жилье, ввела усложненную регистрацию и т.д., — московская бесплатная и упрощенная приватизация остается самой демократической из всех реформ России.

Сегодня чисто советский подход — в том, что при объявлении о повышении цен городские власти не доложили городу о радикальных мерах по сокращению убытков: ни в части уменьшения аппарата, ни в части внедрения достижений мирового технического прогресса. Проблему преодоления своей убыточности они свели — как истые советские номенклатурщики — к повышению поборов. Первая “краснота” — само увеличение цен и тарифов.

Нынешние планы повышения цен на жилищно-коммунальные услуги имеют вторую “красноту” — введение льгот для бедных. Как любит бюрократия вводить льготы и с их помощью усиливать контроль над людьми! А ведь еще из опыта советских времен известно, как сложно выявить бедных, и завскладом с двумя автомобилями и дачей попадал — при окладе в 100 рублей — в “бедные” и, более того, получал все льготы, чтобы не быть заподозренным в чем-либо. А масса подлинно нуждающихся становилась добычей чиновников, которые изматывали их бесконечными бумагами, справками, очередями, комиссиями, чтобы довести до готовности платить “мзду”... Об этом недавно справедливо напомнил на Первом канале Максим Соколов.

И, наконец, третья “краснота” — начать повышение с богатых. Пусть они первые начнут платить удвоенный тариф...

Сегодня “теневиков”, по общему мнению, гораздо больше. И все они, как и в прошлом, станут объектами городского попечительства. Но есть и другие “получатели” льгот. Совет Думы недавно принял решение, что депутаты теперь вообще не будут платить в Москве ни за жилплощадь, ни за коммунальные услуги. За все заплатит Дума. Нетрудно догадаться, как будут голосовать за предложение удвоить оплату эти освобожденные от всяких оплат депутаты.

Интересно, что у московских властей не нашлось ни слова для оценки этой акции. А может, они и сами собираются сделать “льготниками” и московских депутатов, и аппаратчиков? Тут все логично с точки зрения бюрократа: если жилищно-коммунальное хозяйство после удвоения оплат стало рентабельным, то надо поощрить и авторов, и проводников реформ: и депутатов, и администраторов. Вот в Петрозаводске — не успела мэрия объявить о росте тарифов, как муниципальные ЖЭУ тут же повысили зарплату своим сотрудникам.

В собственно экономическом плане этот упор на богатых мало что дает. У города, условно говоря, убыток от жилищно-коммунального хозяйства 100 рублей. Богаты в России, по статистике, 5%, в Москве пусть больше — 10% населения. Следовательно, сейчас на эти 10% относится 10 рублей из 100 убытка. После увеличения всех платежей по максимуму — вдвое — богатые заплатят еще 10 рублей, и убыток города сократится со 100 рублей до 90 рублей. Вот и вся “операция”. Расходы на нее превысят результат. Если...

Если, во-первых, непрерывно не увеличивать процент тех, кого называть “богатыми”. Так как поход на богатых даст мизерный итог, то, чтобы не опозориться, власти начнут расширять круг горожан, отнесенных к “богатым”. Так всегда было при “красных”. Сначала грабили помещиков и капиталистов. Кончился этот источник — начали грабить кулаков. Затем кулаками объявили всех середняков, обложив их по “кулацким” нормативам.

Я уверен: сейчас произойдет то же самое. И те средние горожане, которые в 2001 году с безразличием или даже со злорадством будут смотреть на увеличенную плату богатых, в 2002 году сами окажутся в числе “богатых” и начнут платить, как они. Иной логики не бывает у тех, кто “во власти” сидит, но как решать проблемы, не знает, а расставаться с постами и привилегиями — законными и незаконными — не хочет. Так было в прошлом, так будет и сейчас.

Не исключено, что решили начать с богатых, чтобы “подсластить пилюлю”. Использовали чисто коммунистическое, “красное” средство. Но, как сказано у Грибоедова, “нынче свет уж не таков”. И на протухшую за долгие годы употребления наживку в виде “похода на богатых” вряд ли клюнут даже верные коммунистическим идеалам горожане.

Я бы понял — не согласился бы, но понял, — если бы было решено начать вводить новую повышенную плату с не состоящих в браке граждан 20—50 лет. Или с бездетных в этом возрасте. Или, в конце концов, с тех, кто приехал жить в город в последние пять лет. Словом, была бы хоть какая-то, пусть убогая, но логика реформ. Но поступили по-большевистски — начать с богатых...

А что если решение “начать с богатых” в сфере жилья — только старт похода на богатых в целом?

Ведь убыточно в Москве не только жилищно-коммунальное хозяйство. Денег не хватает на больницы и лекарства, на школы, на театры и т.д. Так что и там можно будет заставить богатых платить.

В 20-е годы была теория “лишенцев”. Богатые лишались того, что полагалось всем гражданам. Почему? Да потому, что богаты. Богат — виновен. По пословице: от трудов праведных не наживешь палат каменных. Так что надо давить богатых — как давил котов Шариков из “Собачьего сердца” Булгакова. Сегодня лишим богатых того, что получают прочие граждане, по жилью. Завтра — по образованию. А послезавтра лишим и права голосовать — по примеру 20-х годов. В общем — опять действуем в духе “красных”.

А этот “дух” и тот путь — уже не область теоретических споров. Это область фактов: опыт СССР, опыт Китая.

С уничтожением богатых затухает творческий запал конкуренции, исчезают самые мощные стимулы к росту производительности и эффективности.

И — в конце концов — пустые прилавки, очереди, талоны на 500 граммов масла в месяц. Морями паршивой водки и “бормотухи” народ не успокоить. И десятилетиями приходилось ходить на Запад с протянутой рукой, покупая самые дешевые и самые худшие по качеству хлеб и продукты, залежалые, пропитанные пестицидами и нитратами. Выросшее на такой пище поколение на всю жизнь обременено букетом тяжелейших болезней.

А в науке и технике — тоже растущее отставание. Его все меньше удается восполнить подвигами разведчиков, добывающих на Западе то секреты атома, то электроники. “Позаимствованная” техника всегда хуже — и тонут атомные подводные лодки, взрываются газопроводы, и, наконец, грозный гром Чернобыля.

А вооруженные современной техникой безграмотные афганские пастухи становятся не по зубам для той самой армии, для которой страна десятилетиями ничего не жалела. И — как итог — перспектива вступить в соревнования в области “звездных войн” звучит последним звонком перед выключением света в зале.

Никакого иного будущего у курса на подавление богатых нет.

Но есть еще одно, пожалуй, главное объяснение общероссийского бюрократического похода за удвоение платы по жилью. Речь идет о политическом аспекте.

Казалось бы, мера явно непопулярная, и в нормальной демократической стране ее авторы проиграли бы на ближайших же выборах.

Но это — в нормальной стране. А у нас — особый этап развития. Суть его в том, что наша номенклатура решила править нами в одиночку. Без ширмы в лице демократов. И без советов олигархов. Но ведь и в одиночку, если состоятся выборы, на них надо побеждать. Если мало экономических успехов, остается использовать так называемый административный ресурс. Суть его в том, чтобы заставить голосовать “правильно”. Легче это сделать с тем, кто от власти зависит. Конечно, невыплат зарплат в срок недостаточно. А вот выдача льгот по жилью — дело весомое и, главное, постоянное.

Сумму льгот по России — по словам руководителя Госстроя — планируют в 50 млрд. рублей. При 700 млрд. нынешнего убытка. Это означает, что только 7 человек из 100 получат льготы. Но в России 35% граждан живут за чертой бедности. И все 35% могут просить тех или иных льгот. Если все 50 млрд. распределить поровну между этими 35%, то в среднем один сверхбедный гражданин получит компенсацию в размере, покрывающем только 20% возросшей оплаты. А если дать стопроцентное освобождение от роста цен, то льготы получат только 7 человек из 35 нынешних бедных. Но и этих семи — если их хорошо отбирать — достаточно для перевеса “своих” кандидатов. А ведь можно платить льготы и не в размере 100% и тем самым увеличивать потенциальный круг “надежных избирателей”...

Вот этот-то политический выигрыш и делает для бюрократии сверхпривлекательным именно увеличение жилищно-коммунальных платежей.

На первый взгляд, активность властей Москвы в ускоренном повышении цен и тарифов выглядит как традиционное советское желание угодить начальству. Но выявляется очень своеобразная картина. Изображая активность в реализации воли верха, на самом деле власти реализуют нечто по существу противоречащее курсу России.

Российская власть на десятом году реформ наконец осознала, что вздувание налогов по прогрессивной шкале — мера временная, в перспективе подрывающая экономику. И теперь наконец введен единый 13-процентный налог. Призывают “выйти из тени”. Это в России. А в Москве именно по размеру налога будут определять богатых. Значит, в Москве снова выгоднее уходить в тень. Двойной выигрыш: и налоги не заплачу, и под увеличенную оплату по жилью не попаду.

Далее: цель реформы в России — переход к социально ориентированной рыночной экономике. Надо поддерживать малый, средний и крупный бизнес. Это в России. А в Москве — “красный” поход на богатых. Так что “Единство” явно поторопилось принять “Отечество” в свои объятия. Московским аппаратчикам надо идти в КПРФ. Там им за их дела и партбилеты, и партстаж восстановят (а с идеями партии они и так никогда не расставались)...

Я хотел бы подчеркнуть: я считаю необходимой жилищно-коммунальную реформу. Но я против ее номенклатурно-бюрократической модели, где решение видят в увеличении цен и тарифов. Есть альтернативный нынешнему подход: народно-демократическая модель реформ. В ней в качестве цели вместо проблемы преодоления убыточности жилищно-коммунального хозяйства главной становится другая: выплата долгов социализма гражданам старшего поколения, с одной стороны, и превращение рабочей силы в подлинный товар, с другой стороны, — чего сейчас нет и что является одной из серьезных преград для рыночных преобразований. Своими соображениями я надеюсь еще поделиться с читателями. А пока ясно одно: “болезнь красных глаз” из эпизодической становится хронической, превращается в эпидемию.

В средние века, спасаясь от чумы или холеры, города окружали себя войсками. У нас же остается два средства.

Во-первых, надеяться, что Ю.М.Лужков, известный Москве и России как инициатор прогрессивных реформ, мобилизует лучшие силы московского аппарата, и они дадут отпор эпидемии “красноты” среди своих коллег — и в жилищно-коммунальной реформе, и в других областях. Ведь Москва не год и не два давала стране примеры лучших вариантов именно рыночных реформ. Может она дать и сейчас пусть не целиком народно-демократический, но приближающийся к нему вариант жилищной реформы.

Во-вторых, наше голосование. На ближайших выборах ни один кандидат, поддерживающий рост оплаты по жилью или хотя бы активно с ним не боровшийся, не должен рассчитывать на голоса в Москве. Ни на голоса богатых. Ни на голоса бедных. Ни на голоса средних горожан. Если, конечно, мы научились извлекать уроки из опыта прошлого.



Партнеры