Сэндвич с ядом

26 мая 2001 в 00:00, просмотров: 272

Москвичке Вере Ильиничне Аккуратовой через три месяца исполнится 79 лет. На здоровье пенсионерка до сих пор, слава Богу, не жалуется. Только вот после минувшего четверга у женщины начисто пропал аппетит. Неудивительно — если учесть, что пришлось пережить старушке. В обычном хлебном батоне, купленном в коммерческой палатке, Вера Ильинична обнаружила... змею!

“Сегодня утром дай, думаю, съем эту булочку, — рассказывала пенсионерка страшную новость репортеру “МК”. — Взяла нож, а она не режется. Стала ломать — гибкая какая-то. Мне показалось, там веревка: может, думаю, из мешка с мукой в тесто попала?.. Пригляделась, а там змея, — голос в трубке задрожал. — Тут у меня ноги подкосились, вся затряслась... Потом выпила валерьянки, думаю: что делать? Помогите!..”

“МК” уже давно мог бы открыть музей живых и неживых предметов, извлеченных любознательными москвичами из продуктов питания. Среди представителей фауны на первом месте, безусловно, мыши. Грызуны-гурманы умудрялись забраться и в бутылку с пивом, и в емкость для минералки, и в пакет со сметаной... Но змея — это что-то из области фантастики. Проводив нас на кухню, Вера Ильинична с большим волнением достала из шкафа целлофановый пакет с продолговатой булочкой: “Вы извините, я не буду на это смотреть...”

В хлебной прорехе виднелось светлое сетчатое брюшко. От мимолетной мысли: вдруг живая?! — стало не по себе. Медленно разламываю хлеб вдоль. Постепенно взору предстает змеиный корпус, затем хвост, голова... Мать честная, у нее даже из пасти кончик языка торчит, красненький, раздвоенный. “Наверное, в печи-то жарко было бедолаге, язык-то и высунула...” — логически смекнул я.

Но чем пристальнее всматриваюсь в “трагически погибшую” тварь — тем больше возникает сомнений в ее подлинности. Превозмогая отвращение, кончиком пальца дотрагиваюсь до хищника, потом усилием воли вынимаю его из булки, переворачиваю пузом кверху — елки-палки, змей-то — резиновый и полый внутри! Игрушка, какими девушек пугают! Вера Ильинична радостно всплескивает руками: “Только вы ее все равно заберите с собой, вместе с булочкой. У меня совсем аппетит пропал. ”

Как все-таки хвостатая “модель” попала в батон? Главный технолог ОАО “Мосхлеб” Валентина Малофеева рассказала корреспонденту “МК”, что за свою 40-летнюю практику впервые сталкивается с подобным случаем. Если предмет действительно был запечен в булочке, к тому же умышленно, то окружная СЭС вправе сразу закрывать предприятие. Для каждого уважающего себя хлебопека “Инструкция по предотвращению попаданий посторонних предметов в готовую продукцию” сродни Библии. На любом хлебопекарном предприятии предусмотрена многократная защита от таких казусов. В частности, мука дозируется через специальное тонкое сито. Кроме того, при просеивании используются мощные кобальтовые магниты, собирающие металлопримеси, которыми могут случайно оказаться гвоздь, гайка и т.п. Так же очищается сахар, соль, дрожжи. Сама Валентина Алексеевна много лет назад столкнулась с подобной ситуацией, о которой она сейчас вспоминает с юмором. Тогда у нее случайно соскочило с пальца и попало в огромную 300-литровую дижу (емкость для теста) обручальное кольцо. Ей пришлось прощупывать все тесто (!), пока украшение не было найдено.

Вера Ильинична регулярно покупала булочки в небольшой палатке на Первомайской улице, куда поставляет товар ООО “Продснаб плюс”. Замдиректора предприятия Александр Никифоров, узнав об инциденте, категорически отказался признавать вину фирмы. По мнению хлебопека, если пресловутый батон и был произведен на его предприятии, то змея “заползла” еще в сырье, т.е. в тесто, которое поставляют в пекарню. По другой версии Никифорова, случившееся — провокация со стороны недоброжелателей.

Сдаваться Вере Ильиничне не стоит. Как сообщили “МК” в Московском обществе защиты потребителей, даже тот факт, что покупательница не взяла чек, не является препятствием для предъявления претензий предприятию. Достаточно представить фотографию злополучного батона и привести хотя бы одного свидетеля, который подтвердит, что пенсионерка покупала “змеиный” хот-дог именно в этой палатке. После этого можно смело требовать с шутников, во-первых, возмещения стоимости хлебобулочного изделия, а во-вторых, компенсации за моральный ущерб.





Партнеры