УГОНЩИКИ “ЧЛЕНОВОЗОВ” СБЫВАЛИ МАШИНЫ В ИНГУШЕТИИ

14 июня 2001 в 00:00, просмотров: 127

  “Долгоиграющее” дело крупнейшей банды дорожных разбойников, нападавших в Москве на автовладельцев, рассмотрел наконец Мосгорсуд. За год с небольшим пятеро преступников умудрились похитить 34 машины, среди которых множество автомобилей различных министерств, а также иномарки автобаз Управления делами Президента РФ.

     Шайка состояла из троих уроженцев Назрани и двоих москвичей. Криминальный бизнес жители Первопрестольной, некто Михайлов и Синчурин, начинали вдвоем и первую машину похитили еще 9 июня 1995 года. А в 97-м к ним присоединились кавказцы. Воры в разное время овладели специальностью автослесаря, прекрасно разбирались в “железных конях” и не случайно решили разбогатеть именно на автограбежах.

     Действовали бандиты по одинаковой схеме. 28-летний уроженец Ингушетии останавливал приглянувшуюся ему машину, просил подвезти за хорошую сумму и называл адрес. Место встречи он оговаривал с компаньонами заранее. На роль ловца южанина выбрали не случайно: он выглядел весьма импозантно, одевался в белую рубашку и длинное пальто. При виде интеллигентного молодого человека никто из шоферов даже не предполагал, что сажает в свою машину разбойника.

     В Москве у компании было несколько укромных мест, где они устраивали засады, — в основном глухие дворы на окраинах. По пути пассажир просил остановиться на минуту у телефона-автомата и передавал сообщникам на пейджер адрес, куда он “ведет” доверчивого автовладельца. Если преступник видел, что машина сложна в управлении, он специально заводил с хозяином разговор о ее особенностях и технических характеристиках. Когда авто останавливалось и интеллигентный пассажир делал вид, что достает деньги, в салон подсаживались двое его коллег. Угрожая словами, они вышвыривали водителя и уезжали. Некоторые отдавали автомобиль добровольно, некоторые сопротивлялись, а шоферу “Мосстроя”, ограбленному 27 марта 1998 года, пришлось даже показать нож. Порой преступники устраивали психологическую атаку: например, доставали тяжелый сверток, в котором якобы лежал пистолет (на самом деле там находился вполне безобидный предмет), и вслух обсуждали судьбу водителя: “Ну что, убьем его или отпустим?”.

     После удачного грабежа бандиты отгоняли машины в боксы. С помощью нехитрых приспособлений они перебивали номера на кузове и двигателе. Затем гангстеры подделывали технические документы и перегоняли машины в Ингушетию, где выгодно продавали. За каждый “трофей” гангстер в зависимости от своего вклада получал от 500 до 2000 долларов.

     Преступников интересовали главным образом “Волги” и “Ауди-А6”. Большинство автомобилей принадлежали частным лицам. Но в списке есть машины автобаз Минобороны, МИДа, Управления делами Президента РФ. Так, грабители похитили иномарку, тогда обслуживавшую начальника административного департамента аппарата правительства Пискунова. Кроме того, жертвой преступников стал военный пенсионер, бывший замглавкома РВСН.

     Один раз бандиты решили разнообразить свой “досуг” и напасть на автовладельца не ради него самого, а ради денег. 5 марта прошлого года они устроили засаду в Одинцовском районе Подмосковья, на дороге, по которой автомобиль вез зарплату сотрудникам оздоровительного лагеря “Сосны”. Но гангстеры просчитались — случайно сотрудник лагеря привезла деньги на день раньше, и машина ехала налегке. Преступникам пришлось довольствоваться лишь деньгами водителя, охранника и работников “Сосен”.

     Эта эпопея завершилась в начале апреля 1998 года, когда сотрудники 7-го отдела МУРа поймали грабителей. Кого-то взяли в собственных квартирах, кого-то — на заправочных станциях. За время следствия разбойники нисколько не раскаялись и сознавались в преступлениях, когда их буквально припирали к стенке неопровержимыми уликами. В итоге Михайлов как организатор шайки получил больше всех — 8 лет и 7 месяцев лишения свободы. Синчурин будет сидеть на месяц меньше. Кавказцы “заработали” от 4,5 до 5 лет тюрьмы с конфискацией имущества.

    



Партнеры