Венера Арбатская

14 июня 2001 в 00:00, просмотров: 344

У женщины в России нелегкая судьба. Даже если она... памятник. Пока одни граждане отмечали День независимости неизвестно от кого, другие издевались над бронзовой статуей в самом центре Москвы.

Фонтан на Арбате “Принцесса Турандот” давно стал неотъемлемой частью самой популярной московской улицы. В обязательную программу туристов входит фотографирование у скульптурной композиции... В ночь с понедельника на вторник у принцессы отпилили руку. И кусок юбки.

Когда мы приехали на место событий, выяснилась пикантная подробность: власти хватились пропажи только в среду. Весь праздничный вторник до статуи никому не было дела. И только вчера в 8 утра милиция “замела” на Арбате больше 20 неформалов.

— Набили нас полный обезьянник. “Где был? Что видел?” Пару часов промурыжили, да и отпустили ни с чем, — говорит старый знакомый корреспондента “МК”, неформал по кличке Мамай. — Подстава. Никто из наших такую подлянку не смог бы учинить. Сам посуди. В приемном пункте ведь тоже сидят не дураки. Значит, руку плавить надо. А откуда у наших печь? Нам бы на бутылку мелочь набрать...

К мнению Мамая присоединились и другие завсегдатаи культового фонтана (именно здесь чаще всего собираются арбатские неформалы).

...Так получилось, что мы как раз готовили материал по вандализму в Москве. И председатель комиссии по монументальному искусству гордумы Сергей Петров рассказывал нам, что с памятниками в Москве творится неладное: “Нужна единая служба при мэрии, которая занималась бы памятниками. А сегодня никому они не нужны”.

Слова Петрова подтверждают “добрые” дела москвичей. Прямо рядом с редакцией, в сквере на улице 1905 года, стоит памятник Ленину. Но теперь он больше похож на Майка Тайсона. Голова и нос — сплющены, как после восьмираундового поединка. А около здания управы района “Пресненский” стоит композиция “Мальчик и девочка”, подаренная городу неизвестным немецким муниципалитетом. Неизвестным — потому что металлическую табличку с указанием дарителя сперли.

И такое можно наблюдать по всему городу. Например, памятник Петру Добрынину возле одноименной станции метро. Какие-то юмористы раздолбали там одну букву надписи. Получилась похабщина. Или “американские” утки на Новом Манеже — то одна исчезнет, то другая. Быстрее церетелиевский памятник Петру пролезет в игольное ушко, чем наш человек воспримет нормы цивилизации.

Но с другой стороны — на что еще рассчитывать, если в нашем мегаполисе памятниками занимается всего несколько человек? Вот если б живая принцесса пострадала, вся мэрия стояла бы на ушах...



    Партнеры