Фестиваль Никит: Коротко и скромно

23 июня 2001 в 00:00, просмотров: 188

Конечно, иностранцам могло показаться и скучно: им наши реалии не понять и шарма местных церемоний и банкетов не уловить. Зато отечественная публика получила массу удовольствия. Первый сюрприз ждал всех на лестнице в “Пушкинский” — мать и дочь Михалковы. Татьяна в традиционном имидже (черное платье без рукавов в этот раз, может, чуть сильнее, чем нужно, обтягивало ее фигуру) улыбалась всем и жала руки знакомым. Надя... Ах, Надя! Такая загадочная, такая красивая — прямо-таки Наташа Ростова на первом балу, — и розовое платье с пышной юбкой какого-то невероятного отлива — прелесть что такое!

В зале всех поджидала другая неожиданность — известный мотивчик из “Криминального чтива”. Для начала бодрило. Потом на небольшом экране, прикрепленном где-то сбоку, пошла нарезка — “Летят журавли”, церемония “Оскара”, Меньшову вручают какую-то очень большую вазу, последний кадр с... правильно, с Михалковым:

— За кого меня принимают в этой гостинице? За дурачка!

Кто не понял — кадр из фильма.

Тут он и вышел — как всегда блистателен: улыбка, смокинг, белый шарф... Юные дарования играли на скрипках и других музыкальных инструментах, девушки шуршали белыми бальными юбками, принося и унося — телеграмму президента, почетные регалии председателя жюри ММКФ...

Кстати, о жюри. От Украины в нем — актер и министр Богдан Ступка, от Литвы — актриса Ингеборга Дапкунайте (наряд №1 на церемонии — черное блестящее узкое платье с серебряной стрелой, обнаженные плечи), от России — режиссер “Шерлока Холмса” Игорь Масленников. Но остальные пять человек оказались в весьма странном положении. Перевод осуществлялся только в избранных местах, когда Никита Сергеевич заговаривал с кем-то из иностранцев. Ну хорошо, Ингеборга оказалась рядом с Маргарете фон Тротта (президент жюри) и всю церемонию переводила ей на ухо. А как же Цзян Вэнь, известный китайский актер; Джефри Гилмор, отборщик кинофестиваля в Сандэнсе; французский продюсер Фредерик Зиклер и активист мирового фестивального движения англичанин Мориц де Хальден?..

Ну что ж, язык кино — язык жестов. Остальное все желающие посмотрели по телевизору (как дважды переведенный с русского на английский и наоборот композитор Эдуард Артемьев стал Эдвардом Артеми и получил приз “За вклад в мировой кинематограф”).

Что касается банкета, то влюбленные в кинематограф поняли, что фраза — “Искусство требует жертв!” — бессмертна. Те, кто остался после церемонии смотреть очень хорошую франко-германскую картину “Амели”, лишились обещанных трепангов-омаров-осьминогов. Хотели как приличнее — фарфор, понимаешь, вилки не одноразовые, — оставили того же Машкова, Житинкина, Мордюкову, Алферову с мужем и других кинозвезд вообще без ничего.* * *На церемонии открытия проявила себя и служба безопасности фестиваля. Сотрудники охраны выявили женщину, которая на Пушкинской площади продавала всем желающим прошлогодние (!) билеты на открытие фестиваля. Цена на фальшивку колебалась от 50 до 100 у.е.

В основном же церемония открытия ММКФ и праздничный банкет прошли без каких-либо эксцессов, хотя некоторые очевидцы упоминают о стычке между сотрудником службы безопасности и Леонидом Ярмольником. Конфликт между ними разгорелся, когда Леонид пытался пройти на банкет, хотя основные гости еще не прибыли и охрана не подпускала приглашенных к накрытым столам.* * *Очаровательная Пета Уилсон, как говорят, очень удивилась, когда ее не признали на открытии фестиваля. Актриса вышла из авто, чтобы пройти по “лестнице звезд”, но никто из зрителей не признал в ней знаменитую Никиту. И только когда о ее присутствии объявили во всеуслышанье, зрители взорвались восторженными аплодисментами.

Накануне барышня, как оказалось, посетила торговый дом “Москва”, дабы приобрести там новый гардероб — ведь ее багаж был утерян накануне компанией British Airlines. В “Москве” же ее приняли как королеву. Уилсон остановила свой выбор на вечернем платье в стиле своей героини. Плюс черный кожаный плащ, шляпа, черный кожаный костюм и много чего другого — Пета решила скупить буквально весь магазин. Но воспользоваться кассой ей так и не позволили — завернули все в подарок. А от салона “Тиффани” Пета получила в подарок бриллиантовое колье!* * *Показанная на открытии фестиваля картина “Амели” изначально должна была отправиться на другой фестиваль — в Карловы Вары. Но наши отборщики сумели убедить продюсеров фильма, что лучше было бы приехать в Москву. Тогда руководство фестиваля в Карловых Варах созвонилось с продюсерами “Амели” и заявило, что Москва — город видеопиратства и вообще у нас очень плохо. Руководству ММКФ пришлось устроить телефонный разговор между продюсерами “Амели” и Шерри Ленсинг (старший вице-президент кинокомпании “Парамаунт”). Она и убедила владельцев картины показать ее в Москве.* * *Говорят, что на фестивале всерьез рассматривалась возможность участия в конкурсе нашумевшей картины Юрия Кары “Мастер и Маргарита”. Как известно, фильм был снят более пяти лет назад, но после скандала между режиссером и продюсером буквально-таки испарился. Юрий Кара регулярно заявлял, что продюсер отнял у него фильм и уничтожил. Оказывается, фильм спокойно хранится в Лондоне и ждет своего часа. Просто продюсеры никак не могут найти достойного, по их мнению, режиссера, чтобы перемонтировать картину.* * *Необычный скандал разгорелся вокруг панорамы современного корейского кино. Фильмы Южной и Северной Кореи должны были быть показаны в кинотеатре “Ударник”. Но когда вся информация о просмотрах была озвучена руководством ММКФ, неожиданно начался переполох в посольстве Северной Кореи в Москве. Корейские “товарищи” чуть ли не падали на колени перед руководством фестиваля и просили показать их картины в другое время, мотивируя это тем, что делегации враждующих стран могут столкнуться во время просмотров, а это недопустимо. Программу показа пришлось немного изменить, но представители Северной Кореи все равно остались недовольны и опасаются, что на родине их арестуют за политическую неграмотность.



    Партнеры