Играю в шахматы. Интим не предлагать

27 июня 2001 в 00:00, просмотров: 217

“Интим” (Франция—Италия). Спецпоказ. Режиссер Патрис Шеро. Звезды: нашей публике неведомые.

Про что.
Про немолодых мужчину и женщину, которые не знают даже имен друг друга, но регулярно встречаются раз в неделю, чтобы предаться безудержному сексу. Любовных сцен в фильме столь много (в сумме минут тридцать пять), и они столь откровенны, что у всякого посмотревшего тут же возникает вопрос: занимались ли актеры этим натурально? Свечку не держал, но крупноплановую сцену оральных удовлетворений, как и все зрители, видел. Все остальное время (а фильм идет два часа) герои мучительно и скучно выясняют отношения с близкими и страдают от всего, от чего принято страдать в европейских фестивальных картинах, — прежде всего от одиночества.

Что примечательного. Фильм получил в этом году главный приз — “Золотого медведя” — на кинофестивале в Берлине, который №2 в мире после Каннского. Смелость актрисы Керри Фокс, проявленная ею на съемочной площадке, потрясла берлинское жюри настолько, что оно наградило и ее — призом за лучшую женскую роль. Споры о том, является ли фильм неким “новым словом”, развитием нового европейского реализма, не прекращаются, однако, до сих пор. Я склонен считать, что не является. Патрис Шеро — режиссер, конечно, классный (он один из известнейших оперных постановщиков мира, а в кино сделал, например, новаторскую экранизацию “Королевы Марго” — ту, что с Изабель Аджани). “Интим” смонтирован не то чтобы эффектно, но сверхизощренно: Шеро поставил перед собой сложные творческие задачи и затратил на монтаж в сто раз больше времени, чем затратил бы средний выпускник ВГИКа. Но в целом фильм вполне укладывается в традицию знаменитой датской “Догмы” Ларса фон Триера. И ничего нового в человеческой природе не открывает. Будь любовные сцены чуть менее откровенными, и разговоры вокруг фильма не начались бы. Кстати, некоторым европейским журналистам нравится в “Интиме” именно то, что актеры немолоды, а их тела не совершенны: дескать, фильм политически корректно утверждает, что всякое тело любого возраста имеет право на свой секс.

“Защита Лужина” (Великобритания и др. евространы). Спецпоказ. Режиссер Марлен Горрис. Звезды: Джон Туртурро и Эмили Уотсон.

Про что.
Про трудную жизнь великого шахматиста, который с детства был погружен в мир черно-белых клеток и фигур, так что стал почти аутистом, не замечающим внешний мир. Экранизация одноименного романа Владимира Набокова.

Что примечательного. В 1996 году голландский режиссер Марлен Горрис получила “Оскар” за иностранную картину — за “Родословную Антонии”. Это содействовало ее карьерному росту. Теперь она делает фильмы англоязычные, с англо-американскими звездами. Специализируется на традиционных качественных картинах — из тех, на которых словно бы стоит официальная печать “Считать произведением искусства”. “Защита Лужина” не хуже, но и не лучше обычных произведений такого рода. Фильм приятно старомоден, благо и дело развивается в 20-е годы. Эпизоды главного шахматного турнира сняты с таким азартом, что просто триллер. Традиционно хорош любимый актер братьев Коэнов Джон Туртурро, хотя то, что именно он — при его итальянской внешности — изображает русского Лужина, конечно, смешно. Традиционно хороша Эмили Уотсон — как и Туртурро с Лией Ахеджаковой, всегда немного одинаковая (начиная с “Рассекающей волны”, играет жертвенность и беззащитность). Плохо, однако, то, что Марлен Горрис Набокова оголливудила. Из сложного произведения сделала лав-стори. Во второй половине фильм и роман Набокова расходятся в противоположные стороны. Особенно голливудским в фильме оказался финал: хотя Лужин, как у Набокова, выпрыгнул в окно и погиб, жизнь он прожил не зря. Его невеста нашла листочки с разработкой “защиты Лужина”, по этим записям доиграла за него решающую партию за звание чемпиона мира. Угадайте, с каким результатом?



Партнеры