Право первой ночи мы использовали до конца

29 июня 2001 в 00:00, просмотров: 169

По счастливой случайности первая пресс-конференция Джека Николсона по поводу картины Шона Пенна “Обещание” досталась именно Московскому кинофестивалю. Фильм имел успех в Канне, все жаждали видеть там исполнителя главной роли, но звезда не удостоила Канн своим вниманием. Джек тогда снимался в штате Небраска, и ему было не до бесед с журналистами на Лазурном Берегу. Так что “право первой ночи” выпало московской прессе.

Перед пресс-конференцией секьюрити предложили набившейся в зал журналистской братии ненадолго очистить помещение. Но перспектива потерять с трудом отвоеванные места вызвала ропот, и в результате зал опустошали насильственным путем. Впрочем, культурный шок от созерцания секс-кумира должен был перекрыть все прочие ощущения. А Николсон взял да и явился на свидание не один — с герлфренд Ларой Флинн Бойл.

Первые десять минут творилась такая неразбериха с переводом, что главные действующие лица отвечали вовсе не на те вопросы, которые им задавали. Шон Пенн сидел с кислой миной и страдальчески морщил лоб, всячески изображая недоумение: как, мол, меня сюда занесло? Располневший душка (вернее, уже почти дедушка) Николсон, наоборот, был многословен и любезен, как Санта-Клаус. Объяснился в любви к другу Шону и к другу Никите. Признался, что михалковская “Раба любви” — один из его любимейших фильмов. И если Никита пригласит, он с удовольствием снялся бы в его картине. Остается только пожалеть, что г-н Михалков появился в зале уже после этих слов. Хотелось бы видеть его лицо в тот момент. Впрочем, он и так лоснился от удовольствия, слушая елейные потоки из уст самого Джека Николсона. А Пенна хозяин фестиваля заправски хлопнул по плечу, как соседа по даче.

Свои московские впечатления Николсон излагал с оглядкой на любимую Лару — чинно, как добропорядочный семьянин и законопослушный гражданин. Никаких соответствий с растиражированным образом безбашенного кутилы и беспредельщика.

— У меня всегда было романтическое чувство к России, и как только мне предоставился случай сюда приехать, я им воспользовался, — вещал Джек. Я в основном хожу по улицам, смотрю сквозь секьюрити на лица людей, на здания, улицы... Я побывал на Красной площади, поговорил там с офицером, стоящим в карауле, пообщался с молоденькими девушками. Оказалось, что они только что закончили школу, и я узнал много нового об образовании в России. Все меня узнавали, вспоминали мои роли. Надо же: мы с Шоном впервые в России и даже понятия не имели, что здесь смотрят наши фильмы!..

Не менее высокопарно представил Николсон и свою возможную беседу с президентом Путиным. Он бы обязательно спросил Владимира Владимировича о судьбах родины (нашей с вами). Посоветовал бы ему стараться и изо всех сил превращать Россию в экономического гиганта. Продюсер фильма “Обещание” Майкл Фитцджеральд не удержался и внес нотку иронии: “Я бы спросил вашего президента: не хочет ли он профинансировать фильм по Гоголю? По-моему, Николсон очень неплохо смотрелся бы в роли Чичикова. А если серьезно, я сказал бы: “Господин президент, не допускайте вы, чтоб американские фильмы заполонили российские экраны. Пусть лучше деньги вкладывают в вашу киноиндустрию”.

От Шона Пенна потребовали объяснений: почему он приехал в Москву без своей красавицы жены, актрисы Робин Райт , которую так любят россияне по сериалу “Санта-Барбара”?

— Мне она тоже нравится из-за “Санта-Барбары”, — снисходительно пошутил Пенн. — Но, к сожалению, сейчас она так занята с детьми, что не смогла составить мне компанию.

И тут встрял Никита Михалков:

— Спросите его лучше, почему он не пустил жену сниматься в моей картине!

На вопрос о конкурсной программе кинофестиваля Джек Николсон ответил без утайки: на кино не было времени. Да к тому же часовые пояса — совсем разные. Судя по всему, почетные гости осваивают столицу преимущественно в ночное время суток, следуя привычному режиму дня в своем полушарии планеты Земля.



    Партнеры