ЗАЧЕМ ПТИЦАМ ДЕНЬГИ?

30 июня 2001 в 00:00, просмотров: 282

  В июле в японском городе Фукуока начнется чемпионат мира по водным видам спорта. Кто бы сомневался в том, что после Олимпийских игр мировое первенство по важности стоит для спортсменов на втором месте. Но главный тренер сборной прыгунов Алексей Евангулов не делает ставку на Японию. Он считает, что Игры доброй воли в австралийском Брисбене важнее чемпионата мира. Хотя и не отрицает, что чемпионат мира по статусу выше ИДВ.

    

     — Идея делать ставку на Австралию в определенной степени крамольна. Пытаетесь быть оригинальным?

     — Пытаюсь правильно рассчитать силы. Идея эта только с первого взгляда выглядит неожиданно. Но дело в том, что невозможно одинаково хорошо подготовиться к двум важным стартам, временной разрыв между которыми — чуть больше месяца. Тем более что и в Японии, и в Австралии страну будет представлять практически одна команда.

     Почему для нас важнее Брисбен, а не Фукуока? Да просто для акклиматизации спортсменам нужно 14—18 дней. По климатическим условиям нам подходит Сеул, но Госкомспорт не оплатит там команде двухнедельные сборы. В то же время, не секрет, что по инициативе “отца” Игр доброй воли Теда Тернера участникам оплачивается многое, в частности, авиаперелет, а за первое место чемпион получает денежную премию 5000 тысяч долларов. А еще есть возможность две — две с половиной недели перед играми провести в Аделаиде на сборах, где прекрасные условия для подготовки.

     Нет, спорт финансируется у нас сегодня совсем неплохо, а вот распределение денег часто бывает необъяснимым. Нарушается приоритетность. “Ласточки”, как иногда называют прыгунов в воду, нуждаются в деньгах ничуть не меньше, чем другие спортсмены, тем более что и медалей добывают немало.

     — А тренировочная база во Владивостоке, где будут в июле проходить акклиматизацию пловцы, вас не устроит перед чемпионатом мира?

     — Там действительно хорошие условия, но не для прыгунов. Вышки и трамплины очень старые, все снаряды свое отработали. Именно из-за всего этого чемпионат мира в Фукуоке станет для нас трудным испытанием, и мы не надеемся там на высший результат.

     — Может быть, дело не только в объяснимых российских трудностях (а кому сейчас легко?), но и в соперниках, подготовивших “тайное оружие”?

     — После Олимпийских игр в нашем виде спорта многое изменилось. Во-первых, заметно выросла сложность прыжков. Во-вторых, стало больше стран, претендующих на медали в больших турнирах. Во многих сборных (и в российской в том числе) неизбежно и вынужденно молодеет состав. Ведь не секрет, что многие известные прыгуны в воду — уже участники трех Олимпиад.

     Не все они, конечно, обладают столь необычными и завидными бойцовскими качествами, как, например, олимпийский чемпион Дмитрий Саутин. Уже в этом году он выиграл турниры Гран-при в Москве и Манчестере. Хотя его очень беспокоят травмы — недавно опять был рецидив. У Димы не заживает рана на голени, ему даже были вынуждены сделать пересадку кожи с бедра.

     — Дима собирается прыгать в Фукуоке?

     — Да. Скорее всего с трамплина — индивидуальные прыжки и в паре с Александром Доброскоком.

     — В последние годы очень популярными стали синхронные прыжки.

     — Я считаю, что стратегически мы поступили верно, сделав ставку на синхронные прыжки — самый зрелищный вид программы. Здесь многого можно добиться. Но нельзя забывать и о втором составе. Например, дублером Лукашина стали готовить Романа Кормилицина (оба спортсмена из Пензы). Появились такие молодые спортсменки, как Наталья Умыскова из этого же города и Анастасия Позднякова из Электростали, последняя с весьма сложной программой.

     — Наш сильнейший женский дуэт — Вера Ильина и Юлия Пахалина — живет в Хьюстоне (США) и тренируется вместе. Теперь, наверное, не будет вечной конкуренции между Ильиной, Пахалиной и серебряным призером двух Олимпиад Ириной Лашко, когда на трамплине были три российские лучшие в мире спортсменки, а на Игры могли попасть только две...

     — Да, Лашко теперь выступает за Австралию. Она еще в 1998 году могла это сделать, но произошло это только в октябре прошлого года. Лашко — величайшая спортсменка, ее мастерство огромно, но, на мой взгляд, программа недостаточно сложна.

     — То есть ее программа неконкурентоспособна?

     — Просто в прыжках в воду назревает революция. У всех ведущих спортсменов усложнились программы. Китайцы, например, после Олимпиады полностью подготовили второй состав, который в состоянии выигрывать уже сегодня.

     — Любая революция предполагает изменения. Что в первую очередь надо менять у нас?

     — Нужно немедленно позаботиться о тренерах. Они чудесные люди и прекрасные специалисты. Например, Татьяна Стародубцева работает не только с Димой Саутиным, но и с молодыми спортсменами. Только зарплата у нее не такая, как у канадского тренера, хотя тот Саутина и не воспитал...

    



Партнеры