Концлагерь XXI века

2 июля 2001 в 00:00, просмотров: 599

-Куда прешь!.. Вы здесь не стояли!.. Какой нахал, ты в лагере-то сидел?

Взвинченная толпа пожилых людей пытается протиснуться в дверь. Сотни людей отталкивают друг друга, спорят. Им преграждает путь дюжий охранник. Пропускает раз в полчаса человек по пять. И так весь день. Из месяца в месяц.

Всех этих стариков во время войны угнали в концлагеря Третьего рейха. А теперь они толпятся у двери с надписью “Фонд взаимопонимания и примирения”, где оформляют бумаги на выплату немецких компенсаций. Это тоже своего рода концлагерь. У дома №5 по Столовому переулку нет ни скамейки, ни туалета. Плохо одетые люди, многие с палочками, стоят на тротуаре и проезжей части под солнцем, под дождем. Справляют нужду в кустах.

Каждый шестой из них умирает, не дождавшись денег, которые им пообещали добрые немцы.

Они поверили словам Гельмута Коля, данным еще в перестроечное время. Тот заявил, что все они получат от объединенной Германии по 10000 марок. Кто-то из узников деньги действительно получил. Не по 10 тысяч, правда, но все же. Остальные — до сих пор “в очереди”, оформляют нужные документы. Та, что в Столовом переулке, самая длинная. В Москву узники концлагерей едут отовсюду — чиновники в местных собесах просто посылают куда подальше...

Когда люди на улице узнали, что пришли корреспонденты “МК”, началось нечто невообразимое. Каждый хотел рассказать о своей судьбе. Сценаристы “Титаника” отдыхают. Что ни история — то сюжет для драмы.

— Когда немцы отступали, и нас загребли. Гнали 25 километров пешком до железной дороги. Потом в Брестской области партизаны взорвали пути. Нас вытряхнули из вагонов и загнали в концлагерь. Там наших и дождались. 14 лет мне тогда было, девчонка совсем. Получается, что мы тогда в очереди за баландой давились и теперь за ней давимся?

Говорившую перебивают, у каждого своя правда и свое горе...

— Деньги нам зажимают! — говорят бывшие узники. — Сначала хотели платить детям за умерших родителей, если они умерли после 91-го года. А теперь, только если умерли после 15 февраля 99-го. Сами понимаете, после концлагерей долгожителей мало. Но самое поганое, что, кроме как здесь, негде точно узнать, кому полагаются выплаты, а кому нет. Вот мы и едем. Живем кто у родни, кто на вокзалах. Неделями, месяцами...

Мы связались с посольством Германии. Там говорят, что, после того как в 94-м году 80 миллионов марок, перечисленных из Германии, были в России просто украдены, бундестаг решил впредь так деньгами не швыряться. Немцы основали фонд “Память, ответственность, будущее”. 5 миллиардов туда пришли из казенных средств, а еще 5 внесли немецкие предприниматели. За их расходованием должны следить люди из немецкого фонда и из нашего “Фонда взаимопонимания и примирения”. Российский наблюдательный совет возглавляет вдова Собчака Людмила Нарусова. Фигура, скажем так, знаменитая.

Осенью прошлого года “МК” уже писал о деятельности этого фонда. После публикации в редакцию позвонила женщина, назвалась его представительницей и пригрозила расправиться с автором публикации. Нынче у корреспондента “МК” состоялся более мирный разговор с сотрудниками фонда.

— Люди хлынули к нам со всей России. Хотя должны заниматься подготовкой документов в собесе по месту жительства. Все необходимые бумаги туда направлены. А знаете, как там работают? Вот люди и думают, что здесь их документы оформят быстрее. А их, знаете, сколько?

Ситуация осложнена слухами, циркулирующими вокруг деятельности фонда. Мол, деньги из него пропадают. А фонд пеняет на СМИ — плохо, мол, освещают работу благотворителей. А как ее освещать, когда достаточно прийти в приемный день и посмотреть на толпу несчастных стариков? Им все равно, кто виноват в том, что они вынуждены давиться в очереди, — собес, журналисты, фонд или немецкая сторона.

Как мне рассказали в самом фонде, в Германии, когда узнали, что выплаты по непонятным причинам откладываются, возле бундестага провели массовую акцию протеста. Прошу заметить: протестовали те люди, которые должны были платить. А у нас даже лавки для бывших узников поставить не догадались. Про временный медпункт я уж не говорю. На услуги охранной фирмы денег хватает. На туалет с лавками — нет...



Партнеры