У дороги чибис...

3 июля 2001 в 00:00, просмотров: 426

Как детский садик на привале. И будто воздушные шарики — красные, синие и обыкновенные прозрачные пакетики. Малышня сосредоточенно их раздувает. Ядовитая, липкая желтизна. И токсичный дух на полвокзала.

Это тихий бунт. Беспризорники с Курского так неформально решили бросить вызов общественности. Человек двадцать устроились в самом людном месте, где метро плавно переходит в вокзал, и откровенно дышат клеем. Ну, может, хоть какое-то на них обратят внимание. Просчитались: прохожие воротят носы, и даже милиционеры не гонят…

Никому они не нужны.

— А кого нам бояться? — с некоторым сожалением говорит старший, Олег. — Подожди, к вечеру еще народ подвалит...

Здесь живут около ста малолеток, почти все приезжие. С другими вокзалами Москвы ведут кровопролитные войны. “Здравствуйте!” — пушисто улыбаются дети корреспонденту “МК” и без передышки надувают целлофановые пузыри...

— Ты кто такая — мать мафии, что ль?.. — веселится уборщица, старательно заметая в совок использованные пакеты.

А Олег толкает мысль, что неплохо было бы сходить к Театру Гоголя:

— Мы туда лоток с “Комсомольской” переманили, с товарами по 10 рублей. А среди них — “Момент”!

Но из-за угла как раз вырулил запыхавшийся подросток:

— На стройке!.. Пашка, обдыханный, вдруг побежал… и со второго этажа — вниз! Помирает…

На часах у заброшенной стройки стоял паренек с волчьими глазами по кличке Скиф. Он крупно вздрагивал, когда Олег отчитывал его за то, что тот недосмотрел за Пашкой. С треском преодолев невероятные горы бурелома, мы добрались до костра, возле которого стонал пострадавший, со всех сторон окруженный мальчишками.

— Снимай штаны! — приказал Олег.

— Но тут девчонка!.. — заныл Пашка.

Олег провел скорый медосмотр и прикрикнул на пациента за то, что он скорее жив, чем мертв. Пашку решили отвести в вагончик, где ночуют беспризорники. По словам Олега, его частенько оккупируют вокзальные проститутки, а сами малыши, надышавшись клея, устраивают там оргии. Милиционеры долго гоняли ребят, а однажды этот Содом подожгли. Теперь он погорелый, но вполне действующий: деваться-то все равно некуда.

Копченый вагончик обнесен бетонным забором. Вокруг — пустые бутылки из-под водки. Дети с неизменными пакетиками набились в него, как селедки. Следом за нами ввалился огромный живот — все малолетки разом повисли на нем гроздями, крича: “Дай сигаретку!”. Дяденька раздал всю пачку, гордо повернулся к корреспонденту “МК”:

— Я Михаил, “вольный режиссер”. Меня на всех вокзалах знают. Стоит у этой мелочи под носом зеленой денежкой помахать — и вези их на любую квартиру, делай там что хочешь... — при этом он достал из кармана пачку долларов и уже начал ею размахивать.

С собой у Михаила был целый мешок детской порнографии — это он “прикупил тут, чего еще дома нету”.

— На Курском они на каждом легальном лотке за сто рублей продаются. Но доступны только знающим. Чтобы менты ни о чем не догадались, эти кассеты под специальными номерами лежат…

То есть подходишь к прилавку и глубокомысленно рубишь: “Одиннадцать!” Продавец полезет за порнушкой под лоток…

Свои “ленты” Михаил считает столь талантливыми, что сбывает их не меньше чем по сотне баксов за штуку. Здешняя продукция, по его мнению, — “недостаточно качественная”; впрочем, кассетки все-таки постоянно прикупает. “Я не то чтобы этим увлекаюсь, — оправдывается он, — это у меня хобби”.

Из новоприобретенных фильмов Михаила-педофила больше всех заинтересовала “новинка-2001” под названием “Русское изнасилование”.

— Хоть у меня дома 150 кассет и съемочное оборудование, за хранение порнухи у нас не сажают — для этого надо быть застигнутым в процессе съемок, — поэтому доказать что-либо невозможно! — с этими словами “вольный режиссер” пробуравил животом средь малышей себе ход и удалился восвояси...

Инспектор по делам несовершеннолетних Курского вокзала Светлана Фомина сообщила корреспонденту “МК”, что действия по поимке отморозков ведутся, но результаты пока разглашать нельзя. К последним выступлениям привокзальных беспризорников Светлана относится философски:

— Прогоним с вокзала — пойдут в метро, прогонят из метро — вернутся на вокзал. Туда-сюда... Пусть уж сидят!

P.S. Когда материал был готов к печати, стало известно, что милиционеры таки прогнали беспризорников. Правда, вовсе не за клей и массовые беспорядки. Просто ничейные дети мешали развернувшемуся в переходе строительству...



Партнеры