Война через букву "Ё "

4 июля 2001 в 00:00, просмотров: 605

60 лет назад; 59 лет назад; 58... На протяжении 1418 военных дней Москва жила другой жизнью. Некоторые из моментов этой долгой эпопеи подробно расписаны в книгах и статьях, запечатлены на кинопленке, зато многие другие эпизоды так и остались за кадром.

Попробуем хотя бы кое-что вспомнить...
Игра в пряткиРовно через месяц после начала войны, в ночь с 21 на 22 июля, немецкие самолеты совершили первый рейд на Первопрестольную. Начиная с этого времени и вплоть до осени 1942-го столица подвергалась усиленным бомбардировкам. Москвичи пытались “играть в прятки” с фашистскими асами: в городе провели серьезные маскировочные работы, чтобы “физиономия” Белокаменной с воздуха стала совершенно неузнаваемой.

1. Кремль постарались скрыть, закрасив серо-зеленой краской золотые купола его храмов; зачехлив в брезент мерцающие рубиновые звезды на башнях; завесив маскировочными сетями часть старинных дворцов и палат; расставив кое-где на площадях “обманки” — макеты домов...

2. Совершенно “стерли” приметный ориентир в центре города — Водоотводный канал. Его плотно заставили баржами и плотами, на которых из фанеры понастроили бутафорских зданий.

3. На крышах производственных корпусов 1-го Государственного подшипникового завода тоже нагородили фальшивок — всяких деревянных избушек, башенок... Выполнение этих “домостроительных” работ было поручено студентам Архитектурного института — в качестве летней учебной практики.

4. Под жилые кварталы замаскировали и Тушинский аэродром. А неподалеку от него, в чистом поле, соорудили ложный аэродром, на котором фанерные макеты самолетов передвигали с помощью “дистанционного управления”: веревками, наматываемыми на ворот.“Подарки” с неба За все время войны над столицей и на подступах к ней было сбито 1932 вражеских самолета. Однако настойчивые немецкие летчики все-таки умудрялись прорываться сквозь рубежи мощнейшей противовоздушной обороны Москвы и старались поразить главные стратегические объекты города. Иногда это удавалось.

По сведениям, собранным спецслужбами НКВД, всего на территорию Златоглавой упало 1610 крупных фугасных бомб и свыше 100 тысяч зажигательных. От этого смертельного “дождя” погибло почти 2200 горожан, было полностью разрушено 577 жилых домов, 59 школ, 71 фабрика... Полтора десятка тяжелых фугасов угодило внутрь кремлевских стен. Никто из высших партийных иерархов не пострадал, но среди солдат и офицеров, охранников, обслуживающего персонала было немало жертв: только из числа бойцов подразделений противовоздушной обороны в Кремле погибли 92 человека!

5. 500-килограммовая фугаска шарахнула в здание Арсенала, где располагались казармы Кремлевского полка, а также гараж для машин, обслуживающих персонально товарища Сталина. В результате было убито и ранено несколько десятков солдат-“кремлевцев”. Кроме того, Вождь всех народов недосчитался в своем личном кортеже двух “разъездных” лимузинов, машины для охраны и мотоцикла.

6. Еще одна полутонная бомба тюкнула прямехонько в Большой Кремлевский дворец. Однако фашистский “подарочек”, на счастье, не взорвался и застрял в перекрытиях. Пришлось громоздить стремянку, чтобы подобраться к этому страшилищу. С великой осторожностью вывинтили детонатор и потом сливали в ведра жидкий тротил из фугасового нутра.

7. Взрывной волной от бомбы, которая рванула рядом с древним Архангельским собором, сорвало с его сводов большое паникадило. После этого случая последовало распоряжение: убрать из кремлевских храмов-музеев в надежные хранилища все ценные произведения искусства.

8. Возле Белорусского вокзала фугаску угораздило воткнуться в мостовую как раз там, где под асфальтом проходила магистральная труба городского водопровода. За считанные минуты вся привокзальная площадь превратилась в озеро — потоки воды перехлестнули через ступеньки наземного вестибюля и стали заливать станцию метро “Белорусская”. К счастью, сотрудники подземки сумели с помощью импровизированной плотины направить бурные потоки в сторону от входа в метрополитен.

9. Летом 41-го, в один из самых первых авианалетов, “Юнкерсы” прорвались в район Царицына. Несколько бомб упало на территории знаменитого дворцового комплекса. Фугас вздыбил землю возле старинного павильона “Миловида”. (Причем начинка германского боеприпаса, похоже, оказалась с неким “сюрпризом”: местные старожилы даже многие годы спустя замечали, что на месте взрыва растет трава какого-то необычного — красновато-коричневого оттенка.) Но целью фашистских летчиков являлись вовсе не памятники истории: немцы нацелились на расположенный неподалеку крупнейший московский элеватор. И свою боевую задачу асы люфтваффе смогли в тот раз выполнить: башни элеватора были взорваны и сожжены со всеми запасами зерна. (К слову сказать, почти сразу же после этого в столице ввели карточки на хлеб. Неужели простое совпадение?!)

10. Почти все следы немецких бомбежек в городских кварталах давным-давно ликвидированы. Однако кое-где “автографы”, оставленные тяжелыми фугасами, сохранились до сих пор. Один из них можно увидеть буквально в двух шагах от Кремлевской стены — на Моховой улице. Здесь бомба ударила в четырехэтажный дом №10 и разрушила его центральную часть сверху донизу. После войны, когда занялись ремонтом “раненого” здания, было решено, что заново отстраивать разрушенные помещения нецелесообразно. Обгрызенные взрывом углы и стены просто подравняли, заштукатурили... И вместо одного большого здания получилось два маленьких, отделенных друг от друга проемом, приспособленным для въезда во двор. Ну а чтобы не возникло путаницы, нумерацию строений на Моховой менять не стали, и потому оба уцелевших фрагмента дома, превратившиеся в самостоятельные здания, получили одинаковый номер — 10.

11. Пожалуй, самый ощутимый удар с неба Москва получила в ночь с 11 на 12 августа 1941 года. “Толстушка”-бомба весом в одну тонну (!) шмякнулась у Никитских ворот. В окрестных зданиях покрошило все стекла, опрокинуло с постамента стоящий здесь памятник Тимирязеву, в мостовой на месте взрыва образовалась воронка диаметром 32 метра и глубиной — 12. Однако городские аварийные службы сработали в тот раз четко: уже на рассвете поверженную скульптуру академика водрузили на ее законное место, а к пяти вечера громадную ямищу засыпали землей и закатали слоем новенького асфальта.Последний рубеж обороныОсенью 1941-го защищать столицу собирались до последней возможности. И даже не только с помощью полков и дивизий Красной Армии...

12. Когда фашисты взяли Первопрестольную в железные клещи, и казалось уже, что дни города сочтены, наши военные летчики получили необычное боевое задание: по личному распоряжению Верховного главнокомандующего на самолет с подобающими почестями была погружена намоленная копия чудотворной иконы Казанской Богоматери, и затем эта импровизированная “винтокрылая часовня” облетела по кругу всю Москву. (Видно, вспомнил товарищ Сталин, что у наших прадедов существовал обычай — устраивать крестный ход вокруг стен крепости, которой угрожал враг.)

13. Для строительства многочисленных баррикад и противотанковых заграждений на улицах города не хватало металлических конструкций. В ход пошли самые неожиданные подсобные материалы. Были демонтированы, например, звенья старинной литой ограды на Бульварном кольце. Со строительной площадки Дворца Советов вывезли все заготовки для металлических ферм этого грандиозного здания. У метростроевцев забрали чугунные плиты-тюбинги, припасенные для прокладки тоннелей нового Покровского радиуса. (Позднее, в 1944 году, эти тюбинги все-таки были использованы по своему прямому назначению — но уже на строительстве первого участка Кольцевой линии.)

14. Мощную линию обороны успели создать в районе Ленинских (Воробьевых) гор. Правда, до сражений на этом внутригородском рубеже дело так и не дошло, но еще много лет спустя на прибрежных склонах можно было увидеть многочисленные серые “шляпки” бетонных дотов.

15. На случай захвата Белокаменной врагами готовились устроить грандиознейший “фейерверк”. К наступлению “критических” дней обороны — в середине октября 1941 года — в Москве были заминированы практически все крупные фабрики и заводы, мосты, основные здания в центре города... Специально выделенные команды саперов и сотрудников НКВД ждали только условленной команды, чтобы превратить Златоглавую в сплошные руины. Однако пресловутый “час икс”, к счастью, так и не наступил.Прочь из Москвы!Слово “эвакуация” в то время было на пике своей популярности. Из столицы уезжали десятки тысяч людей, вывозили заводы, киностудии, машины, драгоценности, архивы... В строжайшем секрете на восток отправили золотой запас России. Из Мавзолея в Сибирь перевезли мумию Ленина. Несколько эшелонов потребовалось для вывоза редких животных Московского зоопарка...

16. Новые электрифицированные участки Московской железной дороги, которыми так гордились жители Первопрестольной, были в спешном порядке демонтированы. Медные контактные провода (большой, надо сказать, дефицит!) отправили в Куйбышев. Туда же последовали электрички — их цепляли к паровозам и использовали наряду с обычными пассажирскими вагонами и теплушками для перевозки беженцев. Потом многое из этого “хозяйства” пригодилось для устройства движения электропоездов в столице Поволжья. Так что куйбышевская электрифицированная “железка” появилась именно благодаря невольной “спонсорской” помощи Москвы.

17. В дальний путь за Волгу, на Урал, отправилась из нашего города часть вагонов метро. С приближением фронта к столице движение составов “сабвэя” становилось все реже; некоторые подземные экспрессы “выгнали” из тоннелей наружу и тоже подцепили к эшелонам, предназначенным для эвакуации жителей. Конечно, не самое большое удовольствие — ехать несколько суток кряду в метрополитеновском вагоне куда-нибудь в Пермь или Свердловск, но... Главное все-таки ехать — подальше от фашистских снарядов и бомб.

18. Стремясь “подчистить” Москву и не оставлять в ней гитлеровцам ничего мало-мальски ценного, порой явно “перегибали палку”. По чьему-то не слишком продуманному приказу в конце 1941 года было отправлено в глубокий тыл оборудование всех районных подстанций Московской энергосистемы. Столица оказалась на волосок от полного обесточивания. Ситуацию спасла лишь Шатурская ГРЭС, остававшаяся “при исполнении своих обязанностей”. Только она одна и снабжала город светом в течение суровой зимы 1941/42 года.Не войной единой...Были сражения. Были бомбардировки. Салюты... Мобилизация и ополчение... Комендантский час... Однако в эти суровые годы в Москве не забывали о других, более мирных делах-заботах. Хотя, конечно, военная страда и на них накладывала свой отпечаток.

19. Почти всю войну работали по специальности сотрудники Московского планетария. Это “научно-развлекательное” учреждение закрывалось лишь на два самых страшных для Белокаменной месяца — в конце 1941 года. А в остальное время под чудо-куполом продолжали “крутить картинки” звездного неба. Астрономы читали здесь специальные лекции для наших военных летчиков и курсантов разведшкол, обучали их, как ориентироваться на местности по небесным светилам.

20. Осенью 41-го в мастерских Московского отделения Октябрьской железной дороги закончили оборудование необычного поезда — его назвали банно-прачечным. В вагонах, к которым подавалась горячая вода из котла паровоза, и попариться можно было прямо в полевых условиях, и постричься, и постирать белье, и дезинфекцию его провести... Для солдат на фронте подобное “чудо техники” просто цены не имело!

21. Все 1418 дней войны работала в Москве старейшая городская читальня им. Тургенева. Хотя немцы стояли на ближних подступах к Первопрестольной, но сюда приходил народ — почитать свежие номера газет, узнать последние сводки Информбюро... Даже в страшный день 16 октября, когда, казалось, город вот-вот окажется захваченным врагами, в зале “Тургеневки” все же побывал читатель — один-единственный!.. Библиотекари не только обслуживали своих посетителей — они ходили к раненым в соседние госпитали и устраивали там “публичные читки”; приносили литературу бойцам отрядов противовоздушной обороны, отправляли книжные посылки по заявкам солдат и офицеров, присланным с фронтов...

22. В 1943 году появился первый памятник в честь войны советского народа с гитлеровцами. Известный мастер Н.Томский создал комплекс из двух скульптур, названный им “Триумф победителей”. Эта работа — что называется, “на перспективу” — была начата скульптором сразу после разгрома немцев под Москвой. Позднее бронзовые фигуры — юноша-солдат и девушка с автоматом — были установлены на пьедесталах у въезда на путепровод, построенный на пересечении Ленинградского шоссе и Рижской железной дороги (рядом с нынешней станцией метро “Войковская”).

23. Когда военные действия на фронтах были в самом разгаре, в Москву из Канады прислали благотворительную помощь — целую партию одежды секонд-хенд. Как же распределять заморские шмотки? Увы, ситуацию разрулили по вполне привычному для нас сегодня сценарию: простым гражданам досталось из канадских подарков лишь кое-что по мелочи, зато некоторые генералы, их адъютанты, жены и “военно-полевые подруги” фасонили потом в “ненашенских” нарядах с чужого плеча.

24. Война едва миновала свой “экватор”, огромные территории СССР еще находились “под немцем”, а советских вождей заботили музыкально-поэтические проблемы: осенью 1943 года в Бетховенском зале Большого театра еженедельно собирались члены правительственной комиссии во главе с маршалом Ворошиловым для прослушивания различных вариантов нового Гимна СССР, присылаемых на конкурс. Под конец этого “музыкального марафона” состоялся настоящий “гала-концерт” в Большом театре, где присутствовал сам Иосиф Виссарионович. Для него и других членов Политбюро были исполнены все прежние российские гимны (в том числе и “Боже, царя храни!”), гимны ведущих государств мира, а после этого прозвучало творение Александрова, Михалкова и Эль-Регистана. “Отец народов” высказал свой “одобрямс”, и новая “главная песня страны” получила “путевку в жизнь”. (Банкет по такому случаю, говорят, был весьма изобильный.)

25. В 1942 году по личному указанию товарища Сталина отпечатали книжечку-справочник с правилами использования буквы “ё” в русском языке. Рассказывают, что “великий вождь и учитель”, просматривая какой-то документ, споткнулся на одном из слов с этой “неудобной” буквой. Иосиф Виссарионович тут же потребовал уточнить, как данное слово правильно пишется. Перепуганные специалисты из университета рьяно взялись за дело и выдали на-гора целый трактат на эту тему, продемонстрировав в итоге полнейшую запутанность прав и обязанностей пресловутой гласной, увенчанной двумя точками. Вот тогда-то “хозяин”, отвлекшись от вопросов военной стратегии и тактики, распорядился для пущего просвещения советского народа издать специальный справочник, касающийся правописания слов с буквой “ё”.* * *Гитлер планировал уничтожить главные московские святыни и даже затопить большую часть города. Заранее были заготовлены огромные блоки самого лучшего гранита, из которых фашисты собирались создать на Красной площади памятник своему фюреру. Но Москва не сдалась — Москва устояла. А тому граниту, припасенному в Германии и захваченному Красной Армией во время ее контрнаступления, нашлось в конце концов совсем иное применение — им облицевали фасады домов на Тверской.

Хоть какой-то “навар” от непрошеных гостей!..



Партнеры