Берегись автоводилу!

6 июля 2001 в 00:00, просмотров: 713

Физиологи утверждают, что после 60 лет жизни любой взявший на себя чрезмерную нервную нагрузку живой организм подвергается необратимым изменениям, влекущим не только физическую и умственную слабость, именуемую старческим маразмом, но — нередко — потерю памяти и слуха вкупе с расстройством речи.

За этой возрастной чертой из гуманных соображений предусмотрена пенсия. Иначе говоря, полный покой.

...Позавчера дорожно-патрульной службе ГИБДД исполнилось уже 65 лет.
“Сержант Петров, трое детей, с утра не ел...”Неправ был товарищ Островский, утверждая, что бедность — не порок, ибо не порок — бедность отдельно взятого индивидуума. Бедность же целой государевой структуры — скажем, ГИБДД — это подлинный социальный порок. Средства, получаемые дорожной инспекцией из бюджета, согласно ее пенсионному возрасту этой самой пенсии и равны...

Нелишне вспомнить, что официальная зарплата рядового сотрудника ДПС не превышает 2 тысяч рублей. Посадив инспектора за руль патрульного автомобиля, государство указало ему путь, но лишило права передвижения: столичным отделам ДПС на спецтрассах, например, оно выделяет ежемесячно по... 2 рубля 50 копеек на ремонт этих автомобилей и по... 3 литра бензина в сутки. И требует прокладывать дорогу правительственным кортежам на автомобилях десятилетней “выдержки”, имеющих пробег до 300 тысяч километров и зачастую уже не подлежащих ремонту.

...Вот уже лет десять бандитская рожа — персонаж заезженного советского боевика — с экрана телевизора то и дело повторяет менту: “Ты — цепная собака. Причем глупая... Ибо служишь хозяину, который тебя плохо кормит”.

Не дай бог, если и через десять лет он все еще будет прав...

Понятно, рядовой инспектор и даже его шеф при солидных погонах боятся высоко задирать голову и орать наверх: зачем, мол, душите? Ибо эти самые недовольные головы могут запросто отвалиться.

И поэтому материальное и финансовое обеспечение охотно берут на себя (вместо государства) коммерческие, нередко — криминальные структуры, которым за пару компьютеров и денежек на ремонт помещения в ГИБДД что надо — простят, чем могут — помогут, о чем следует — забудут.

Впору задаться вопросом: а был ли повод для праздника?..Татарская народная мудрость: “Моя твоя не понимай”Нищета — полбеды. Другая половина — вопиющая безграмотность. Разговор инспектора ДПС (особенно младшего сержантского состава) с водителем похож на диалог немого с глухим: первый уверен, что знает основы права, второй искренне полагает, что знание — сила. И ей, разумеется, надо подчиняться.

Покорное согласие водителя нередко влечет за собой санкции, не предусмотренные кодексом, а нагноившиеся в безумной фантазии инспектора.

Парадокс: судья, чтобы занять свой высокий пост, обязан иметь высшее юридическое образование и стаж работы на поприще юриспруденции не менее двух лет. Инспектор ДПС, которому в административном производстве даны куда большие права — выявлять правонарушение, рассматривать дело, выносить постановление по делу, исполнять его и даже миловать, — имеет за плечами, как правило, заборостроительное ПТУ. А между тем от его действий нередко зависит, останется ли водитель за рулем или три года будет ходить пешочком...

Увы, по причине правовой бестолковости до 60 процентов обвинений в нарушении ПДД предъявляются водителям бездоказательно, протоколы составляются с грубейшим нарушением требований кодекса, а решения выносятся с пренебрежением процессуальными нормами. Каждый второй протокол содержит в себе заложенную самим же инспектором бомбу, готовую, впрочем, от спички грамотного водителя рвануть и снести погоны. Но многие ли поджигают?..

Почему, собственно, не удовлетворяется практически ни одно требование водителя рассмотреть дело в “группе разбора”, дабы он мог явиться туда со своим защитником? Да потому, что вышеозначенная группа панически боится встречаться нос к носу с грамотным юристом. Кому ж при погонах охота краснеть и бледнеть попеременно?.. Именно поэтому группы административной практики — законное место паломничества всех нарушителей — превращаются из мини-суда в приемный пункт квитанций. В проходной батальона ДПС Западного округа столицы, например, до недавних пор сидел сержант, который открывал дверь только тем, кто предъявлял входной билет — квитанцию об оплате штрафа. А в некоторых отделах ГИБДД московской области еще и сегодня на дверях “групп разбора” висит монументальная табличка: “Посторонним вход воспрещен!”.

А впрочем... Можно ли обвинять в поголовной правовой безграмотности только рядовых сотрудников ДПС? Нет, ведь они брошены на дорогу после нескольких месяцев ликбеза в школе ГИБДД и теперь нужны генералам лишь как инструмент для поддержания — любыми способами! — уровня показателей по привлечению к ответственности зарвавшихся водил. Ибо даже намек на их сокращение вызовет адекватную меру: сокращение теплых начальственных мест. Цифра за цифру!

Виновны в безграмотности блюстителей ПДД не генералы — им самим не помешает подучиться. Виновны, как это ни покажется странным... мы. Ведь лишь тысячная доля сидящих за рулем однажды заглянула в Кодекс об административных правонарушениях, Наставление по работе ДПС и, вооруженная элементарными знаниями, вступает в правовую полемику с инспектором, заставляя его ДУМАТЬ.

Только наша вина в том, что мы, оплатив работу инспектора налогами через бюджет, этой работы никогда от него не требовали. Никогда не ставили неуемного на место. И даже наоборот: всегда “рады” были выплатить ему премиальные.

Следует с прискорбием констатировать: в начале будущего года (если не раньше) вступит в силу более заковыристый для понимания сержантами, да чего греха таить — и их начальниками, Кодекс РФ об административных правонарушениях. Никто не знает, как они будут работать с новым, если и старый для них все еще — окутанное тайнами Лох-Несское чудовище...Ловкость рук — и... все довольныПридорожные милиционеры понимают, что не “развести” юридически неподкованного водителя, коих подавляющее большинство, — просто грех. И с успехом запускают в оборот все новые методики облапошивания.

В далеких от столицы губерниях, например, они широко распространили метод, при котором один инспектор останавливает на посту ДПС дорогую иномарку, а сидящий в будке тотчас же набивает на компьютере ее модель и регистрационный номерной знак. Затем ни в чем не повинного водителя волокут в будку и со словами: “Ба! Так твоя машина-то — в угоне!” — демонстрируют экран монитора. За весьма “умеренную” плату к бедняге, которому до Владивостока еще тыщи верст киселя хлебать, проявляют снисхождение... Разоблачить подвох не удавалось еще никому.

Не брезгуют сотрудники ДПС и вовсе примитивным приемом: в столице они разработали и уже распространили в российских провинциях способ кидания, достойный разве что Черемушкинского рынка. Задерживая документы, чаще всего — доверенность, они кладут ее в карман, после чего невозмутимо просят предъявить... доверенность. Доказать, что она была, увы, невозможно: кидалы предпочитают работать без свидетелей. Исход “матча” всегда один — ничья: инспектор похлопывает себя по набитому карману, а водитель радуется, что не загремел на штрафстоянку.

Перечень подобных ухищрений, увы, бесконечен. Ограничен реальными рамками лишь список негодяев в милицейской форме, поплатившихся за произвол и вымогательство. Из столичной ГИБДД, в частности, за последний год было уволено “по-хорошему”, то есть без возбуждения уголовного дела, около трехсот сотрудников. “По-плохому” — не более двадцати...

И в управлении собственной безопасности ГУВД, и в контрольно-методическом отделе УГИБДД знают о злоупотреблениях и взяточничестве своих подопечных из ДПС доподлинно и много. Делать только ничего не хотят, ибо считают, что доказать в соответствии с существующими процессуальными нормами состав преступления совсем не просто.

Да полноте, господа! Уже почти год сотрудники ДПС вместе с УБЭПом по кондовой схеме провоцируют водителей на уплату штрафа в руки инспектору ДПС, называют это дачей взятки, вяжут их по рукам и ногам и передают дело в суд, который не мешкая награждает восемью годами лишения свободы! Ведь можете же! Десятки подобных дел в отношении водителей в одном только Юго-Западном округе столицы — это не двадцать мелких дел в отношении ваших коллег.

...А что спорить: нет ничего опаснее для государства и его верноподданных, чем изобретательный голодный неуч, вооруженный автоматом.Лучше стучать, чем перестукиваться...У каждого сидящего за рулем существует лишь два способа самозащиты: платить за все и всегда, периодически отсиживая по восемь лет якобы за дачу взятки, или учить вымогателей уму-разуму.

Для апологетов второго метода не предусмотрено более надежного средства, нежели жалоба. Ибо, даже не сработавшая по конкретному делу, она ляжет в личное дело инспектора ДПС и в самый ответственный момент — при получении очередного звания, квартиры или должности — вместе с другими жалобами крепко подпортит карьеру.

Действующее законодательство предоставляет нам право обжаловать действия обидчиков в три инстанции — вышестоящий орган, прокуратуру или суд.

Жаловаться на инспектора ДПС в вышестоящие органы, как показывает практика, чаще всего бессмысленно, ибо разрешить дело в нашу пользу вышесидящему начальнику не позволяют малограмотность и “честь мундира”. Его ответ на самую мотивированную жалобу всегда один: “проверка произведена, факты не подтвердились”, пшел вон...

Однако подача жалобы комбату и комроты все же имеет смысл, ибо в суде, скорее всего, станет очевидно, что отказ сочинен комбатом, не имеющим представления о нормах права. И создаст достаточные предпосылки для полного разваливания дела.

Весьма эффективно жаловаться в несколько органов сразу: подобная “прыткость” жалобщика не позволит милицейским начальникам запустить в ответ откровенную “дурочку” и не вставить подчиненным фитиль в одно место.

Одним словом, мы просто обязаны пользоваться правовой безграмотностью сотрудников ДПС. Но не для того, чтобы уйти от ответственности. А для того, чтобы исполнить главную миссию: приучить дорожных милиционеров думать, а нам — защитить свои достоинство и честь...

И не стоит дрожать перед каждым блюстителем закона. Если мы исправно платим налоги в бюджет, то по сути дела являемся работодателями каждого сотрудника милиции, стоящего на посту и сидящего в кабинете. Они — нанятые нами служащие, обязанные профессионально выполнять оплаченную нами работу.

А на реплику инспектора: “Не надо меня учить — вы не мой начальник!” — отвечать всегда следует с достоинством: “Я не начальник. Я — хуже: я — работодатель… А если вы, инспектор, не умеете или не желаете работать, верните мне мои деньги — я найму другого”. И пусть сей постулат не пугает: он абсурден по форме, но абсолютно логичен по содержанию.

...Закрывая глаза на произвол, отпуская сотрудникам ГИБДД их тяжкие грехи, давая им на лапу, отказывая себе в удовольствии накатать жалобу, мы сами плодим “ментовской беспредел”.

Каждый водитель достоин своего гаишника...Вместо поздравленияЛюбую годовщину со дня рождения дорожно-патрульной службы мы будем считать настоящим праздником лишь тогда, когда миллион рублей, выброшенных накануне на пышные торжества, весь до копейки достанется личному составу на бензин — и когда каждую годовщину ДПС будет с удовольствием отмечать не только весь ее личный состав, но даже обыкновенный водитель



Партнеры