Прибыльный угол атаки

18 июля 2001 в 00:00, просмотров: 335

В понедельник в “Шереметьево-2” в очередной раз едва не случилась трагедия. К счастью, “Ту-154”, на борту которого было 76 пассажиров, сумел совершить аварийную посадку. Лайнер совершал рейс в столицу из Катманду. Причиной экстренной посадки по первой версии стали неполадки в первом двигателе. Затем причиной аварийной посадки объявили ошибку датчиков.

Интересная деталь: все три самолета — и иркутский “Ту-154М”, и разбившийся в Подмосковье в выходные “Ил-76”, и сумевший сесть “Ту-154” — оборудованы одним типом мотора.

Все они оснащены двигателями Д30 (или его модификациями), производимыми только на заводе ОАО “Рыбинские моторы”. Д30 производится несколько десятилетий и уже давно устарел, поскольку является моделью третьего поколения. (На “Ту-154” он ставится с 1982 года.) Самолетам, оснащенным такими двигателями, с 1 апреля будущего года будет запрещено летать в страны Западной Европы. На разбившемся под Иркутском “Ту-154” заменить двигатель на современный — четвертого поколения — было просто невозможно из-за конструктивных особенностей самолета. Как невозможно поставить эту устаревшую модель на “Ил-96”, “Ил-114”, “Ту-214”, “Ту-334”.

Страны, которые в свое время закупили “Ту-154”, сегодня стараются продать имеющийся у них парк этих лайнеров обратно в Россию или в третьи страны. Кстати, именно поэтому Китай продал разбившийся под Иркутском самолет обратно российской компании. Тем не менее Госслужба гражданской авиации своим решением от 24 мая продлила срок службы этого типа самолета до 2005 года!

Вряд ли профессионалы забыли, что именно из-за пожара во втором двигателе и отказа двух других движков в январе 1994 года под Иркутском уже разбивался “Ту-154”.

Есть и еще одна немаловажная деталь: первая версия катастрофы, которую озвучил министр МЧС Шойгу, — отказ всех трех (!) двигателей самолета. Однако затем, после создания правительственной комиссии под руководством Клебанова, про эту версию как будто забыли. И начинаются странности. Сначала Клебанов заявляет, что “черные ящики” в отличном состоянии и достаточно экспертизы, которую уже провели в Иркутске. Затем он вдруг уточняет, что “ящики” испорчены и их нужно срочно везти в Москву. И только после этого возникает “человеческий фактор”, а все официальные спецы говорят о технической исправности самолета. После недельного молчания и загадочной фразы: “Мы все знаем, но ничего не скажем” — Клебанов наконец официально обвиняет во всем летчиков.

В то же время один из опытных пилотов “Владивосток-авиа” — компании, которой принадлежал разбившийся под Иркутском “Ту-154М”, — заявляет, что официальная версия причины гибели самолета вряд ли соответствует действительности. Конструкторское бюро Туполева гарантирует, что даже при грубейшей ошибке пилота бортовая система не может вывести самолет за критические углы атаки. “Любая команда пилота лайнера на органы управления отслеживается бортовой ЭВМ, которая не дает пилотам совершать ошибки”, — подчеркнул летчик.

Почти такими же словами говорил и официальный представитель АНТК им. Туполева в одном из радиоинтервью. Но затем почему-то пресс-служба этой организации опровергла свою же версию.

Почему? Может быть, потому, что на авиазаводе в Самаре до сих пор производятся устаревшие “Ту-154”, и алюминиевым магнатам не выгодна “техническая неисправность самолета”. То ли дело “человеческий фактор”, на который все можно списать. И деньги целы, и “дела” нет.



    Партнеры