РАЙСКИЕ ЯБЛОКИ

23 июля 2001 в 00:00, просмотров: 276

  “Писать я не большой мастак, лучше приезжайте, я вам расскажу, как мне довелось собственный гроб на чердак убирать...”

     (Из письма Ю.М.Богданова, г. Москва.)

    

     - Было это в 1956 году, — вспоминает Юрий Михайлович. — Я работал в московской милиции. При задержании опасного преступника меня ранило. А когда поправился, решил поехать в отпуск в родную деревню Муханово.

     И вот сидим с матерью в доме, я ее о деревенских новостях расспрашиваю. Хочу слушать, а самого сон морит, будто век не спал. Посмотрел в окно — а там вроде все в рулон сворачивается и на меня надвигается. Никакой боли не чувствовал, просто вялость, сознание мутится... Последнее, что помню, как лег на кровать...

     Позже уже мать рассказывала, что свалился я и стал кричать: “Стреляй!” Мать голову потрогала: горячая, как раскаленный утюг. Вдруг я несколько раз дернулся, вытянулся и быстренько стал холодеть-холодеть... Мать как заголосит на всю деревню. Соседи сбежались, послали за врачом. А у меня уж и нос заострился, и щеки провалились, зубы стиснуты. Врач посмотрел и говорит: “Ну, хоронить надо...” Стали шарить у меня по карманам, нашли справку из госпиталя: “Все ясно — последствия ранения”. Потом принесли гроб, саван сделали из занавеси, обрядили меня как положено... Матушка как упала лицом мне на грудь, так и прорыдала все три дня... Пришел срок похорон. А у нас был такой порядок: покойника везли в село за восемь километров, туда, где церковь и кладбище. И больница там же. А как похоронят, родственники идут в больницу — за справкой о смерти.

     Хотели хоронить утром, но колхозная лошадь сначала должна была отвезти молоко, да и мужиков свободных не было. Наконец приехали мужики, стали гроб выносить. А мать взяла икону в руки и ну голосить! Тут, рассказывают, я открыл рот и захрипел. Мужики струхнули, но гроб не выронили, поставили. У меня изо рта кровь показалась — темная, густая, как манная каша... Но глаза закрыты, в сознание не приходил. И отвезли меня не на кладбище, а в больницу. Лечили долго, а когда выписывали, врач Екатерина Ивановна написала в бюллетене, что я перенес-де воспаление легких.

     Такая вот “ситуация”, — закончил свой рассказ Юрий Михайлович.

     Ситуация и впрямь необычная. И сам Юрий Михайлович — личность колоритная. Окладистая борода, ясный взгляд. Характер у него добрый и руки золотые. Вокруг дома целую рощу насадил. Всей округе мебель чинит и при этом денег не берет. Люди ему в благодарность детские вещи несут, а он их землякам в деревню отправляет. Жизнью доволен. Лишь одно заветное желание так и не смог осуществить. Мечтал он на свои деньги отремонтировать старую деревенскую церковь, в которой его крестили и едва-едва не отпели. Даже иконы для нее отреставрировал. Полвека откладывал на сберкнижку по тысяче рублей в год — на стройматериалы. Да только “ухнулись” все сбережения... Но это уже совсем другая “ситуация”.

    



Партнеры