Кино, вино и кимоно

27 июля 2001 в 00:00, просмотров: 309

Такого, как на духу вам говорю, я не ожидал. После небольшой музыкальной паузы под сводами бывшей придворной пивоварни, в мире больше известной как пивная “Хофброехаус”, послышалось до боли родное, разудалое: “Ка-лин-ка, ма-лин-ка...” Я чуть не поперхнулся. Откуда здесь, в самом центре Мюнхена, певуны в традиционных баварских кожаных шортах знают не только мелодию, но и слова нашей песни?!

Впрочем, музыканты — народ такой, что за несколько купюр с изображением, скажем, гениального немецкого математика Карла Фридриха Гаусса (банкнота в 10 марок) сыграют все, что соизволят заказать благодарные слушатели-посетители. Хоть гимн Великобритании, хоть “Чижика-Пыжика”, или же, например, какую-нибудь народную корейскую песню. К слову, в этой пивной посланцев и посланниц южной части далекого полуострова было, наверное, столько же, сколько и пива, — море.

Когда мы с пресс-атташе Федерации дзюдо России Александром Брискиным решили поинтересоваться, где же находится это легендарное питейное заведение, немец средних лет посмотрел на нас, как на инопланетян. Видимо, задавать подобный вопрос в Мюнхене по меньшей мере странно. Но, усевшись в пивной на деревянную лавку за деревянный же стол, глядя на взмокших к концу дня официантов и официанток, приносящих разом десять литровых кружек пива — по пять в каждой руке, — и наблюдая единение шумно чокающихся народов, начинаешь понимать, что это действительно культовое место (недаром же печально известный пивной путч зародился именно здесь). А после того, как положишь руки на плечи соседей по столу и начнешь с ними раскачиваться из стороны в сторону в такт исполняемой песни, понимаешь, что это и есть пивная столица мира.

— О, вы дзюдоисты из России! — изучив наши аккредитации, спросила кореянка Нуна, сидевшая со своими однокурсниками за соседним столом. — А за что у вас в стране пьют?..

Признаюсь, этот вопрос прозвучал несколько неожиданно. Пришлось научить эту поддавшую милашку нашим традиционным тостам: “Ну, будем!”, “За тех, кто в море!” и, конечно же, “За прекрасных дам!”

— Я завтра обязательно приду на дзюдо, — поделилась только что появившимися планами студентка. — Я буду болеть за своих и за вашу Россию...

А народ тут везде приветливый. Изучаю схему мюнхенской подземки — как и всякий приезжий, тупо вожу по ней пальцем... Одна знойная турчанка вызвалась помочь разобраться с маршрутом. Тут же вспомнилась шедевральная “Бриллиантовая рука”. Правда, “ай-лю-лю” мне она не предложила, хотя я уже приготовился ответить, что, дескать, “цигель, красавица”. Ну его от греха подальше: в конце концов сейчас все мысли — только о чемпионате мира дзюдоистов!

Между прочим, в стройных рядах соперников по татами наблюдалось воодушевление. Еще бы им не радоваться, если один из сильнейших российских борцов Тамерлан Тменов, к нашему сожалению, даже не прилетел на баварскую землю... “Мы его боимся: очень сильный боец!” — признаются оппоненты. Приподнимала им настроение и другая картина. Еще один российский претендент на медали мирового чемпионата — супертяж Александр Михайлин — ходит, зажав в руке носовой платок. “Ума не приложу, где я мог простудиться, — сказал мне Саша. — Такая ведь жара в Москве стояла!..” Впрочем, жарко сейчас и в Мюнхене в борцовском зале, где вчера начался чемпионат мира...

...Перед уходом из фантастического “Хофброехауса” мы спросили у музицирующих баварцев: что они еще в состоянии исполнить из российского фольклорного репертуара? “Катюша!” — отчеканил мужчина, сидящий за электропианино. — 50 марок, герр”. Уподобившись корейским студенткам, мы с пресс-атташе скинулись и заказали-таки песню, знакомую с младых ногтей. Солист, правда, почему-то начал петь с последнего куплета, а закончил исполнение первым. Все равно приятно: даже в таком варианте “Катюша” нас вполне удовлетворила. Но главное-то другое: заказывает музыку обычно тот, кто, например, выигрывает. Полагаю, во время мирового чемпионата это — не в последний раз!



    Партнеры