"Бум" по прому

31 июля 2001 в 00:00, просмотров: 593

Незаменимых людей, как известно, нет. Но сегодня меняют уже не только игроков на футбольном поле. Например, существуют заменители кожи, а еще говорят, придуман даже заменитель бензина. Вот только газетную бумагу заменить пока нечем. Есть бумага — есть периодика. Нет бумаги — нет, соответственно, ни газет, ни книжек.“Но этого не может быть! — скажете вы. — Развиваются рыночные отношения... Наконец, есть Минпечати — оно должно помогать индустрии...” Вот благодаря этому ведомству мы как раз и рискуем остаться без газетной бумаги. Впрочем, по порядку.

В конце мая нынешнего года Михаил Лесин составил письмо в адрес главы правительства России Михаила Касьянова. В нем он говорит о том, что в последнее время к нему да и в другие федеральные структуры участились “многочисленные обращения от издателей периодики и книг, видных ученых, писателей, деятелей культуры”. Все они якобы просят одного — найти управу на отечественных производителей газетной бумаги и таким образом нормализовать ситуацию на этом рынке.

Что же не устраивает деятелей науки и культуры? Министр печати охотно отвечает и на этот вопрос: “Используя монопольное положение, эти комбинаты (ОАО “Волга”, “Кондопога”, “Соликамскбумпром”. — Ред.) поставляют на внутренний рынок газетную бумагу строго дозированно, в объемах только реально обеспечивающих его реальные потребности, 5—6 раз за год поднимают цены, держа, таким образом, российских издателей в постоянном напряжении, не давая им возможности планировать свою работу”.

Если верить министру, то ситуация в отрасли — хуже не придумаешь. Из 1 млн. 697 тыс. тонн газетной бумаги, произведенной в России в 2000 г., только 531 тыс. тонн пошла на потребности внутреннего рынка, а 1 млн. 166 тыс. тонн — за рубеж. Особенно негодует министр от цен: тонна кондопогской бумаги, пишет он в своем письме премьеру, для российских производителей стоит 570$ США. “В то же время, — продолжает Лесин, — средняя экспортная цена российской газетной бумаги (на границе) составила 412$, а мировые цены на аналогичные ее сорта колебались в пределах 510-530$ за тонну”.

В общем, со своих российских партнеров отечественные “бумажники” сдирают втридорога, тогда как на Запад, проклятым буржуинам, ведут откровенные демпинговые поставки.

И так жить, конечно, нельзя. Удрученный министр считает деятельность целлюлозно-бумажных комбинатов России (всего их 8, но три основных предприятия мы уже назвали) сговором. И по просьбе мифических “деятелей науки и культуры” предлагает ввести элементы государственного регулирования в этой сфере:

а) установить балансовое задание для изготовителей газетной бумаги в размере 35% от общего объема производства — для потребителей этой продукции в России. И раз в полгода корректировать эти задания;

б) тем, кто будет выполнять балансовое задание, разрешить 10%-ную таможенную пошлину при экспорте товара за рубеж. Тем же, кто проигнорирует задание Минпечати, ввести таможенную пошлину в пределах 35% от внутренней российской цены;

в) снизить до 0% ставку ввозной таможенной пошлины на импортируемую в Россию бумагу. Тогда уж точно все наши издательские и полиграфические комбинаты кинутся покупать газетную бумагу “за бугром”. А отечественные “бумажники” просто сгорят от стыда.

Принятие этих мер министр печати советует не откладывать в долгий ящик. А вводить их в действие прямо с 1 июля 2001 года.

Вот вкратце содержание письма Лесина Касьянову. Главная его изюминка в том, что вопросы спроса и предложения должен регулировать не рынок, который уже сложился и достаточно стабильно работает, а чиновник Министерства по делам печати России.

Но вот что смущает в этом документе специалистов. В прошлом году российские бумагоделатели с огромным трудом “впарили” отечественным смежникам 31,5% произведенной газетной бумаги. Если появится балансовое задание (обязательное к выполнению) в объеме 35%, то неизбежен вопрос: куда пристраивать эти излишки? Не нуждаются наши издатели, а вместе с ними деятели науки и культуры в лишней бумаге!

Вот тут-то и усиливается роль чиновника — простите, государственного регулирования. Дважды в год, как просит г-н Лесин, чиновник имеет право корректировать балансовое задание. Стало быть, дважды в год “бумажник” должен бросить все дела и сломя голову мчаться в Москву. Чтоб ходить по кабинетам, ласково заглядывать в глаза начальникам департаментов, многозначительно поглаживать карман — и вышибать для своего предприятия льготы. А уже чиновник в каждом отдельном случае будет решать — кому эти послабления (понимай: балансовое задание) дать, а кому — не дать. Ясно, что рыночный механизм министр Лесин явно путает с административно-командным. Может, он путает что-то еще?* * *В РАО “Бумпром” нас познакомили совсем с другими цифрами и фактами. Так, тонна газетной бумаги для российского потребителя стоит не 570$, как сообщает в письме министр печати, а 380 долларов. Разница, согласитесь, весьма существенная. Экспортируемая за рубеж продукция стоит (на границе) не 412 долларов за тонну, как утверждает министр, а 630 — что значительно дороже, чем на внутреннем рынке.

Кстати, это значительно дороже даже пресловутых мировых цен. Вот что пишет шпрингеровский издатель одному из своих российских партнеров: “Уважая и ценя вашу работу, должен заметить: для нас ваши цены являются весьма высокими, т.к. в Германии тонна газетной бумаги стоит 1200 дойчмарок, а вы предлагаете свой товар по 1250 дойчмарок. Надеемся на дальнейшее сотрудничество и взаимопонимание...”

Речи о “демпинговых ценах”, в чем пытается убедить министр премьера, и быть не может. Наши “бумажники” продают свою продукцию не только на равных с мировыми конкурентами (такими “китами”, как фирмы “Store Enso”, “Abitibi”, “Holnen”), но зачастую и дороже. Если министр не врал Касьянову, называя мировые цены на газетную бумагу в пределах 510—530 “баксов” за тонну, то назовем несколько стран, которые покупают в России товар по несколько другим ценам. Германия — 547$ за тонну, Франция — 541, Венгрия — 558, Греция — 575, Турция — 645, США — 600, а Нигерия — по 670 долларов за тонну.

Далее в своем письме министр мимоходом замечает, что чем выше наши “бумажные короли” задирают цены для внутренних потребителей, тем соответственно хуже качество их продукции. Но если уж так все прескверно, то почему нашу газетную бумагу берет вся Европа и США? Может, в обращении к премьеру Лесин лукавит и о чем-то умалчивает?

Точно, лукавит! В частности, он утверждает, будто издательско-полиграфический комплекс страны постоянно лихорадит из-за того, что “короли” по 5—6 раз в год вздувают цены на свою продукцию. И не дают возможности издателям планировать перспективу.
В июне с.г. (когда г-н Лесин составлял свой план “выхода из кризиса”) бумажная отрасль основательно проверялась МАПом — Министерством по антимонопольной политике. Ревизоры выяснили, например, что “Соликамскбумпром” в 2001 г. ни разу не повысил цены на свой товар. В прошлом году — да, был такой грех. Но не в 6, а только в 3 раза. По какому такому поводу? Когда в стране резко повышались цены на энергоносители или на ГСМ. Но тогда в нашей стране ползли вверх цены не только на газетную бумагу. Картошка, хлеб, общественный транспорт — все подорожало!

Акт проверки МАПом выявил и ряд других интересных обстоятельств, которые явно не стыкуются с выводами министра. Так, три крупнейших комбината отрасли (“Волга”, “Кондопога” и “Соликамскбумпром”) министр называет монополистами. На их долю приходится 85% всей выпускаемой в России газетной бумаги. А по закону монополистом является тот, кто “выдает на-гора” более 65% продукции. И если 85% по-братски разделить на троих, то получается, что каждый из них в среднем делает по 28% товара — и уж монополистом его никак считать нельзя.

Проверяющие из МАПа долго и упорно исследовали еще один тезис в письме Касьянову: что “монополисты” якобы имеют между собой сговор. По этой причине диктуют удобные им цены на рынке. Однако и от этой версии ревизорам из Центра пришлось отказаться. Беглое знакомство с отпускными ценами этих гигантов на внутреннем рынке показывает, что лидерство в ценообразовании удерживает “Кондопога”. А у “Волги” и “Соликамскбумпрома” стоимость на 50, а то и 100 долларов за тонну ниже. Не может быть никакого сговора при таком разбросе цен! Ведь эти предприятия выпускают тысячи тонн бумаги и, значит, теряют колоссальные средства на таком “сговоре”!

Отечественные бумагоделатели в один голос приветствуют намерение Минпечати вообще снять таможенную пошлину на импортную бумагу. В любом случае она будет дороже, чем на внутреннем рынке. Но со своей стороны они предлагают убрать 15%-ную таможенную пошлину на закупаемые ими импортные машины (они стоят до 200 млн. долларов), химикаты, “одежду” для оборудования. Эти денежки идут прямо в федеральный бюджет. А заодно — и входят в себестоимость продукции. Отменить эти поборы — и продукция станет куда дешевле. Вот над чем лучше подумало бы Минпечати!* * *Как только курица начинает нести золотые яйца, ее обязательно нужно зарезать. 10 лет назад мы с огромным трудом выходили на внешний рынок — внутренний, в силу известных причин, был неплатежеспособен. И вся бумагоделательная отрасль висела тогда буквально на волоске.

Никто Россию “там”, за океаном, в упор не хотел видеть. Да оно и немудрено, ведь качество газетной бумаги (после пятилетки эффективности и качества) было по-настоящему советским. Она постоянно рвалась, и бывали случаи, что советские газеты делались даже на финской бумаге. Вот до какой жизни мы тогда докатились. Что уж там говорить об освоении внешнего рынка при таком “качестве”.

Но это — произошло! Мы “прорубили окно” в Европу и в другие страны. А теперь, когда отрасль конкурентоспособна, Минпечати снова пытается вернуть все на круги своя, отбросить предприятия в развитии на десятки лет назад, привести их к тому же разбитому состоянию, что в начале 90-х годов. Ведь 35%-ная таможенная пошлина для экспортеров, о которой мечтает г-н Лесин, остановит наших бумагоделателей.

По мнению Минпечати, главное не в этом. А в распределении задания, тарифов и пошлин. Сначала Лесин станет делить бумагу, а затем уже и навязывать идеологию, на которой она будет печататься.



Партнеры