Парад нелюбви

1 августа 2001 в 00:00, просмотров: 591

Опять вот на прошлой неделе наши заскорузло-замшелые чиновники-бюрократы сами опозорились на всю Ивановскую (в данном случае — на всю Европу) и Москву опозорили-обломали, лишив смутных надежд называться все-таки когда-нибудь всесторонне модной и продвинутой столицей. В общем, то ли из-за дремучести своей беспросветной, то ли ввиду коварного умысла, но перепутали давеча работники мэрии задницу, извините, с пальцем. Легендарный техно-праздник “Love Parade” — с “фестивалем лесбиянок и геев”. И, стало быть, ввиду царящих гомофобных настроений запретили проводить в День города (в начале сентября) красочное молодежное шествие “Парад любви”. На которое уже были приглашены, между прочим, все культовые праотцы “лавпарадовского” движения: Доктор Мотте, Вестбам и другие немецкие монстры техно.

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ЧИНОВНИКОВ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ СПРАВКА “МЕГАХАУСА”.

“Фестивали геев и лесбиянок”, они же “Gay Parades”, они же “Christofer Street Days”, ежегодно проходят по всей Европе и Америке, пользуясь огромной популярностью и чаще всего опираясь на поддержку политкорректных, толерантных и во всех отношениях просвещенных правительственных институтов и муниципалитетов. Самые красочные гей-карнавалы, собирающие сотни тысяч участников и зрителей, бурлят каждое лето в Кельне, Амстердаме, Лос-Анджелесе, Барселоне и Берлине. В столице Германии “Christofer Street Day” традиционно проходит ровно за две недели до главного немецкого уличного праздника — культового “Love Parade”, гигантского шествия под музыку техно с танцами на движущихся платформах. В этом шествии, конечно, резвятся и геи с лесбиянками, но на совершенно равных правах с натуральными бюргерами, клерками и даже фабрично-заводской молодежью.



На нынешний берлинский “Love Parade”, кстати говоря, выезжала целая делегация российских дэнс-деятелей: за консультациями, техническими советами и окончательным оговариванием с немецкой стороной всех нюансов предстоящего сентябрьского московского действа (еще не зная, что наша мэрия “Парад любви” запретит как классово чуждое явление). А самые маститые наши ди-джеи Фонарь и Грув были вообще приглашены играть на главной сцене “Love Parade” вместе с мировыми звездами техно.



— Володь, два года назад ты, кажется, уже играл на “Love Parade”?


DJ Фонарь:

— Я ездил в Берлин, но на самой платформе во время шествия не играл. Должен был выступать на клубных вечеринках после парада. Но вечеринки не удались — народ на них вообще не пришел. Русские ди-джеи просто никому не были интересны — ведь вокруг играли мировые суперзвезды.

— Ну и вот теперь вы стояли с этими звездюлинами на одной сцене: с техно-героями Марком Спуном, Вестбамом, Полом ван Дайком. Правда, играли совместный с Грувом коротенький 20-минутный сэт. То бишь по десять минут каждый. Чего так мало-то?

— Все ди-джеи на этом “Love Parade” играли по 20 минут. И отношение к нам, между прочим, было точно таким же, как к Вестбаму и ван Дайку. Что, кстати, поражало. Мы же привыкли к тому, что нас везде воспринимают как каких-то второсортных людей. А здесь к нам постоянно подходили менеджеры и спрашивали: не хотим ли чего? Перезванивали в гостиничные номера, тусовали по всем модным берлинским местам. У нас даже с Грувом в один момент возникло ощущение, что ради нас весь этот “Love Parade” и устраивался. Самое смешное — когда мы решили пройтись по магазинам, к нам на улице подходят люди и говорят: “А мы вас вчера видели. Вы же играли на “Love Parade”!”

— Ну, там же ведется прямая трансляция национальным телеканалом.

— Мы сильно удивились реакции на нашу музыку вообще. Я играл трек “Воскрешение” нашей группы “ППК”. То бишь — прогрессив-транс по стилю. Грув играл брейк-бит и джангл. И все обратили внимание на наше выступление, поскольку оно очень отличалось от сплошного минималистического техно, которое играют немцы.

— То есть русские в этом году сумели выпендриться-то?

— Ну я подумал: какой смысл там играть немецкие или английские пластинки? Лучше показать наше. И мы этим никого не обломали, и более того... Реакция людей была отличная, очень положительные эмоции.

— Кстати, про эмоции. Побывав на прошлогоднем берлинском “Love Parade”, “Мегахаус” собственными глазами наблюдал, как упитая пивом европейская молодежь переворачивала и раскурочивала автомобили ну прямо как наши “армейские” фанаты после очередного проигранного матча. И обильно орошали мочой весь Тиргартен (парк, на главной аллее которого и проходит “лавпарадовское” шествие). На следующий день там так воняло, что сложно было пробираться без противогаза...

— Идеализировать такое мероприятие — глупо. Даже после хорошего дня рождения остаются разбитые тарелки и грязный пол. На “Love Parade” же собирается миллион человек. И к каждому не приставишь отдельный биотуалет. На следующий день мы читали сводки. В них говорилось, что погиб лишь один человек — упал в метро на рельсы по дороге на “Love Parade”. Никаких изнасилований и подобных ужасов.

— А наркотики? В прошлом году на моих глазах многих “принимали” с полными коробочками экстази и откачивали обдолбанных прямо на улице...

— При нас забрали одного драгдилера. Два полуголых полицейских в цветных париках, наряженные под участников “Love Parade”, вдруг нырнули в кусты и вывели оттуда “красавца” уже в наручниках... Очень это артистично смотрелось — мы даже зааплодировали. Полицейских, кстати, для патрулирования на “Love Parade” не назначают. Они сами вызываются добровольно. Так же и с медработниками.

— Почему немцы так заинтересованы в проведении аналога “Love Parade” в Москве и так стремятся нам помогать в этом?

— У немцев до сих пор существует некий комплекс по отношению к России. Во-первых, проигрыш в войне. Во-вторых, боязнь русской мафии, играющей, как известно, в Германии мускулами без стеснения. Поэтому они так и прониклись идеей нашего национального “Love Parade” — праздника любви, позитива, музыки, объединяющей людей. Ведь Доктор Мотте (главный идеолог “Love Parade”) — человек вообще не от мира сего, мыслящий категориями: “мир”, “любовь”, “дружба”, “народы”, “объединение”. Причем он верит в это все абсолютно искренне. И идеи придуманного им в 89-м году “Love Parade” очень хочет продвигать в другие страны. Поэтому в этот раз в Берлин приехали на специальную конференцию англичане, новозеландцы, мексиканцы, израильтяне — все, кто делает этим летом у себя “Love Parade”. О нашем же “Параде любви” немцы уже объявили на своем сайте. Очень верят в него.

— Мол, езжайте, люди добрые, в Москву, там и продолжим позитивное объединение... Слушай, но им хоть намекнул кто-нибудь, что в Москве-то можно дико обломаться, что тут все по-другому? И милиция здесь в сиреневых париках по кустам бегать не станет. Да и публика по полгода карнавальные костюмы не шьет, а, бывалоча, хряпнет пива — и на уличное гулянье...

— Немцы прекрасно это понимают. Доктор Мотте мне сказал: “Когда я начинал десять лет назад и ехал через весь Берлин на единственном грузовичке “Фольксваген” с парой вертушек и колонок, меня тоже брали в оцепление полицейские, и глазеть на мой маленький “Парад любви” приходили случайные пьяные лоховатые зеваки... Но год за годом, шаг за шагом все это превращалось в большой праздник, объединяющий людей. Стереотипы надо ломать, хоть это и тяжело”.

— Ну, после пресловутого заседания в мэрии, судя по всему, ждать этой “ломки” придется долго. Как думаешь, откуда у чиновников вдруг взялась такая деза, что “Love Parade” — это, мол, шествие гомосексуалистов?

— Ты же понимаешь: в шоу-бизнесе есть люди, крупные воротилы, которые хотят помимо попсы и рока еще и танцевальную культуру подмять под себя. И я думаю, что российский “Love Parade” — пока независимая и неподотчетная организация — вступил в конфликт с этими людьми. Я даже представляю, с кем конкретно. Имея хорошие контакты в мэрии, этот КТО-ТО специально запустил ложную информацию о том, что такое “Love Parade”. Специально ввел чиновников в заблуждение для того, чтобы все сорвать, а в следующем году провести такой праздник уже под своей “крышей”. Еще такой нюанс. Чиновники обвиняют “Love Parade” в якобы гомосексуальной пропаганде и, кажется, ущемлении морально-этических чувств граждан! Но о какой морали и этике может идти речь, когда напротив Госдумы круглосуточно шеренгами стоят проститутки?! Почему это чиновников не напрягает?

Ну, гомосексуалисты-то для чиновников пострашнее проституток будут... Хотя ведь, согласно дедушке Фрейду, ярые гомофобы — те, кто сам очень хочет попробовать, но жутко стремается! В общем, сплошные страсти-мордасти, и непонятно, чем дело кончится.



Партнеры