Укрощение строптивой Саломеи

1 августа 2001 в 00:00, просмотров: 698

Благородная любовь и измены, купцы и офицеры, лошади, карты и вино... Смесь взрывоопасная, результат непредсказуем.

По крайней мере, на киностудии им. Горького из таких ингредиентов собираются приготовить самое изысканное блюдо. Полное его название, как и полагается деликатесу, витиевато-красивое — “Приключения, почерпнутые из моря житейского”. Краткое, рабочее — “Саломея”. Любовно-авантюрный роман, который снимают режиссеры Леонид Пчелкин и Дмитрий Брусникин.
Близнецы работают за двоих— Поцелуемся, что ли? Обычай того требует! — разгоряченная и принаряженная Ирина Розанова (Лукерья) чуть не бросается на шею Александра Домогарова . Актер играет в фильме сразу две роли — обоих братьев-близнецов: угрюмого купца и разудалого офицера. Купец Прохор отличается бесформенной бородой, а офицер Дмитрицкий — пижонством и усами.

Первое заблуждение, в которое могут впасть зрители: имя Саломея не имеет отношения к известной библейской истории. Так зовут одну из героинь, девушку весьма строптивую и лихую — как и весь роман, по которому снимается сериал. Он написан в середине XIX века Александром Вельтманом и отличается лихо закрученным сюжетом и яркими характерами героев. Всего планируется не менее 30 серий, разбитых на три блока, и с апреля по сегодняшний день снимаются первые 10.

Работают киношники шумно, не щадя голоса и сил.

— Целуй, не бойся, я позволяю, — разрешает Сергей Тарамаев (Илья Иванович). Следует продолжительный поцелуй под звуки балалайки и всеобщего веселья. — Ну что, хороша моя сожительница?..

У купца после такого порыва страсти отклеивается ус, и он придерживает его рукой. Съемка останавливается.

— Еще одна репетиция, и от прически ничего не останется! — замечает Розанова. Зато костюмер, который собирается поправить ей платье, может отдыхать: по сценарию персонажи пьют уже третий день, и чуть примятые костюмы для большей правдоподобности лучше совсем не чистить. — Реквизиторы, сколько можно нас такой отравой поить! Что там у вас в бутылке?..

Съемка происходит в центре Москвы, однако это тихое местечко за забором — Дом Васнецова — почти не тронуто цивилизацией. Местные жители из соседней высотки, слегка обалдевшие от появления под их окнами купцов, балалаечников и пышных барышень, до самого наступления темноты наблюдают за происходящим. Со всех подоконников, как с пограничных КПП, торчат любопытные головы и бинокли.

А посмотреть есть на что. Например, как нелегко приходится даже известным артистам, причем не обязательно во время самих съемок. Строгая бабушка — хранительница музея — следит, чтобы курящие артисты не подпортили ей чистый газон окурками и не смяли траву. В целях безопасности старушка выстраивает звездный актерский состав около бочки с водой. Затем ей кажется, что это недостаточная мера, и отдыхающих артистов перемещают за забор. Начинается дождь. Неплохая находка для художника, пишущего картину “Тяжела и неказиста жизнь российского артиста”: группа актеров застыла в глубоком раздумье, подперев снаружи калитку.Сватовство гусаровДо “Саломеи” режиссерский тандем Пчелкин—Брусникин трудился на ставших популярными “Петербургских тайнах”. В результате оттуда в “Саломею” перекочевали многие актеры, а стилистикой новый сериал стал ненавязчиво напоминать “Тайны”. Сюжет его разветвляется на несколько линий, и если за историей следить невнимательно, то, как в любом телесериале, в ней легко заблудиться.

Итак, попробуем разобраться в ходе истории “Саломеи”. Одна из главных интриг закручивается в семье Брониных, состоящей из родителей ( Николай Караченцов и Евгения Симонова) и двух дочерей — Саломеи ( Ольга Будина ) и младшей Катеньки ( Даша Мороз ). Семейство испытывает серьезные финансовые затруднения из-за игрока-папы, ведущего вольную жизнь. Девушки на выданье — с очень строптивым характером, и их трудно пристроить. Впрочем, как раз в этот момент возникает старый князь ( Игорь Ясулович ), имеющий виды на Саломею...

Вторая линия держится на братьях-близнецах. Один из них — поручик Дмитрицкий — потерялся, будучи ребенком, воспитывался в семье, которая его подобрала, и попал в офицерский корпус. Дмитрицкого отправляют на покупку лошадей для полка, и на постоялом дворе удалец проигрывает все деньги в карты. С горя пытается покончить с собой, потом передумывает и отправляется в Москву, где представляется известным петербургским литератором.

Полковой друг поручика — Яликов ( Евгений Сидихин ) получает огромное наследство. Яликова тут же сватают (сваха — Наталья Гундарева ) за Катеньку, но Саломея отбивает у сестры жениха и убегает вместе с ним. Тем временем Дмитрицкий не дремлет — появляется там же в роли кукольника, и Саломея вторично бежит с ним...

Как уже сообщал “МК”, замечательная актриса Наталья Гундарева, известная своими яркими характерными ролями, сейчас находится в Институте нейрохирургии им. Бурденко. Однако в “Саломее” она успела сняться еще в мае—июне, когда у нее было несколько съемочных дней, и ее сваха появится в фильме в нескольких сериях.

— Как она себя тогда чувствовала? Вы замечали, что с ее здоровьем что-то не в порядке? — спросила я у режиссера Дмитрия Брусникина.

— Она снималась примерно семь—восемь дней, и тогда все было в порядке — по крайней мере, она нам никогда не показывала, что у нее проблемы. Свою роль свахи она сыграла, как обычно, блестяще — это очень яркий, народный образ.В павильоне — летающая селедка— Это кто ж к нам приехал? Лукерья, ну-ка налей молодому князю вина!

— Три-та-тушки-три-та-та! — заводит балалаечник, примостившийся на ступеньках усадьбы.

На следующий день съемка переносится в павильон киностудии им. Горького. Там уже выстроено несколько квартир, апартаменты на втором этаже, где должен жить неженатый богатый сынок ( Сергей Безруков ), а в глубине павильона белеет украинская мазанка с красной черепицей, где будет играть Дмитрицкий. К “кабаку” ведет мостовая, которая на самом деле выложена из бутафорских резиновых плит.

Боевое место действия — район вокруг накрытого обеденного стола. На пол шумно летит белая скатерть со всем содержимым в виде соленых огурцов, хлебом, вилками-ложками-бокалами. Все это со страшным звоном бьется у моих ног и рассыпается по полу. Режиссер Брусникин кричит “Стоп!” оператору, сидит в селедке, испачканный и облитый, но тем не менее довольный произведенным эффектом.

В перерыве актеры отправляются в комнату отдыха, где режется сыр с колбасой, кипит чайник и где Ирина Розанова борется с текстом:

— А я не понимаю, что такое “угодья” в моей реплике “Все угодья”. Это что — поля, леса?..

— Нет, ты же пригласила его в спальню! — терпеливо объясняет режиссер. “Угодья” — это, видимо, та широкая кровать, которая пока стоит незадействованной. Хахаль Лукерьи сидит рядом, в сюртуке из вишневого сукна и сапогах до колен. Это одежда зажиточного купца — типа малинового пиджака нового русского из анекдота. Однако сам персонаж не так прост, как кажется на первый взгляд.

— Зажиточный купец Илья Иванович, переводя на современный язык, это некий пахан, “авторитет”, — говорит о своем герое Тарамаев. — Он не всегда честен, и в нем сочетаются страшная жестокость, коварство и одновременно щедрость и страстность. Однажды он пытался руками Лукерьи совершить отравление и всячески мучает свою сожительницу.

— Но все-таки он ее любит?

— Я считаю, да. Это немножко странная любовь, не светлая. Скорее страсть. Не светлая. Ему нравится такая борьба чувств, больше похожая на насилие. Он говорит: “Я знаю, что ты меня любишь и ненавидишь, и это меня к тебе тянет”...

На съемочной площадке появляется кошка. Она глубоко беременна, поэтому с трудом запрыгивает на стул и по-хозяйски разваливается перед столом. Конечно, ей тяжело бегать с животом в такую жару, но в павильоне киностудии она чувствует себя как дома. Кто-то из киношников пытается накормить ее солеными огурчиками, но кошка категорически отказывается. Зато она благодушно соглашается на копченую колбасу и честно отыгрывает свою мизансцену, сидя на буфете, пока камера наезжает на нее и эффектно берет крупным планом. Снято!



Партнеры