Умный в "ниппель" не пойдёт

6 августа 2001 в 00:00, просмотров: 251

Попасть в Систему может каждый — она никогда не пустует. Система стала городом со своими улицами-штреками и домами-гротами, у которых свои названия: грот “Дюймовочка”, грот “Крот”... Самый главный грот, который первым встречается на пути у гостя Системы, гордо зовется “Красная площадь”. В нем даже есть тетрадь “прибыл-убыл”, в которую принято записываться всем “посетителям”.

—Значится так. Берешь с собой теплую одежду, но такую, чтобы потом не жалко было выкинуть.

— Там холодно?

— Да нет: плюс восемь круглый год, и очень влажно. Одевайся соответственно. Бомжей зимой видел? Для Системы это самый подходящий прикид. Да, самое главное: бери запасные батарейки. Ну, вроде все.

Такие ЦУ мне давали знакомые диггеры, прежде чем я впервые в жизни рискнул спуститься в подземный лабиринт “Володары”. Расположен он в Домодедовском районе и появился еще при царе Горохе — когда для Москвы добывали белый камень.

Много воды утекло с тех пор. Каменоломня (протяженностью 18 км!) стала трещать и валиться, ее наглухо законопатили. Но второе рождение она справила уже в наши дни. Сюда валом валят любители острых ощущений. И про каменоломню-Систему ходят самые невероятные слухи. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто — услышать...

* * *

Утро. Потихоньку собирается “подземная экспедиция”, у всех это уже не первое “погружение”. Странные разговоры о снаряжении, о том, что лучше лезть зимой, а еще лучше — ночью. Все на “пещерном” сленге. Ничего не понимая, спрашиваю двухметрового Андрея:

— Вы что, действительно фанаты?

— Да брось ты, здесь просто заняться нечем, вот так время от времени собираемся вместе и лезем. А есть такие люди, которые сюда с определенной целью приезжают. Живут целую неделю, и чем занимаются — никто не знает. Ходят слухи, что это наркоманы со стажем устроили себе вроде центра реабилитации. Посредством психического шока с иглы “соскочить” пытаются. Но есть и постоянный круг людей, которые сюда ходят. Вот их точно можно причислить к фанатам. Хотя бывает, что заносит и всякую шваль. Маньяки, были случаи, прятались, бомжи живут. Их хоть и выгоняют, так они все равно лезут. Иногда встречаются совершенно непонятные типы: в костюме и галстуке. Однажды девушку видели в шубе и на каблуках.

— А эти персонажи как под землю попали?

— Ну, либо их по пьяни увезли и прикололись, либо действительно секта какая-то. Я знаю одного человека, который отсюда на работу ездил целый месяц... Вообще крыша тут легко съезжает.

И в конце таинственно добавил: “Попробовав раз, вернешься не раз. Все поймешь сам через несколько часов”.

Первым меня поразил сам колодец. Огромная покрышка от К-10, мирно лежащая на поляне, как раз и была невзрачной вершиной подземного айсберга. Опустившись в распорку на дно колодца, под самыми ногами я обнаружил очень узкий лаз — “врата Системы”.

По-пластунски, на брюхе, ползем друг за другом. Вкривь и вкось на нас наплывают своды, выступы, складки, лаз то сужается, то расширяется. Метров через пять каменный потолок начинает постепенно подниматься. Так мы попали в главный грот “Красная площадь”. Оглядываюсь, свечу фонариком: вокруг каменные своды. По центру располагается камень-стол, на котором и лежит легендарная тетрадь. Молча, по очереди, начинаем записываться. Ради интереса девушка по имени Лера зачитывает вслух последнюю запись: “Не покупайте батарейки на “Домодедовской”. Шел на спичках”. Все сострадающе-испуганно переглянулись, но озвучить происхождение собственных батареек никто так и не решился.

Постепенно бледным лучом нащупываю несколько темных ходов-ответвлений. На мой вопросительный взгляд Ярослав молча достает самодельную карту с множеством переплетенных линий, каких-то рисунков и цифр.

— Мы ее семь лет составляли.

— Чтоб не заблудиться?

— Нет, без карты найти выход еще можно. А вот без света ты — заживо погребенный.

Выключив на несколько секунд фонарь, я словно ослеп. Темень, которая царит под землей, в тысячу раз страшнее, чем мы привыкли видеть ее на земле. Там, наверху, у темноты всегда есть какой-то оттенок, здесь же полнокровный, могучий, первородный черный цвет. И это в сочетании с абсолютной тишиной. Одним словом, в эти “загробные” секунды я настолько глубоко проникся фразой из тетрадки — “шел на спичках”, что сразу понял: свет под землей — это все: воздух, вода и еда.

В Системе за каждой давно ходящей тусовкой закреплен определенный, свой грот. Грот — это оборудованная стоянка, где устраивают привал, отдыхают, веселятся и даже ходят друг к другу в гости. Эти “квартиры” возникли давным-давно и передаются, если так можно сказать, по наследству.

Сидим на каменных скамейках, за каменным же столом. За компанией моего приятеля Ярослава закреплен комфортабельный грот, состоящий из двух раздельных помещений — кухни/гостиной и спальни. Мне как новичку, можно сказать, повезло.

Фонари в целях экономии выключены. Грот освещен дрожащим пламенем горящего оргстекла. Синий огонек примуса, на котором булькает рис, в силах осветить только сальный профиль тушенки, стоящей на камушке.

Позавтракали. Или поужинали? Спрашиваю про время. Никто не знает — все счастливы, а может, и думают про свое — наболевшее.

Снова бесконечная сеть коридоров свивается, развивается, ветвится. Идем на какие-то “Кресты”, как я понял — грот-развилка. Да, заблудиться здесь как два пальца об асфальт... Ярослав ориентируется по каким-то незаметным приметам, впрочем, у него и карта. Он постоянно докладывает о нашем местонахождении, мелькают названия: “Водокап”, “Чудо-юдо”, “Марс”. Очень красивый и в то же время жуткий оказался грот “Ниппель”. Штрек, ведущий к нему, больше напоминал уютную итальянскую улочку. Зато то, что мы увидели внутри, повергло в шок. Такое впечатление, что за минуту до нас там была большая компания, а с нашим появлением как в воздухе растворилась. Оставив все снаряжение — сумки, рюкзаки, продукты. Странно, грот тупиковый, а по дороге к нему мы никого не встретили.

В том же загадочном “Ниппеле” мы обнаружили единственное растение, которое живет под землей. Как ни банально, но им оказался белый лук. Несмотря на экзотический вид, пробовать его не стали.

Ярослав достает из кармана спортивный таймер, запущенный еще в колодце, и озвучивает время — 4 часа 27 минут. На сегодня хватит. Пора наверх.

Обратно идем той же дорогой. Уже знакомые лужи под ногами, те же рисунки на стенах. Вот и “Красная площадь”, ей я рад, будто той, что в центре Москвы. Дружно ставим время и — на выход.

Наверху обжигающий воздух заполняет сдавленные легкие. Невероятно яркое солнце слепит, как сварка. Резкая смена температуры (а разница была градусов в двадцать) вызвала невыносимую усталость.

— Андрей, сколько мы всего прошли?

— Не больше километра. А что, обратно тянет?

Да, от такой Системы можно и впрямь “соскочить с иглы”!..

Домодедовский р-н.



Партнеры