Покорение Кавказом-2

9 августа 2001 в 00:00, просмотров: 3274

Выходцы с Кавказа — это заминированное поле. Попробуй тронь. Попробуй возмутись тем, как они ведут себя в Москве. Тебя тут же обвинят в национализме, шовинизме и прочих мыслимых и немыслимых грехах. Нельзя. Не корректно. Россия — дружная семья братских народов, у нас все национальности равны. Поэтому пускай они продолжают свою широкомасштабную интервенцию в Москву, пускай переделывают ее на свой лад по кавказскому образу и подобию, пускай хамят, наглеют, укрепляются, расширяются и продвигаются, пускай занимают рынки и покупают недвижимость, пускай открывают свои лавки и магазины и нанимают грузчиками русских алкашей, пускай торгуют черт-те чем, обманывают и смеются над лохами-москвичами. Пускай. Будем терпеть и молчать. Возмущаться, открыто говорить об этом неприлично, потому что они — другой национальности.

Вот если бы они были русскими, тогда — пожалуйста. Тогда возмущайтесь сколько угодно. А кавказцев не троньте. Любые претензии в их адрес — “зоологический шовинизм”, как написал мне один из возмущенных читателей...

Пускай гости писают вам в карман. Ничего страшного. Постирайте, отдайте костюм в химчистку, но не смейте заявлять открыто, что они написали вам в карман. Потому что, во-первых, вы их этим очень обидите и травмируете их психику, а во-вторых, культурная общественность сразу заорет, что вы плохо воспитаны и это вас — вас! — надо судить как злостного хулигана.

Статья про “Покорение Кавказом”, опубликованная на этом самом месте ровно две недели назад, вызвала мощную волну отзывов, звонков, писем, телеграмм и посланий в Интернете, вылившихся в горячую дискуссию между нашими читателями, которая продолжается до сих пор. Спор о приезжих — уроженцах кавказского региона. Как скоро они превратят Москву в свой “южный райцентр” и насколько это необходимо москвичам?

У дискуссии, как положено, две стороны. Когда я беру в руки очередное письмо, я заранее знаю, какая сторона там представлена. Если письмо пришло от человека с “не русской” фамилией, там ругательства и обвинения в национализме. Если на конверте “русская” фамилия — тогда там благодарность и выражение поддержки.

Абсолютной правды мы пока не обнаружили ни на одной стороне. Но тем не менее поняли, что кавказские гости Москвы — чрезвычайно жгучая и болезненная тема. И раз уж мы ее подняли, надо продолжать. Было бы трусостью и лицемерием сейчас замолчать, спрятать голову в песок и сделать вид, что проблемы не существует (как это делают наши очень заботливые и очень озабоченные власти).

Ответить всем читателям и обсудить все изложенные позиции, к сожалению, невозможно. Данная статья написана в целом “по мотивам” читательских писем и содержит некоторые навеянные ими соображения. Вполне вероятно, кто-то узнает здесь свои предложения, а кто-то, наоборот, увидит возражения и комментарии к ним.
О РАВЕНСТВЕ НАЦИЙВ негативном отношении к “окавказиванию” рынков и торговых площадей столицы многие наши читатели увидели преступное желание сделать Москву “городом для русских”.

Это действительно было бы нехорошо. Москва — город для всех, так было и так будет, и без представителей кавказского региона здесь не обойтись. Однако попробуйте для сравнения представить, что получится, если жители средней полосы России и Поволжья сейчас поедут в Азербайджан и Грузию, чтоб жить там и торговать своими товарами — лесом, ягодами, картошкой, “челночно”-китайским барахлом.

Представили? Думаю, что нет. Представить такое невозможно, потому что жители средней полосы в Закавказье не поедут. Русскому человеку там делать нечего. Ничего, кроме неприятностей, из такого переезда не получится.

Все, кто мог, оттуда, наоборот, уехали. Им для этого были созданы все условия. Их и с работы увольняли, и притесняли, и пугали, и детей в школе лупили, и в магазинах по-русски понимать отказывались... В отличие от москвичей коренное население тех мест не страдает интеллигентскими заморочками и не стесняется прослыть “зоологическими шовинистами”.

Жители Северо-Кавказских республик России, кстати, тоже не стесняются. О том, как в 90-е годы русские уезжали из Чечни, — всем хорошо известно. ФСБ в свое время широко информировала об этом общественность. Снабжала журналистов всяческими “справками” и “аналитическими записками”, публиковала соответствующие статьи в газетах, заказывала телевизионные передачи, идеологически поддерживала ввод войск в Чечню.

Почему-то сейчас ФСБ не распространяет точно таких же материалов о Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Хотя там та же самая ситуация — один к одному. Русское население сосредоточенно размышляет, куда и как уезжать, потому что здесь жизни не будет. Здесь они люди “второго сорта” (ох, да даже не “второй сорт”, а просто гнилье, не кондиция) и всегда такими будут.

То, что раньше пряталось, — нынче выходит наружу с предельной откровенностью. Уже не только в Чечне и Дагестане, но и в Кабардино-Балкарии в селах открыто используют на самых черных работах русских людей — опустившихся бомжей, алкоголиков, бродяг. Живут они во дворе на правах сторожевой собаки. Навес от дождя, миска, грязный матрас.

Раньше такое не допускалось. Теперь — пожалуйста. Милиция, органы правопорядка, администрация — все в курсе, однако не препятствуют. Граждане, соответственно, все сильнее укрепляются во мнении, что русские могут жить вместе с ними на “их земле” только в рабском качестве. А в любом ином качестве — пускай выметаются в свою Россию.

Хорошо, у президента Кокова жена русская. Пока он у власти, у соотечественников жены еще есть время. А выберут другого президента Кабардино-Балкарии — придется им поторапливаться. БЕЛИЙ ВАНЬКА-МАНЬКАБольшая ошибка — винить в чем-либо кавказцев. В них нет ничего порочного или демонического. Люди как люди. Если есть еда — они прилетают, клюют. Нет еды — улетают. Если страшно — они боятся. Не страшно — сами пугают.

Нынешнее положение вещей — целиком на совести русских. Это они пришли на Кавказ, они его завоевали, они его присоединили. Они правили много лет кавказскими народами, но не смогли заслужить уважения и доверия, а, наоборот, вызвали брезгливое, презрительное отношение.

А как еще относиться к русским, если они даже у себя не могут порядок навести? Если у них сплошной бардак, коррупция, лень, воровство и вранье? Если у них старики в прямом смысле слова голодают, а Пал Палыч Бородин в это время Кремль золотом обделывает? Да, достаточно было увидеть разок дирижирующего Ельцина или почитать центральные газеты периода войны компроматов, чтоб раз и навсегда вылечиться от иллюзий о “великом русском народе”. Впрочем, насколько я знаю, на Кавказе особых иллюзий на этот счет никогда и не водилось.

Широко распространенное там отношение к русским людям емко и точно выразил наш читатель Илисов (как он сам себя назвал, “работорговец, чечен”, проживает в Москве, адрес имеется в редакции): “Ванька, Манька — непомнящие своего родства, мозгу свою пропил, работать не хочет. Одно ему осталось, взяться за оглоблю, все разбить, разогнать — а потом опять в рабство. Чеченец — это еще цветочки. Вот китаец придет, он железную уздечку на белий Манька-Ванька накинет”.

Со светлыми мыслями приезжают к нам гости, не правда ли?

Я знаю, что господин Илисов выражает общее мнение. Три десятка командировок в заветный регион и тесное общение с его жителями доказали мне, что именно так уроженцы кавказских республик в большинстве своем относятся к русским. И я понимаю, почему, из чего у них выросло такое отношение. Я даже могу допустить, что они в чем-то правы. Наверно, даже во многом правы. Но, как бы там ни было, мне категорически не нравится принимать у себя людей, которые относятся ко мне с агрессивным презрением. Пускай они стараются скрывать, но все равно это всегда чувствуется — безотчетно, подсознательно, кожей...

Порой кажется, в Москве они ведут себя так, будто приехали не в чужой город с чужими порядками, а в джунгли — охотиться. Когда они у себя, им приходится соблюдать множество правил — культурных, этических, деловых. Там — строгие рамки, регламентирующие поведение. А в Москве рамки вдруг исчезают. Все можно. “Манька-Ванька мозгу пропил”, чего с ним церемониться.

И ведь действительно жизнь спешит подтвердить правоту гостей столицы. Остановили менты, а регистрации московской нет? Дай сто рублей и иди дальше. Хочешь торговать на улице? Ставь лоток и торгуй, и не надо никаких документов, оформлений, только плати, кому скажут, каждый день понемножку, и все. Можешь и магазин открыть — это подороже, но, в общем, ненамного. За деньги все можно, за деньги ты здесь в игольное ушко пролезешь и верблюда за собой протащишь. Делай что хочешь, а если кто посмеет возмутиться, того сразу обвиняй в шовинизме. Мигом заткнется.ОБРАЗ В РОГАХНо сейчас уже не важно, кто прав, кто виноват, кто хороший, кто плохой, кто первый начал, кто подхватил. Есть реальный факт: отношения между русскими и представителями кавказских народов сложились, мягко говоря, нездоровые и даже антагонистические.

Вследствие войны в Чечне они приобрели еще и явный оттенок враждебности, опасности. Русскому парню неприятно оказаться в лифте или в одном купе с тремя кавказцами. А продавец арбузов чувствует себя неуютно в своей “арбузной” клетке — он один, посреди площади, а вокруг снуют сплошные русские. И пускай власти этого не замечают (или не хотят замечать), но атмосфера в Москве довольно-таки накаленная. Иногда искры достаточно, чтоб вспыхнул конфликт (как вышло давеча с десантниками, набросившимися на рынке на кавказцев). А вспомните, как после взрывов в Москве здесь на них смотрели, как расшвыривали их ящики с помидорами!

Ни одно нормальное государство в сложившейся обстановке не позволило бы представителям кавказского региона бесконтрольно иммигрировать в Россию, а уж тем более — переезжать в Москву вместе со всеми своими родителями, женами, детьми и красавицами из сельских гаремов — хотя бы потому, что это чревато беспорядками, волнениями и конфликтами на национальной почве.

Мы не первые, кто сталкивается с проблемой приезжих, ищущих лучшей доли. Но все страны стараются как-то контролировать потоки, держать их в разумных пределах. У всех есть иммиграционные законы, есть квоты. В США, например, каждый год Конгресс решает, сколько человек будет принято из той или иной страны. От тех, кому разрешено приехать, тоже требуется соблюдение определенных правил. В Швеции, скажем, они должны выучить язык, закончить курсы, сдать экзамен — даже для того, чтоб получить право на самую примитивную работу. Если работа получше — тогда другие курсы, более сложный экзамен. Но нельзя — невозможно — открывать двери для всех и вся. Они захлестнут страну. Потопят.

Хотя, в принципе, конечно, иммигранты — это очень хорошо для любого государства. Это свежая кровь и другая культура, это энергия, ветер, движение. В Москве, к примеру, есть вьетнамские рынки, и это замечательно. Я иногда хожу туда на этнографические экскурсии — просто смотреть. У них там свои парикмахерские и кафе, свои газеты, сотни трогательных Фуонг из “Тихого американца” сидят возле копеечных шлепанцев. Там можно поесть вьетнамскую еду — очень дешево, но лучше любого ресторана, потому что здесь все настоящее, они так едят сами, дома, и даже буфетчица не говорит по-русски, и меню — на вьетнамском. Сидишь на высоком стуле, ешь что-то желтое с морскими гадами и думаешь, что ты в Сайгоне.

Да, я знаю, там тоже криминал, и вьетнамская мафия, и блохи, и уйма проблем, но это всегда есть и будет, у любых иммигрантов, и это дело милиции. А мне как обывателю вьетнамцы не мешают, и это значит, что милиция справляется, а власти нашли для вьетнамцев правильную нишу.

И мне хочется, чтоб и для приезжих с Кавказа власти тоже нашли правильную нишу. Потому что еще немного, и сами эти приезжие найдут здесь такую нишу — для властей. Если уже не нашли...О ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРИОРИТЕТАХЗагвоздка вот в чем: иммиграционные законы можно применять в отношении граждан других стран. А жители Северного Кавказа — Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Осетии — граждане России. Точно такие же, как москвичи. И по Конституции они имеют полное право жить там, где им хочется. Поэтому какие могут быть варианты?

Вариантов не так много на самом деле. Ну есть, скажем, совершенно крамольная идея: ведь, в принципе, можно и отделиться от этих республик. У себя они русских иметь не хотят, хотят жить сами. Но ведь и мы тоже не прикованы к ним, как раб к галере. Сами — так сами. Насколько жалко было потерять родной, прикипевший к России Крым, настолько не жалко расстаться с чужими и непонятными саклями-аулами. Пусть станут иностранцами, получают визы, приезжают по тысяче человек в год — и не больше.

Но, конечно, конечно, конечно, на это никто никогда не пойдет. Мы с голой скалой в море — и то расстаться не можем. Так что этот вариант отбрасываем. Остается либо вносить изменения в Конституцию, либо издавать новые законы, регулирующие миграционную политику внутри страны. Однако не стоит ждать, что власти за это возьмутся в ближайшее время. Как уже было сказано, они предпочитают закрывать глаза и не видеть здесь проблемы. У них иные задачи — гораздо более значимые, глобальные, красивые и геополитические. Задачи, решение которых позволит им поднять рейтинг, добиться успеха и остаться в истории. А вся эта миграционно-национальная свара — это такая штука, на которой рейтинг не поднимешь. Наоборот, еще уронишь... (вот, кстати, почему ФСБ не распространяет сейчас материалов о дискриминации русских в Кабардино-Балкарии. Это не в интересах властей).

Законами об иммигрантах можно было бы регулировать хотя бы потоки граждан государств Закавказья — Азербайджана, Армении и Грузии. Они ведь иностранцы, и наша Конституция на них не распространяется.

Но даже этого власти не будут делать. Потому что, как сказал на днях президент, приоритет во внешней политике России отдан развитию отношений со странами СНГ. А любые ограничения на перемещение граждан этих стран по России, естественно, пойдут во вред этим отношениям.

Так что, товарищи москвичи, надо самим думать, как спасаться от кавказской предприимчивости. Те власти, что в Кремле сидят, не помогут. Их великое государственное важнее нашего мелкого личного. Одна надежда — на городских и районных правителей да на милицию. Если бы они строго следили за соблюдением хотя бы тех законов и правил, которые уже есть в Москве, и то легче было бы. Но ведь не будут они следить... Возьмут у кавказского человека свои сто рублей, сто долларов, сто тысяч долларов — и, давай, дорогой, в любое ушко со всеми своими верблюдами.ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯНу и под конец, чтоб не было так грустно, давайте еще раз предоставим слово нашим читателям. Вот что нам пишет Фахраддин Мустафаоглы (Москва, ул. Свободы), называющий себя Кафказцем (видимо, поклонник Кафки): “Мы платим большие арендные платы, налоги, из которых получаете вы зарплату, пенсии и др. А кто вам мешает делат денги из воздуха? Кто вас заставляет не брат себе на работу парня из Рязани? Но вы вынуждены брат Дагестанца. Потому что Рязанец алкаш да и не сможет. Так что радуйтесь, что мы вас кормим. И девушки ваши за просто так у нас не работают, они получают зарплату. А те которые работу не находят ни у вас, и ни у нас вынуждены пойти на все.

И мне не нравится, что некоторые кавказцы не умеют жить в городских условиях. Но ни все. И у вас ест такие. Если наши кричат днем, то ваши пяницы целыми днями орут. Ведут себя как скоты. Но они не представляют русских. Если у меня было бы такое мнение, как у вас, то они представляли бы русских.

Хорошо что Россия держится на хороших людях. Она многонациональна. Ей суждено быть таким, каким вы не хотите.

С уважением, Кафказец!”



Партнеры