Казанская зараза

10 августа 2001 в 00:00, просмотров: 418

8 августа стало известно, что новые больные холерой появились в двух сельских районах Татарстана — Алькеевском и Высокогорском. В эти места приехали погостить к родным двое жителей Казани. Теперь и эти двое, и еще 75 человек, контактировавших с ними, госпитализированы.

Это первый звонок, говорящий о том, что ситуация далеко не такая благостная, как поспешили сообщить Путину медицинские чиновники. “МК” уже дважды писал, что рано праздновать победу над холерой, что эта зараза еще даст о себе знать. К сожалению, наши печальные прогнозы подтверждаются.

В первые дни, когда о холере только-только стало известно, шуму было много. В Казань понаехали журналисты с видеокамерами, тема не сходила с первых полос газет. Администрация города показательно высушила пруд, в котором находилась зараза, и потом публично его сожгла. При этом мало где упоминалось, что рядом с “нехорошим” прудом есть еще два небольших водоемчика, которые до сих пор не осушены. Техника, правда, там стоит. И рабочие даже рядом курят...

Кстати, канализационную трубу, из которой целую неделю вытекали в пруд зараженные фекалии, на глазах удовлетворенных зрителей заварили. На этой “показухе” в общем-то и закончились все противоэпидемические мероприятия, предпринятые чиновниками. Ведь главная цель достигнута — журналисты “с горячим материалом” наконец-то разъехались.

Медики, конечно, еще настрочили целую кучу запретов “в связи со вспышкой холеры”, но кому они интересны? Если сами жители Казани не понимают, что все они сейчас находятся в группе риска, потому что холера буквально разгуливает по улицам их города.

...В Казань я прилетела далеко за полночь. Таксист Рашид, узнав, что это мой первый визит в столицу Татарстана, всю дорогу в гостиницу самозабвенно расхваливал свой город.

— Вы такого еще не видали! Красавец. Особенно ночью...

Все мои попытки перевести разговор на интересующую меня тему терпели фиаско.

— А что холера? Ну есть холера, да бес с ней, с холерой... Хотите, лучше я вам город покажу?..

Какой-то легкомысленный таксист попался, подумала я, не понимает всей серьезности ситуации.

На следующее утро я поняла, как прав был Рашид, когда говорил, что Казань лучше осматривать ночью. В темноте просто не видно жуткой грязищи на улицах, заброшенного хлама в переулках и вековых свалок рядом с жилыми домами. С жирными зелеными мухами и смрадным запахом.

Я не торопясь прошлась по городу с фотоаппаратом в руках. Клянусь, я не лазила специально по каким-то злачным местам и не искала “сенсационные” кучи мусора. Я просто гуляла по центру Казани. Впечатление жуткое.

Самое главное, что медики-то понимают: если так будет продолжаться и дальше, от холеры не избавиться. Не понимают только городские власти.

— В нашем городе уже две недели смертельная инфекция, а коммунальными службами ничего не сделано! — выговаривала чиновнику-“коммунальщику” на заседании чрезвычайного штаба главный санитарный врач Казани Нина Пигалова. — Вы посмотрите на Вахитовский район (один из районов Казани. — Авт.). Это же клоака. Неужели за две недели там нельзя было убрать мусор? Ведь пройти невозможно. Опозорились на весь мир и ничего не делаем!

— У нас есть мусорные контейнеры, но нет денег их установить... — пытался оправдываться “коммунальщик”.

— Вы что, с ума сошли? — едва не кричала Пигалова. — Какие деньги? Вы что, так и не поняли, что у нас в городе ХОЛЕРА! Да это все за считанные часы надо делать. Вы не понимаете, что ли, что город сейчас должен быть вылизан до последней соринки, а он у нас в антисанитарном состоянии! Сегодня у нас холера пришла из воды, а завтра — из бытовых отходов. Не исключена вторая волна вспышки...

Эмоции у казанских медиков бьют через край. Оно и понятно. Они устали держать оборону в одиночку. Страна их бросила. Она может только бодро рапортовать, что “вспышка локализована” и “ситуация под контролем”.

...Пробыв 4 дня в столице Татарстана, я убедилась, что подхватить инфекцию здесь легче легкого — никто не контролирует выполнение медицинских предписаний, даже самых элементарных — о запрете купания и торговли “с рук”. Людям жарко, и они лезут в воду. Пенсионерам не на что жить, и они продают “помидорки-огурцы” с грязных лотков.

— А вам кто-нибудь говорил, что сейчас в городе холера и торговать с рук запрещено? — интересуюсь у двух бойких лоточниц.

— Да мы здесь каждый день стоим, никто нас не гоняет. А если насчет холеры — мы руки моем, и товар у нас чистый...

Между тем больных в холерном госпитале становится все больше. Их уже 72. Говорят, что карантин вводят только после 100. И медики с дрожью гадают: дойдет не дойдет...

Возможно, что и не дойдет. Но сейчас я бы не рискнула это утверждать. Ведь, напомню, источник инфекции так и не нашли. Зараза по-прежнему живет в казанской канализации, которая, как известно, имеет привычку ломаться и заполнять фекальными реками общественные места.

Уже сейчас холера шагнула за пределы города. Не исключено, что завтра она выйдет за пределы республики. Даже я не уверена, что не подхватила инфекцию, — ведь мне не раз приходилось общаться с больными и ездить на этот проклятущий пруд, рядом с которым, кстати, жители и сейчас собирают грибы.

— А вы знаете о холере? — поинтересовалась я у смельчаков.

— Да, ее нашли в нашем районе, — ответ звучал гордо.

— А вы не слышали, что от нее умирают?

— Нет, ведь всех же потихоньку выписывают...

К сожалению, не всех. Уже есть один смертельный случай. Не дай бог, холере продолжить счет...

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что холерный возбудитель обнаружен в реке Оке, в Ступинском районе Подмосковья. Подробности читайте в рубрике “Срочно в номер”.



Партнеры