Дунайские волны и запах степей

15 августа 2001 в 00:00, просмотров: 553

Лето вступило в период своего апогея, понимаешь, апофеоза. И, стало быть, многочисленные летние музыкальные фестивали, сконцентрировавшись-скучковавшись на узком отрезке оставшегося бархатного сезона, начали ну просто наступать друг другу на пятки, а местами и сидеть друг у друга на носу. В сегодняшнем “Мегахаусе” — спич о трех единовременно протекавших фестивалях августа: одном — фирменно-глобальном, западном; и о двух — нашенских, местно-локальных.КАZАНТИП-2001Про ежегодное молодежно-танцевальное гулянье на крымском берегу в начале этого лета, как ни странно, было совершенно ничего не известно. Состоится или нет, и где, и когда, и каким вообще макаром? Подобную таинственность главный устроитель всех “Каzантипов”, бывший серфер, а ныне — президент виртуальной республики “К” Никита Маршунок объяснил не иначе как: “Молчим, чтобы на “Каzантип” опять не приперлись лохи!” То есть: на этот раз на крымский берег для танцев до упаду должна была подъехать только своя, правильная, модная тусовка, которой Никита лично нашептал все на ухо: когда, как и где. Ну и чего в результате?ЧТООчевидцы рассказывают, что на прямо противоположном от исторической родины — реального мыса Казантип (восточная точка полуострова) — месте, на западном крымском берегу, километрах в 15 от Евпатории, на диком песчаном пляже была построена очень красивая сцена. Вся дизайнированная а-ля Ибица — пышными пальмами, кокосами и подвесными гамаками, подсвеченная неоном и сверкающая лазерами, — она загремела на всю округу 5 августа, в ночь открытия “Каzантипа-2001”. Президент Никита на белой лошади, как прошлым летом под Судаком, на сцену не выезжал, вышел пешком и скромно сказанул пару правильных слов. После чего закрутили винил диджеи и бабахнул, кстати, фейерверк, под который радостно заколбасилось тысяч пять понаехавшего народу.КАКВот впечатление только что вернувшегося с “Каzантипа” “правильного” тусовщика Андрея З.:

— Весь этот дикий пляж размером с Пушкинскую площадь обнесен забором. Вход внутрь — через проходную с кассой, по билетам — на вечерние пати, либо по желтой пластиковой карте-визе, дающей право на этом пляже загорать-тусовать постоянно, денно и нощно (стоимость такой “визы” на все время фестиваля небольшая — 10 долларов, но выдают “визу” не всем, а якобы лицам с особой рекомендацией “каzантипских” старожилов: чтоб, опять же, за забор проникало поменьше лохов). Даже и жить там с “визой” постоянно можно, спать спокойно на пляже, подложив рюкзак с деньгами под голову. Никто не обкрадет: вдоль забора и вдоль берега курсирует куча охранников, следит, чтоб безбилетники на “Каzантип” через сетку не перелезали и по морю не переплывали. Вот только зачем жить на пляже, если рядом — село Поповка, а в 10 минутах ходьбы вообще целый городок — Мирный. Там очень приличное жилье: частные гостиницы с нормальной сантехникой и горячей водой, квартиры в 5-этажках с телевизорами, холодильниками и всеми делами. Вот только жаль — фруктов в этой части Крыма нет на базарах вовсе: не растет в голой степи ничего. И море — очень мелкое и холодное. И ветры степные продувают на пляже насквозь, все щели песком забивает. Зато тусовка на вечеринках — действительно правильная: москвичей, правда, почти нет, но тут тебе и фрики из Одессы, и рэйверы из Днепропетровска, и модные ребята с Дальнего Востока...КТОКроме красивой сцены для основных ночных пати по “каzантипскому” пляжу разбросано несколько баров-бунгало под тростниковыми крышами с собственными танцполами (на некоторые вход — за отдельную плату). Есть питерское бунгало с давящим драм’н’бэйсом. Есть бунгало московского клуба “Город” — конечно, с транс-музыкой на танцполе. И есть — как раз обнесенный отдельным забором — белорусско-украинский анклав, где гарные хлопцы DJ’s Ярик и Конь фигачат за отдельный гонорар очень модное ретро-диско... На красивой, обсаженной пальмами сцене диджеили в ночь открытия московские звезды: Фонарь (зарекавшийся, кстати, прошлым летом на “Каzантип” приезжать), Спайдер, Смайл. На следующую ночь — играл уже только DJ Сухов из известных-то... Потом играли кто попало и кому не лень, короче. Финального действа-рэйва под Евпаторией не случится. И так негромкий “Каzантип-2001” очень тихо закроется, но президент Никита обещает мощное after-party: на острове посередине Волги, где-то под Самарой... В Самаре, как известно “Мегахаусу”, 50 процентов населения — наркоманы-героинщики. Но это просто — к слову. Поаккуратнее там типа, модная тусовка!“PEPSI SZIGET-2001”В первую декаду августа в очень модном нынче Будапеште состоялся крупнейший в Восточной Европе мегафест “Сигет-2001”. У “Мегахауса” на этом грандиозном действии присутствовала целая делегация “засланных казачков” — промоутеров культурного центра “Дом”, весьма альтернативного заведения, практикующего привозы в Москву всевозможных звезд этно-авангарда и устраивающего, бывалоча, разудало-экстремальные перформансы и дефиле. Вот глазами этих альтернативно-мыслящих “казачков”, а в частности — глазами Ольги Митрофановой, всесторонне продвинутого директора “Дома” (и по совместительству энергичной и музподкованной мамы знаменитой радиодиджейки Ритика Митрофановой), мы и попялимся на восточноевропейское мега-гулянье.ЧТО“Сигет-2001” — девятый по счету фестиваль, проводимый в Будапеште на живописном острове посередине Дуная под патронажем (и, соответственно, на деньги) одиозной американской газировки. Вот как рекомендует “Сигет”, скажем, немецкий музыкальный журнал “Vision Magazine”: “Этот фестиваль отличается от прочих необыкновенной, уникальной, светлой атмосферой, ради которой многие музыканты, собственно, и едут на этот дунайский островок. В этом августе “Сигет” превзошел все свои былые достижения, собрав более трехсот тысяч зрителей, пригласив семьдесят международных звезд и представив более тысячи всевозможных концертных программ и вечеринок”.

Митрофанова:

— Фестиваль проходил на самом деле не на “дунайском островке”, а на огромном острове, утопающем в лесной зелени (в обычное время — это зона отдыха аккурат посередине Буды и Пешта, двух главных районов венгерской столицы). Остров, впрочем, соединяется с “большой землей” транспортным мостом. Поэтому попасть на фестиваль можно было огромным числом способов. По реке за десять минут доставляли специальные фестивальные боты. Также от центра города везли специальные такси (с тарифом в два раза дешевле обычного). А можно добраться и железной дорогой — электрички до острова и обратно ходили до трех часов ночи. Так что с доставкой — никаких проблем. Хотя многие все же предпочитали приезжать на “Сигет” и жить здесь всю фестивальную неделю. По всему острову раскиданы палаточные городки, автокемпинги. Огромное количество душевых кабин, биотуалетов, резервуаров с питьевой водой, “обжорок”-фастфудов (где за три копейки тебе — и местные колбаски, стейки, кусочки курицы особого приготовления) и более респектабельных ресторанчиков со всякими французскими соусами и прочими наворотами. В общем — все предусмотрено! Даже можно было не тащить с собой палатку, а снять ее на месте напрокат у здешних пивных спонсоров: покупаешь десять бутылок пива — получаешь ваучер на ночевку. Даже бассейн здесь был (в Дунае купаться нельзя — очень грязно; зато весь Будапешт и острова просто кишат бассейнами разной степени комфортности). Ну вот, мы с утра наплаваемся, бывало, вдоволь — и на фестиваль: все действа там начинались с трех часов дня и длились до одиннадцати вечера.КАК

Весь остров — в разноцветных шатрах и тентах. Помимо основной гигантской сцены еще около двадцати вспомогательных сцен и кабаре гудят под шатрами. Блюзовая сцена, джазовая сцена, metal hammer сцена, театральный и литературный шатры, этнический шатер “Африканская деревня”...

Самые интересные места. Ambient Tent Garden. Огромный шатер, внутри которого разбросаны подушки. Можно прийти и распластаться. Днем — играет тантрическая, медитационная музыка. По вечерам — проходят концерты и звучат ди-джейские сэты: dub, японские и индусские импровизации, арабский этно-джаз, психоделик, гоа-транс, регги. Здесь же рядом, под тентами: практика йоги, консультации астрологов, биоэнергетические методы лечения, тибетская терапия, снятие стрессов, вегетарианская кухня, чай из трав, экзотические напитки... Горят свечи. Лежи, дыши, наслаждайся природой. Молчаливое умиротворяющее место.

Magic Mirror Tent. Клуб для “альтернативных людей”, для лесбиянок и геев. Самый красивый, респектабельный шатер, с дизайном из зеркал. Здесь проходят концерты в стилистике парижских кабаре и травести-шоу (главной травести-звездой фестиваля была Madame Kio — необъятных габаритов немецкий трансвестит лет семидесяти, разодетый в пух и перья, исполняющий репертуар берлинского варьете тридцатых годов, присной памяти Марлен Дитрих). В этот клуб приходило огромное количество людей, там царила великолепная атмосфера. Но, как ни странно, с открытием этого “тента” на фестивале были проблемы. В Будапеште велись сборы подписей под письмами протеста городского населения. Мол, не надобно нам никакой геевской пропаганды на массовом народном гулянье (ну прямо как у нас рассуждают чиновники из мэрии по поводу “Love Parade”).

Cinetrip-Labyrythm и New York Party Arena. Два дэнс-шатра. В первом — дизайн из кубов сена и пол, застланный соломой (которую меняют каждый день). Ди-джеи играют исключительно легкую музыку, а на огромном экране показывают всевозможные перформансы и мультимедийные программы. А рядом — техно-арена. Здесь Африка Ислам — сын знаменитого Afrika Bambaataa, праотца американского ди-джейства, играет трехчасовые миксы из энергичного техно, фанка и хип-хопа. CJ Bolland практикует бельгийское техно. А рядом дает уроки Sven Vath — немецкий “профессор” техно-наук, организатор легендарных берлинских клубных пати. На следующий же вечер здесь зажигает уже David Morales — ключевая фигура американской хаус-сцены.

World Music Stage (мировая этно-музыка). Это — одно из главных мест фестиваля. Африканская, индийская, кубинская, сербская, финская — короче, корневая, этническая музыка по-прежнему пользуется во всем мире мега-интересом. Главная звезда здесь — потрясающий Халид, алжирец, живущий во Франции и даже крутившийся как-то с клипом по европейскому MTV (его творчество, соединяющее этнос с попом, всячески преследует сугубую цель: научить французов толерантно воспринимать нацменьшинства).

Митрофанова:

— Такой заросший весь щетиной сорокалетний дядька похож на нашего кавказца с рынка, в отвислых штанах, блестящих от засаленности в отдельных местах. Но когда начал петь — все это стало совершенно не важно и не заметно. Невероятный драйв, уникальный голос, как будто винтом в тебя вкручивающийся.КТОНа главной фестивальной сцене уже второй год подряд играли как бы наши “Zdob si Zdub”. И очень всем понравились, за разухабистыми молдаванами бегали толпы европейских журналистов брать интервью. Сам же Рома Ягупов со товарищи страшно хотел спеть вместе с румынским деревенским ансамблем “Тараф Де Хайдук” (те задавали жару на этно-сцене). “Это же настоящие, дремучие цыгане и настоящие глубокие песни!” — восхищались “здобы”. Но — не получилось: на фестивале царили строгие порядки и жесткий регламент.

Звезды на главной сцене. Модный шведский рокер-мулат Eagle-Eye Cherry, брат сексуальной дивы Нины, не произвел на “Сигете” почти никакого впечатления, выглядел скучно и вовсе не рок-драйвово и собрал на свое выступление чуть ли не самое маленькое число зрителей. А вот на “Him” — финскую суперзвездень глэм-рока — пришла поглазеть половина всех посетителей острова, тысяч тридцать не меньше. “Him” был неподражаем в своем позерстве и театральном заламывании хрупких час тей тела. За два часа своего выступления сменил несколько цилиндров и манишек, а также пару раз вызывал гримера, дабы подмазать расплывающийся макияж.

Самое рекордное количество зрителей (за пятьдесят тысяч человек) было на “Placebo”, апологетах возрожденного нью-глэма. Солист Брайан Молко гораздо пикантнее, чем на гастролях в Москве, играл в стильное упадничество и депрессию.

Митрофанова:

— Он, конечно, идеально изображает лысеющего, стареющего, упаднического юнца. Но проплешины уже сильно видны на затылке. И скоро придется шиньон надевать.

Особым успехом на “Сигете-2001” пользовалась малоизвестная у нас группа “Noir Desir” — французский рок-альтернативный бэнд. Возможно, ввиду того, что в группе на гитаре играет венгр, газеты и писали, что у “Noir Desir” было лучшее звучание на фестивале вообще.

Yonderboi — юный венгерский электронный кудесник. Гораздо более успешно смотрелся в антураже гигантского островного пространства, нежели в зажатом помещении клуба “Шестнадцать тонн” (куда приезжал зимой с клубным концертом). Вводила всех в экстаз его подруга, солистка, восточная красавица Эдина. Но, по мнению очевидцев, от Yonderboi ничегошеньки не осталось, когда на сцену вышли англичане “Faithless”. Тягучая восточная сексуальность сменилась тонким, стильным, невесомым, флюидным сексом от электронных полубогов, не иначе.

Тем не менее венгерские газеты писали, что самым-самым ярким актом фестиваля (ну кроме травести-кабаре в Magic Mirror Tent) было выступление англичан же “Morcheeba”, которые, исполняя трип-хоп, сумели показать настоящее поп-шоу, в котором изысканная чернокожая солистка группы Скай смотрелась блистательной диско-дивой откуда-то из семидесятых.

Наши же люди, “засланные казачки” “Мегахауса”, считают главным впечатлением от “Сигет-2001” — удивительный позитив, исходящий от окружающих людей.

Митрофанова:

— Огромная масса народу (по семь—десять тысяч зрителей собирались возле каждой сцены единовременно), но можно было спокойно ходить в открытых босоножках на каблуках, не напяливать какие-нибудь говнодавы типа “Доктор Мартенс” с металлическим каркасом, боясь, что все ноги тебе отдавят. Там как-то слишком даже цивилизованно все себя ведут. То есть совсем не как у нас, где, направляясь, скажем, в “Горбушку”, совершенно не знаешь — вернешься обратно или нет. И никаких там фашистов-скинхэдов, никаких обдолбанных, обкуренных, водкой ужратых. Ну то есть никакого напряжения. Разновозрастная публика (от двенадцати до шестидесяти лет), и каждый чувствует себя при этом очень комфортно. Хочешь — лежи на земле, спи; хочешь — загорай, танцуй под Дэвида Моралеса; хочешь — иди рубись на металл-сцену. И ты абсолютно органичен среди всего этого: ни ты никому не мешаешь, ни тысячи людей — тебе.МОБИЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ НОВОЙ КУЛЬТУРЫ

“КАТАПУЛЬТА”
Вот раньше, лет пять назад, в стародавние уже, получается, времена проводили некие модно-пафосные люди (компания “Art Pictures”) периодический конкурс выявления молодых дарований — фестиваль “Поколение”. Не особо много кого одаренного та тусовка, помнится, выявила, но все же: вот группа “Грин Грэй”, скажем, победитель “Поколения”... Потом модно-пафосные деятели, в основном — сыночки заслуженных кинорежиссеров, сами заделавшиеся топовыми клипмейкерами, эту свою игрушку похерили, ну и все... На долгие годы у нас выявление молодых талантов стало проблемой исключительно самих этих бедных талантов.ЧТОИ вот, типа — прорвало нарыв-то. Новые деятели, теперь уже не столько модные, сколько альтернативные (компания “Creme Records”, продвигающая в основном экстремальную музыку), затеяли мобильный фестиваль альтернативной, знаете ли, культуры “Катапульта”. Особая мобильность заключается в том, что, во-первых, нет зацикленности на Москве, а есть стремление кататься с фестивальными программами по всем городам и весям. А мегамобильность же, на взгляд “Мегахауса”, в исключительной интерактивности действа.КАК&nbапульта” — это история для продвинутых молодых людей, имеющих дело с Интернетом. На сайте фестиваля есть несколько разделов. “Изобразительное искусство” — творения молодых граффитчиков, художников, дизайнеров размещаются в виде слайдов; “Мода” — коллекции перспективных модельеров помещаются в виртуальное пространство тоже как слайды; “Музыка”... “Музыка любителей” — свободный конкурс для начинающих групп. Присылаешь на сайт записи в формате MP-3, и за них, как и за творения дизайнеров и модельеров, голосуют исключительно посетители сайта, а не какое-нибудь там заседающее, пафосное жюри. Есть на фестивальном сайте еще раздел “Музыка профессионалов”. Это рейтинг, который выводится слушателями уже именитым деятелям альтернативной музыки.

Фишка “Катапульты” еще и в том, что фестиваль не закончится никогда: новая музыка будет постоянно поступать на сайт, а лидеры интерактивных рейтингов во всех разделах (то бишь музыканты, дизайнеры и модельеры) по нескольку раз за сезон будут выезжать с концертами и вечеринками фестиваля в города и веси. КТОДавеча первая фестивальная вечеринка состоялась в клубе “Б-2”. Из “профессионалов” зажигал “Тотал”, солистка которого Марина только что вернулась из Праги, где записала на студии Макса Фадеева парочку свежих, весьма красивых и драйвовых песен. Из “любителей” же ни на ком оригинальном ни ухо, ни глаз пока не застрял. Ну разве что сносно смотрятся духовные дети “Нирваны” и (!) “Led Zeppelin” — начинающий бэнд “Лед За Полем”, чью песенку “Курт Кобейн” уже сейчас можно хватать ценителям прямолинейного рока (скажем, Михаилу Козыреву) и засовывать в очередной сборник “Нашего радио”. ЛЮБОПЫТНОЕВот уик-эндный рейтинг наших альтернативных музыкантов, по оценке посетителей сайта “Катапульта”. Что удивительно: даже культовый Дельфин сильно проигрывает здесь совершенно нераскрученным, но бескомпромиссным, на взгляд слушателей, персонажам.

1. Traktor Bowling (958 голосов)

2. Jack Action (611 голосов)

3. Mad Dog (406 голосов)

4. Spatorna (245 голосов)

5. Седьмая Раса (215 голосов)

6. Дельфин (180 голосов)

7. Зинг Кана Нагота (180 голосов)

8. Спирали (171 голос)

9. Кирпичи (145 голосов)

10. I.F.K. (121 голос)

Полезно иногда залезать в Интернет, а также дышать степным ветром и смотреть на дунайские волны.



Партнеры