... И службы — МиГ

16 августа 2001 в 00:00, просмотров: 284

День рождения у главкома ВВС генерала армии Анатолия Корнукова в январе. Но самый любимый месяц — август, хотя выпадает на него куча ответственных мероприятий. 12 августа был День Военно-воздушных сил, 14-го открылся Международный авиасалон в Жуковском. Однако разговор с главкомом получился отнюдь не праздничным...

— Прямо скажу: настроение у меня не очень радостное. У ВВС сегодня проблем хватает: сокращается численность войск, а те, что остались, слабо финансируются. У нас по приказу должно быть четыре полка постоянной готовности, но особым требованиям они не отвечают. С грустью констатирую: речь можно вести лишь об авиационных частях сокращенного состава.

По-прежнему решаем мы и задачи противовоздушной обороны. Но и здесь состав дежурных сил сокращен до минимального. Истребителями границы России прикрыты на 80 процентов — на севере, например, практически ничего нет, “держим” только восток, юг, запад, северо-запад. Тем не менее за полгода обнаружено и проведено около 102300 воздушных целей, в том числе 58240 иностранных самолетов — из них 861 военный, 297 разведывательных. Вскрыто 25 случаев нарушения порядка использования воздушного пространства, в 4 случаях была нарушена наша госграница.

Для закупки узлов, деталей, агрегатов, двигателей нужно, по нашим подсчетам, почти 11 миллиардов рублей. С 90-го года новой техники мы практически не получали. Одна надежда на модернизированные комплексы — прежде всего на “Су-27УБ”.

— Непривычно видеть жалующимся главкома ВВС...

— Это не жалобы — констатация фактов. Проблем и в самом деле выше крыши.

— Наверное, и с топливом?

— Это — соль на открытую рану! Как вам такая статистика: на 49 военных аэродромах из 115 топлива просто нет? Почти на половине! Последствия ужасны в первую очередь своей грустной перспективой: мы не можем поставить на крыло молодежь. А опытные летчики стареют. Сейчас средний летный возраст достиг 35—40 лет. Это — предел. А чтобы выполнить нормы налета хотя бы до 60—80 часов, нужно 2,5 миллиона тонн керосина. В прошлом году мы получили немногим больше 600 тысяч, в этом — 500. При таких лимитах надеяться на увеличение налета не приходится.

— Рожденные летать будут ползать?

— Такого в любом случае не допустим. Есть большая надежда на внебюджетные средства, которые мы зарабатываем, реализуя технику из боевого состава — за счет реализации-утилизации, аренды высвобождаемых аэродромов, платных перевозок.

Могу с гордостью сказать, что мы оперативную и боевую подготовку не свертывали даже в самые тяжелые времена. За последние полгода главным штабом ВВС было проведено более 200 мероприятий оперативной и тактической подготовки и свыше 50 летно-тактических учений. В конце августа организуем под Астраханью учение “Боевое содружество — 2001”.

— Поступлений новой техники в ВВС практически нет. На чем же вы тогда летаете? Опять в бой идут одни “старики” — те же “Ту-160” и “Ту-95МС”?

— Эти машины по-прежнему остаются костяком дальней авиации. Они модернизируются, скоро мы получим еще одну новую “стошестидесятку”. Большего, увы, пока не будет. Впрочем, года через два, надеюсь, получим и что-то принципиально новое для “стратегов”.

Модернизации подвергаются и самолеты фронтовой авиации — бомбардировщик “Су-24”, штурмовик “Су-25”, истребитель “МиГ-29”. Не так хорошо, как хотелось бы. Например, не очень продуктивно складываются отношения с фирмой Микояна — полного взаимопонимания с “миговцами” мы так и не достигли.

— Какая судьба ждет старую авиатехнику? Под нож или все-таки ее можно продать?

— Зачем портить хорошую вещь? 3,5—4 миллиарда рублей в год мы уже сейчас зарабатываем за счет продажи самолетов.

— Ого! ВВС сидят на денежных мешках...

— Кабы так. До нас доходит максимум 20 процентов от выручки. Остальное идет в казну.

— Анатолий Михайлович, вы один из немногих главкомов, про чью личную жизнь практически ничего не известно.

— Я выходец из обыкновенной рабочей семьи. Рано потерял отца и мать. Никто меня в жизни не подталкивал, все решал своей головой. В школе учился отлично, медаль не дали по одной причине — поругался с преподавателем. Черниговское летное училище тоже окончил с отличием. Чудесный был вуз... Заканчивал его на новейшем в то время самолете “МиГ-17”.

— Ваш сын, Сергей, насколько я знаю, по небесным стопам отца не пошел...

— Я ему подсказал: по весу в летчики не годишься — в самолет не влезешь. Он окончил Минское высшее зенитно-ракетное училище ПВО. Служил в Прибалтике, после на Дальнем Востоке. Сейчас перебрался в Москву.

— Небось и генералом стал при таком именитом папе?

— Сын пока дослужился до подполковника — без моих протекций.

— Ладно сын, он отцом командовать не может, но жена, как известно, всегда старше мужа на одно звание...

— Я ей маршала еще в лейтенантские годы присвоил... Жена, Людмила Васильевна — учитель математики, работает в обычной московской школе. Поженились мы в 62-м, так что в следующем году отпразднуем сорок лет совместной жизни. Еще дочь есть, Татьяна — она капитан таможенной службы. А внук Алешка в этом году пойдет в кадетский корпус. Это мы коллегиально решили.

— Анатолий Михайлович, а на что еще главком ВВС тратит внеслужебное время?

— На животных. Такая беда недавно случилась — похоронил любимую собаку, немецкую овчарку Зорро. Хочу опять взять щенка. Пока вся любовь достается персидскому коту...




Партнеры