В шоу только девушки

18 августа 2001 в 00:00, просмотров: 216

Если задуматься, жизнь мужчины гораздо проще нашей нелегкой женской доли. Ни тебе критических дней, ни мучительных родов. Да что там говорить, даже на лифчики с косметикой тратиться мужикам не приходится!

И все-таки находятся среди них такие чудики, которым не живется спокойно, и они ужас как недовольны своей мужской оболочкой. Они даже готовы пойти на мучительную операцию, лишь бы стать женщиной...

Однажды мне довелось попасть на необычную свадьбу. К месту брачевания подъехал длинный лимузин с цветами на капоте. Из него вышла невеста в белом, а за ней... два жениха — в черном.

Гости табуном потянулись с поздравлениями к невесте, я, естественно, тоже. И снова шок! Дама в белом, с претензией на целомудренность, при близком рассмотрении оказалась мужчиной. Пройти мимо такой журналистской удачи я не могла и почти тут же застолбила у невесты право на эксклюзивное интервью.

* * *— Почему у тебя оказалось два мужа?

— Мои мужья любят меня по-разному, и выбрать кого-то одного я ну никак не могу. Один, Саша, мягкий, чувственный. Он прекрасный любовник. А Сергей совсем другой. Он мужественный, надежный. Недавно на меня на улице напали хулиганы, и защитил меня именно Сергей. Хотя его потом пришлось всю ночь лечить. Мы уже почти год живем втроем. И все довольны.

— В общем-то ты неплохо устроилась: два мужика тебя кормят-одевают...

— Я не содержанка! Мы все работаем и складываемся в общую семейную кассу.

Саша — администратор в ночном клубе (я выступаю в том же клубе в шоу). А Сережа — строитель. Он к шоу-бизнесу никакого отношения не имеет. Кстати, Сергей получает меньше всех нас, но деньги в наших отношениях — это не самое важное.

— Картинка прямо идеальная, но ведь семьей — в традиционном понимании слова — вас назвать нельзя?

— Почему же? Мы вместе живем, у нас общее хозяйство, и сексуальные отношения между нами тоже есть, так что все формальные признаки семьи налицо. Конечно, у нас тоже не все гладко — мы ссоримся, миримся, но особых скандалов у нас нет.

Вот недавно был скандал. Я оделась на одну вечеринку в стиле “унисекс”: джинсы, футболка, панамка. Саша просто вышел из себя: “Что ты вырядилась, как настоящая пидовка!” Он вообще очень требовательный к стилю. Сам выбирает мне одежду, духи, даже белье.

— У тебя и белье женское?

— А как же. Если бы я даже не была трансом, то носила бы только женские трусы. У них и ткань приятней, и фасон лучше. А бюстгальтеры я люблю с силиконовыми бретельками, на косточках, чтобы ничего не торчало.

— И что же ты туда подкладываешь?

— Беру двойной презерватив, наливаю туда воду — и готова грудь. Вид не хуже настоящей. (Грустно.) Но все равно хочу иметь свою.

Можно вставить силиконовые протезы, они дешевле, и операция проще. Но с силиконом нельзя делать резких движений, вытягиваться — он может разлиться, а я ведь танцую... Да и в сексе есть ограничения: силикон нельзя сжимать. Мечтаю сделать себе грудь, чтобы она была упругая, как губка.

— Ты хочешь только грудь изменить или вообще стать женщиной на полную катушку?

— Конечно, второе! Я очень хочу сделать операцию по перемене пола. Это очень сложная, дорогая и болезненная операция, но она мне необходима. Я во многом себе отказываю, коплю деньги, но рано или поздно я ее сделаю. После нее проживу всего лет двадцать пять—тридцать, не более, и то постоянно находясь на гормонах, но все равно хочу быть тем, кто я есть на самом деле.

— Не страшно?

— Еще неизвестно, сколько мне выпадет жить, если я останусь мужиком. Хотя меня трудно опознать и отличить от женщины, но все равно иногда кричат вслед: “Пидер, стой!”. Думаете, не страшно? А еще хочется быть нормальной женщиной с обычной женской судьбой. Усыновить или удочерить ребенка.

— Ты думаешь, что сможешь стать ему хорошей мамой?

— А чем я хуже тебя? Я ответственная, нежная. Я все сделаю для своего ребенка. Постараюсь обеспечить его, чтобы он не нуждался, выучу его в хорошей школе. Я готова ради ребенка отказывать себе во многом.

— Ты ему скажешь, что его мама раньше была папой?

— Зачем? Если вдруг он узнает сам, то постараюсь ему все объяснить. Уверена, он меня поймет, по крайней мере между нами не будет таких отношений, как у меня с мамой.

— А что нужно для того, чтобы сделать эту операцию?

— Даже при наличии большой суммы денег это все непросто. Сначала необходимо пройти сложное психологическое тестирование. Вопросы с подтекстом. Самый главный: “Зачем вам это надо?” Я и сама себя так спрашиваю. И каждый раз неизменно отвечаю: чтобы жить!

— Тебя не смущает, что многие транссексуалы после операции перестают испытывать оргазм?

— Зато я буду выглядеть так, как я себя ощущаю. А как заниматься сексом, мы с моими мужчинами решим в процессе. Что-нибудь придумаем.

— И что по этому поводу думают твои мужья?

— Саша не отговаривает, но и не советует: “На фига тебе это надо. Я люблю тебя и таким”.

А Сергей поддерживает. Он обещает выхаживать меня, помогать в период реабилитации, когда трансам бывает просто ужасно плохо. Мне рассказывали, что этот период в среднем продолжается три месяца. Боль жуткая, спать можно только на спине, никаких резких движений. Но я к этому готова.

— Тебе нравится женское тело?

— Нравится, но оно меня не возбуждает. Внутри я такая же. А что делать двум девочкам-натуралкам в постели?

— Ты давно ощущаешь себя женщиной?

— Нет, я считала себя обычным геем. Только никак не могла понять, к какому типу отношусь. Бывают активные, бывают пассивные, а еще есть универсальные. Я же чувствовала, что не могу определиться. И однажды мои сомнения рассеялись.

Мой тогдашний друг пригласил меня на выступление шоу бродвейских травести. После этого я не спала всю ночь: “А ведь я такая же. Это мой стиль, я тоже хочу так одеваться!” С этого момента в моей жизни все изменилось!

Любовник, увидев мои метания, наутро предложил: давай купим тебе такое же платье с перьями.

Мы поехали на Щелковский рынок, и я выбрала блестящее черное платье с огромным разрезом. Я балдела от счастья!

— Зачем тебе это надо? — недоумевал мой бойфренд. Кстати, тоже Саша.

— Понимаешь, я себя чувствую как женщина. Ты мой муж, я твоя жена.

— Может, обойдемся и так, без переодевания?

— Нет, хочу так.

После недолгих препирательств он купил мне все, что я хотела: и белье, и духи, и туфли на огромных каблуках. Я, естественно, по городу тогда в этом не ходила. Саша всюду возил меня на машине. Он стеснялся моих женских прибамбасов.

А вообще стиль трансов очень своеобразен. Мы любим все блестящее, обтягивающее и максимально эротичное. По-моему, так должны одеваться все женщины.

— Но переодетая ты ходишь только среди своих?

— Сейчас уже нет. Теперь я уже могу пойти женщиной и по городу. Мне нравится чувствовать на себе заинтересованные мужские взгляды и ревнивые, завистливые женские. Особый кайф: идет мужчина с женщиной, и вдруг на какое-то мгновение он забывает о ней, смотрит на меня, и я вижу в его глазах желание!

— Как твои родители относятся к твоим перевоплощениям?

— Отец ушел от матери, когда я еще в школе училась. Но его всегда бесило то, что я расту женственным мальчиком. А мама, наоборот, вздыхала, что у нее растет не дочь. Много раз в детстве она говорила мне: “Вот был бы ты девочкой, и назвала бы я тебя в честь бабушки Машей. А родился мальчик, и пришлось назвать тебя Мишей”.

— Теперь у нее есть Маша, она рада?

— Как-то она увидела мои фотографии в женской одежде. Скандал был жуткий, она кричала: “Это позор! Тебя надо лечить в психушке! Я этого не переживу!”

Я собралась и ушла. С тех пор дома я появляюсь крайне редко. Отчим вообще не в курсе моей жизни, хотя он и не пытался в ней разобраться.

— Кем ты работала до того, как попала в траверс-шоу?

— Я закончила кулинарное училище и работала по специальности. Как-то на дискотеке я познакомилась с одной мулаткой Дианой, она такая же, как я, но оперироваться не собирается. Танцевали, резвились, а потом она предложила мне поработать с ней в шоу. Я попробовала, получилось.

— А натуралы приходят в ваш клуб?

— Сколько угодно. Не думай, что все натуралы такими останутся до конца своих дней. У меня был знакомый, который двадцать пять лет прожил с женой, и вдруг в какой-то момент она ему изменила. Он случайно попал к нам. Сначала нашел для себя друга-гея, а потом сошелся с трансвеститом. Теперь живет с ним и счастлив. Он говорит: “Меня не обижают, меня понимают и не изменяют. Для меня это главное”.

У меня тоже был интересный случай. Я встречалась с мужчиной. Мы занимались сексом у него дома. И вдруг пришла жена. Она вошла, села и сказала: “Продолжайте, ребята, а я посмотрю”. У меня все опустилось от страха. А мой приятель хоть бы что, говорит: “Выпей шампанского и расслабься”.

А с его женой, кстати, мы потом подружились. Она даже со мной советовалась, что приготовить ему на ужин. Я ей такой рецепт мяса дала, что она даже благодарила. Он услышал наше женское воркование по телефону и говорит: “Надо же, подружились, сучки!”

— И все-таки ты уверена, что никогда не пожалеешь об операции?

— Не знаю, но будет уже поздно сожалеть о содеянном. Вообще, когда я об этом думаю, мне становится ужасно грустно, и тогда я пою, тихо-тихо, только для себя.



Партнеры