Ильич и голуби

20 августа 2001 в 00:00, просмотров: 471

Очередная дата, связанная с недолгим существованием ГКЧП, или агонией КПСС, не обходится без догадок на тему: а где же нынче “золото партии”?

На самом деле довольно большая его часть — у нас под боком. Ведь кроме денег у КПСС была уйма движимого и недвижимого имущества. Первое, как вспоминают сейчас бывшие партбоссы, порядком подрасхитили: в первые дни после путча творился такой бардак, что мародеры умудрились вынести из партийных зданий все, что можно. Так что и сейчас дачи некоторых предприимчивых москвичей украшают райкомовские ковры и шторы. А здания, принадлежавшие партии и К°, конечно, стоят и поныне. Большая их часть перешла государству, меньшую сумели приватизировать бывшие функционеры. Но призрак коммунизма бродит в этих стенах до сих пор...

Из досье “МК”:

— общая собственность КПСС оценивалась в 5,3 миллиарда рублей (цены 1984 года);

— партия владела почти пятью тысячами зданий и сооружений;

— в Москве общая площадь зданий ЦК КПСС равнялась 150000 кв. метров (балансовая стоимость — 137 миллионов);

— в распоряжении столичных функционеров было 570 “Волг”, около ста автобусов, а всего транспорт оценивался в 42 миллиона “деревянных”;

— высокопоставленные партийцы могли отдохнуть в 19 санаториях и 4 домах отдыха (480 миллионов рублей);

— дачи ЦК на территории Москвы в Серебряном Бору и ближайшем Подмосковье вмещали 1800 семей. Они обошлись государству в 97 миллионов рублей...

Во время краха КПСС авторы этих строк ходили с бантиками и дрались с соседями по парте из-за счетных палочек. Поэтому побывать в действующих партийно-комсомольских цитаделях нам тогда не довелось. Их адреса пришлось искать по чудом сохранившемуся старому телефонному справочнику...

Дом политического просвещения на Садовой-Кудринской знавал разные времена. Когда-то, еще при царе, здесь была женская гимназия. Аристократично-анемичные девицы дворянских кровей постигали в этих стенах высокие науки. После революции здание заняло ЧК. Затем, уже при Сталине, на Садовой-Кудринской расположился политический отдел НКВД. А в 60-е сюда въехала Высшая партийная школа, просуществовавшая до новых демократических времен. Когда наступили яростные девяностые, все партийное имущество Политпроса вывезли в неизвестном направлении. Так что нынешним хозяевам Садовой-Кудринской, 9, — Московской государственной юридической академии — особо богатого наследства не перепало. Но кое-что от коммунистов все-таки осталось.

Недавно “академики” затеяли капитальный ремонт и заглянули в подвалы здания. Там нашли немецкий пистолет, казематы НКВД и замурованные ходы, которые когда-то вели прямо к метро. А местные охранники заступают на ночные дежурства скрепя сердце. Как они нам рассказали, в доме есть свое привидение, которое по ночам ходит по зданию, хлопая дверями. Его белый силуэт даже запечатлелся на мониторе камеры слежения, установленной в одном из коридоров. Догадки насчет происхождения призрака самые разные: то ли это дух погибшего от пыток НКВД, то ли какой-нибудь почивший в бозе политработник все не хочет покидать родные стены...

В райкоме КПСС и ВЛКСМ бывшего Пролетарского района на Автозаводской улице сегодня расположилась префектура Южного округа. И, надо сказать, ей там неплохо. Двухэтажный особняк в стиле сталинского ампира обнесен высокой оградой, газонная трава аккуратно подстрижена, кругом ухоженные цветочные клумбы... В кабинетах уже давно сделали евроремонт, вставили стеклопакеты, и как будто не бывало там никогда комсомольцев-коммунистов. “Уже лет пять здесь все новое: от дверных ручек до самих дверей. В основном импорт”, — сказал нам один из сотрудников. А в соседнем с бывшим райкомом дворе отдыхающие после рабочего дня граждане пожаловались нам, что новая власть, как только пришла, сразу отгородилась от них забором — “чтоб не лезли”.

Удивительно, но рядом с “райкомом” до сих пор сохранился памятник Владимиру Ильичу — он трогательно стоит в окружении голубых елочек. Пиджак и штанишки чистенькие — моют, видимо, а вот на голову голуби все-таки накакали...

Кстати, в Москве осталось немало чиновников-старожилов, которые, сменив партийную работу на просто государственную, не сменили кабинетов. В бывшем здании Люблинского райкома партии сейчас правят бал районная управа и окружное управление статистики... У начальника орготдела управы, а раньше сотрудника райкома Лидии Луговской аж 27 лет один и тот же вид из окна. С места ее не смогла сдвинуть ни одна политическая буря.

— На момент путча я была в отпуске, — рассказывает Лидия Ивановна, — так что наблюдала за происходящим только по телевизору. А когда приехала, то коллеги рассказывали мне, как их, уже после путча, вызывали к высокому руководству и спрашивали, на чьей стороне они были...

После этого нескольких человек уволили, а новоприбывшие начальники начали злобствовать. Так, все тщательно составленные прежними обитателями здания планы работы на год, два, пять были уничтожены. Правда, уже через пару дней остатки бумаг новички пытались отыскать в мусорных корзинах — работать без каких-либо планов и помощи старых кадров, когда “наверху” требуют программу действий, оказалось сложно...

Напоследок мы решили пройтись по следам красногалстучного детства. И, подходя к бывшему Дому пионеров Гагаринского района, мы встретили двух мальчишек, тащивших кучу старых пластинок с пионерскими песнями семидесятых. Оказывается, в Центре детского творчества “Созвездие” сейчас ремонт, и все ненужное погрузили в коробки и вынесли на помойку. С 69-го года здесь располагался районный пионерский штаб. Барабаны, пионерские знамена и горн до сих пор сохранились в “Созвездии”. Их используют в качестве театрального реквизита во время спектаклей. Только потрепанные знамена пылятся без дела в углу. “Выбрасывать жалко, — говорит завуч центра Наталья Алексеевна. — Вот для истории и оставили... Когда в 91-м году все это случилось, к нам пришли и сказали: “Все общественные организации ликвидированы”. Пионерский штаб решено было назвать агитбригадой. Другие кружки переименовали в секции. Но имущество никто не забрал — вот и пользуемся...”

Занятно — в Москве обнаружился один Дом пионеров, который до сих пор не сменил названия на какое-нибудь идеологически нейтральное. Он расположен в Люблине и до сих пор финансируется из бюджета. А его директор Валентина Канивец вспоминает былые времена с сожалением. Но причина ностальгии — весьма оригинальная.

— Если раньше, при Советском Союзе, было полно всяких ненужных директив, то сейчас их стало еще больше, — пожаловалась Валентина Петровна. — Например, недавно из Комитета образования пришло распоряжение отметить с детьми 200-летие со дня перехода Суворова через Альпы, а потом — 300-летие со дня основания Санкт-Петербурга. Да какое мы имеем к этому отношение? Пытались объяснить, что детям это не нужно, — не получается...

В общем, призраки партийного прошлого пока — часть настоящего. И они еще долго будут бродить по коридорам московских особняков. До тех пор, пока в чиновничьи кресла плотно не усядется поколение, которое не собирало в детстве фантиков от импортных жвачек и не слушало за завтраком “Пионерскую зорьку”.



    Партнеры